В нарушение Конституции, федеральных законов, Конвенции о правах человека. Верховный Суд просят решить: можно ли бесплатно изымать собственность

27.01.2021

11 ирганайцев продолжают борьбу за права 10 тысяч пострадавших от затопления при строительстве ГЭС

Сегодня в Верховный Суд РФ подана кассационная жалоба на решение Тверского районного суда, апелляционное определение Московского городского суда, кассационное определение и ходатайство о восстановлении срока на подачу жалобы. Жители сёл Ирганай и Кудутль не согласны с отказами нижестоящих судов в выплате компенсаций за утраченные дома, сады, пастбища. Объясняем, почему судебные решения не выдерживают проверки на обоснованность и законность и напоминаем историю «ирганайцев».

11 истцов, как и остальные 10 тыс. человек, пострадали от затопления водохранилища Ирганайской ГЭС. Затопленные земли принадлежали им на праве пожизненного наследуемого владения. Но при этом жители не могли оформить право собственности, так как земли предполагалось изъять для строительства водохранилища. Летом 2008 году ночью, без предварительного выселения или заключения договоров об изъятии, земли затопили. Люди были вынуждены экстренно покинуть дома и сады. С 2008 года власти Дагестана и федеральные ведомства всё ещё обещают выплатить полагающиеся компенсации.

Истцы обратились в Тверской районный суд г. Москвы с иском о взыскании упущенной выгоды за 2008–2017 годы. Тверской суд, а за ним и суды второй и третьей инстанций, отказали в удовлетворении исковых требований из-за пропуска срока исковой давности. Суды также неправильно поняли суть исковых требований: они рассматривали их как ущерб за бездействие, а в реальности это часть компенсационного пакета. 

Кроме того, суды посчитали, что истцы могли взыскать компенсации с федерального бюджета в том случае, если было соглашение с собственниками изъятых земельных участков. Но такого соглашения не было, поэтому взыскивать с Минфина, по мнению судов, компенсации нельзя. 

Стоит ли говорить, что жители были бы рады заключить соглашение с государственными органами. Но этого не произошло, их земли затопили: ночью, без заключения соглашения и даже без предварительного отселения. Поэтому нарушение процедуры изъятия было не по их вине, а по вине государственных органов. 

Верховный Суд РФ неоднократно выражал позицию, что отсутствие решения об изъятии земельного участка или несоблюдение процедуры изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд само по себе не лишает правообладателя такого участка права на возмещение убытков, причинённых фактическим лишением имущества. 

Следовательно, несоблюдение формальностей, тем более, не по вине истцов, не может являться основанием для отказа в выплате компенсаций.

Суды также посчитали, что заявленный истцами доход явно не соответствует целевому использованию земель, предназначенных для садоводства. Действительно, фактически истцы занимались предпринимательской деятельностью, продавая выращенные фрукты и картофель. Но из-за того, что с 1993 года в планы государственных органов входило изъятие земель, они не могли перевести земли в иной тип землепользования. Ставить несоблюдение формальностей в вину землепользователям и отказывать на этом основании в иске, означает переносить на землепользователей чрезмерное бремя. Органы власти Дагестана знали о том, что сады используются истцами для выращивания овощей и абрикосов на продажу.

Нижестоящие суды фактически узаконили бесплатное изъятие земли. Однако изъятие недвижимости возможно только при выплате равнозначной компенсации. Бесплатное изъятие нарушает Конституцию, федеральное законодательство, а также Европейскую Конвенцию по правам человека.

Нарушения норм материального и процессуального права, допущенные нижестоящими судами, являются существенными. Восстановление прав и законных интересов истцов невозможно без отмены ранее принятых судебных актов. При этом последнее кассационное определение судов датируется 18 августа 2020 года, а значит трёхмесячный срок на обжалование закончился 18 ноября 2020. Однако на конверте от второго кассационного суда общей юрисдикции, которым и было направлено кассационное определение, стоит дата отправки 6 ноября 2020 года, а получено было письмо лишь 24 ноября. Поэтому истцы ходатайствуют о восстановлении срока на обжалование. 

Про историю «ирганайцев» писали многие — она до сих пор не оставляет равнодушными никого, кто узнаёт, как были разрушены жизни тысяч людей. 

Дагестанцы устали ждать компенсаций

«...В конце 1996 года более 1800 га в этом районе были изъяты правительством республики и переданы дирекции строящейся ГЭС под водохранилище.

В мае 2003-го правительство России своим постановлением закрепило необходимость компенсации не только стоимости земли, но и упущенной выгоды. Уже в конце июня того же года правительство Дагестана утвердило положение о порядке выплаты компенсаций переселенцам. Проблемы всплыли на поверхность пять лет спустя, когда в конце апреля 2008-го правительство утвердило акт о приёмке водохранилища, несмотря на длинный список замечаний, составленный управлениями Роспотребнадзора, Росприроднадзора и районной администрацией.

В частности, Роспотребнадзор обратил внимание на то, что санобработка ложа водохранилища завершена только на 30%, не расчищены абрикосовые сады, не завершена реконструкция очистных сооружений, не выделена территория под водоохранную зону на территории подтопления 50 домов, где проживают люди.

Администрация Унцукульского района прямо предупреждала в своих замечаниях, что «наполнение водохранилища в таком состоянии категорически недопустимо». Чиновники предсказывали обострение ситуации в районе и конфликт с населением «с непредсказуемыми последствиями» — не было завершено строительство домов для переселенцев и обустройство инфраструктуры, а людям, у которых изымались садовые участки, не выплатили стоимость упущенной выгоды.

