В Дагестане судят местного жителя. Якобы он создал экстремистскую организацию

18.12.2019

Он свою вину отрицает

12 декабря в Кировском райсуде Махачкалы состоялось первое заседание по делу 47-летнего Багавудина Омарова. Его обвиняют в организации деятельности международного религиозного объединения «Ат-Такфир валь-Хиджра», запрещённого в России как экстремистского (ч.1 ст.282.2 УК РФ). Во время суда допросили двух свидетелей обвинения — братьев Омарова, Асадула и Заирбека. Они заявили, что не давали показаний, которые отображены в протоколах их допроса во время следствия. Сам Омаров отрицает свою вину и утверждает, что признался в инкриминируемых ему деяниях под угрозой пыток.

По ходатайству прокурора протоколы допросов братьев были оглашены. Они повторяли друг друга вплоть до запятой. В частности, там говорилось «что в 90-х годах Багавудин Омаров поехал в Санкт-Петербург и с тех пор изменился, стал придерживаться норм ислама». Якобы на этой почве они перестали с ним общаться. В ноябре 2018 года им якобы стало известно, что Омаров подозревается в организации экстремистского сообщества. В суде свидетели заявили, что не давали таких показаний. С братом они общались, к тому же все они живут в одном дворе, а о подозрениях в адрес брата узнали уже после его задержания — об этом им сообщили силовики в ноябре 2018 года.

«Это фактически вся суть их допроса в качестве свидетелей на следствии. Хотя в этих показаниях нет ничего, что как-то подтверждает вину Омарова, тем не менее даже их следствие использует. Все обвинение построено на самооговоре моего подзащитного и на недопустимых, по-моему мнению, доказательствах, а для придания видимости тщательности расследования и массивности доказательственной базы следователи добавили в уголовное дело материалы, которые не доказывают вообще ничего (информация, копии материалов уголовных дел в отношении совершенно иных лиц). Их несколько томов», — заявил адвокат Омарова Мурад Магомедов.

Он отметил ещё один факт, который, по его мнению, является самым главным и очевидным доказательством невиновности его подзащитного. Все лица, которые якобы входили в созданную им организацию, не находятся с ним на скамье подсудимых. Им не предъявлено никаких обвинений. Они проходят как свидетели.

«Какая же эта организация и объединение, где числится лишь один организатор? Именно поэтому обвинение не конкретизировано в самом главном — как и каким образом Омаров всё-таки организовал и объединил неких лиц в некое религиозное объединение?» — сказал Магомедов.

Следующее заседание состоится 24 декабря в 14:30.

  • Уголовное дело возбудил следователь следственного управления Следственного комитета России по Дагестану Э. Раджабов 15 октября 2018 года. По официальной версии, Омаров организовал деятельность ячейки «Ат-Такфир валь-Хиджра» в Махачкале, объединив единомышленников. На совместных собраниях они «призывали к игнорированию законов Российской Федерации, а также совместными решениями объявляли “такфир” (обвиняли в неверии) лицам, не поддерживающим идеологию их религиозного объединения». Обвинение указывает, что Омаров познакомился с идеологией религиозного учения Шукри Ахмад Мустафы (египетский лидер радикальной такфиристской организации, казнён в 1978 году, — прим.) ещё в 2013 году.
  • Багавудин Омаров — единственный, кого привлекли по этому уголовному делу. Остальные восемь якобы участников якобы организованного им религиозного объединения проходят по делу в качестве свидетелей. На предварительном следствии они дали показания против Омарова и их не стали привлекать к уголовной ответственности.
  • Омаров отказался от признательных показаний, который дал во время предварительного следствия, и заявил, что признал вину под угрозой пыток и опасаясь за свою жизнь. Он утверждает, что до своего задержания даже не подозревал о существовании такой организации.
  • Это не первый случай в России по обвинению в причастности к этой экстремистской организации. В 2016 году была осуждена группа мусульман по обвинению в причастности к «Ат-Такфир валь-Хиджра» и подготовке теракта в кинотеатре «Киргизия». Подробно ознакомившись с материалами дела и ходом судебного процесса, ПЦ «Мемориал» пришёл к выводу, что уголовное дело было полностью сфальсифицировано. Все пятнадцать осужденных были признаны нами политическими заключёнными.