Первый взрыв недовольства последовал месяц спустя, когда «РусГидро» оповестило жителей о предстоящем наполнении водохранилища. Люди, проживавшие ещё на территории затопления, вышли на митинг. Зампред правительства Ризван Газимагомедов тогда успокоил народ, сообщив, что принято решение приостановить наполнение водохранилища на отметке, которая была ниже запланированной на 15 м.

Однако спустя несколько недель люди проснулись от подступившей к их домам воды. Она поднималась постепенно, по полметра в сутки, и жителям домов пришлось оставить их, бросив свои вещи. Кто-то поселился у родственников и знакомых, остальным пришлось разбивать палатки».

(КоммерсантЪ)

«Вода в дом пришла ночью» 

«Всего под водой оказались 1805 гектаров земель: из них чуть более 937 гектаров сельхозугодий, в том числе четыреста гектаров плодоносящих садов — это половина от всей площади садов Унцукульского района, 50 гектаров пашен, 150 гектаров сенокосов и более 330 гектаров пастбищ. Компенсацию за потерю дома получила 1 191 семья, говорит Алигаджиев, ещё почти столько же — 1 151 семья — ждёт выплат до сих пор. По его словам, примерно 3 тысячи семей не получили никаких компенсаций за затопленные сады.

— Они предложили компенсацию 10 тысяч рублей за сотку [затопленной земли], взяли норматив с потолка. Это не рыночная цена. Где ты купишь за 10 тысяч сотку? Мало того, [тем, кто согласился взять деньги] 9 200 [рублей] дали, а 800 оставили на дальнейшее восстановление! Вот этот человек, — Гамзат Гамзатов кивает на бывшего главу селу, — кричал: «Не надо брать эти деньги», но у людей не было средств, они взяли эти деньги.

Незадолго до затопления водохранилища с ирганайцами подписали договор, по которому власти обещали рассчитаться с жителями к 2013 году. Стоимость всего проекта в ценах 2012 года, когда была сделаны подсчёты, составила 9,4 миллиарда рублей».

(Медиазона)

Накрылось федеральной собственностью

«Нас постоянно обманывают. Обещают и ничего не делают. А нам ведь не так много осталось. Зачем нам деньги после смерти?» — старушки наперебой стараются объяснить мне суть проблемы, но всё понятно без слов. <...>

Казалось бы, впору отчаяться и прекратить бороться. Но Магомед [Алигаджиев] не согласен. «Это молодые уже давно махнули на всё рукой. А старшие никак не могут смириться. Они продолжают верить в справедливость. Возможно, только это и придаёт им сил жить».

Сам он говорит, что за 23 года погружения в проблему бывали моменты, когда руки опускались. Но надежда на успех никогда не уходила совсем, а в этом году стала сильной как никогда. В марте к делу подключилась Марина Агальцова — адвокат правозащитного центра «Мемориал». Магомед уверен, что ей по силам переломить ситуацию.

Индивидуальные иски о взыскании ущерба с федеральной казны — это один из путей добиться справедливости для тех, кто пострадал от заполнения Ирганайского водохранилища. С начала 2010 годов около десятка подобных исков было удовлетворено. Но сейчас с этим сложнее. Марина представляет интересы лишь одного истца — пока с переменным успехом. Положительное решение районного суда было отменено апелляционной инстанцией. Недавно была проиграна и кассация. Впереди — рассмотрение в Верховном суде.

Есть и второй путь к справедливости. Открывающий перспективы для разрешения ситуации в целом. Марина параллельно занимается и этим направлением. В словах её чувствуется сдержанный оптимизм. «Вот уже полгода мы общаемся с правительством России и с правительством Дагестана. Сейчас всё упирается в нерасторопность последних. Дагестанские чиновники никак не могут подготовить бюджетную заявку с сопроводительным письмом».

Она объясняет, что существует оценка ущерба, которую делал «Ленгидропроект», но с того времени прошло уже восемь лет. Нужно заново произвести расчёт. А на проработку документации правительству Дагестана нужны деньги. Поэтому они обратились в Министерство экономического развития за помощью.

«Мы тоже направили письмо на имя Максима Решетникова — министра экономического развития — за подписью 3,3 тысячи пострадавших жителей Унцукульского района. И попросили не тянуть с этой помощью. Если стратегия не сработает, в качестве крайней меры мы готовы подать коллективный иск по обжалованию бездействия всех органов, которые вовлечены в процесс. С ним мы готовы дойти до ЕСПЧ. Но надеюсь, не понадобится. Главное, что правительство России готово выплатить необходимую сумму. Осталось заставить действовать правительство Дагестана».

(Такие дела)

Читайте также:

Досье на сайте ПЦ «Мемориал»

Затопленная жизнь — ценою в 9,5 млрд рублей 

Пострадавшие при строительстве ГЭС в Дагестане идут в суды и обращаются к министру экономического развития РФ

Жители Дагестана, пострадавшие от строительства Ирганайской ГЭС, направили коллективное письмо Владимиру Путину и записали видеообращение

Телекомпания МИР24: В поисках справедливости: жители дагестанского Ирганая 12 лет ждут компенсаций

Программа: Ведение дел в ЕСПЧ

Пострадавшие при строительстве ГЭС в Дагестане с 2008 года не могут получить положенные им выплаты за утраченное имущество и собственность. 

Поделиться: