В Дагестане суд допросил очередных свидетелей обвинения по уголовному делу Багавудина Омарова

21.07.2020

Участковый уполномоченный опроверг сведения, записанные от его имени в протоколе допроса на предварительном следствии.

В Кировском районном суде Махачкалы продолжается процесс по делу 47-летнего Багавудина Омарова. Его обвиняют в организации ячейки международного религиозного объединения «Ат-Такфир валь-Хиджра», запрещённого в России как экстремистское (ч.1 ст.282.2 УК). Омаров отрицает свою вину и утверждает, что оговорил себя на предварительном следствии под угрозой пыток. 17 июля 2020 года суд допросил двух свидетелей обвинения.

Первым суд допросил участкового уполномоченного отдела полиции по Кировскому району г. Махачкалы Истарлава Надирбекова, который обслуживает административный участок по месту проживания Омарова. Во время предварительного следствия Надирбеков дал отрицательную характеристику на Омарова.

Неожиданно на суде участковый заявил, что характеризует подсудимого как человека, готового идти с ним на контакт, что конфликтных ситуаций у него с подсудимым не было, что Омаров не конфликтовал с соседями, преимущественно бывал дома, занимался строительными работами на своем земельном участке. На прямой вопрос прокурора — «С какой стороны вы характеризуете подсудимого, с положительной или отрицательной?», полицейский ответил, что не может ничего сказать про него, как положительного, так и отрицательного. На вопрос адвоката Омарова Мурада Магомедова, помнит ли он содержание характеристики, которую дал на подсудимого во время предварительного следствия и может ли он озвучить ее на судебном заседании, силовик ответил, что сейчас не может вспомнить, так как он с тех пор давал множество различных характеристик по разным делам.

Между тем участковый уполномоченный в данной им ранее характеристике на подсудимого указал, что Омаров состоит на профилактическом учете. На суде полицейский пояснил, что речь идет об учете “по линии экстремистской направленности”, который ведется в Дагестане. Свидетель добавил, что не ставил Омарова на профучет, и не знает, как тот туда попал. На вопрос судьи о том, откуда полицейскому стало известно, что Омаров состоит на профучете, тот ответил невнятно: «когда мы вносим людей в базу, пробиваем их, там это выходит». Судья поинтересовался: “Какую вы работу проводили в связи с тем, что Омаров состоял на учете?”.  Полицейский ответил, что приходил к Омарову, беседовал с ним, интересовался о нем у соседей, указав, что Омаров, вероятно знал, что он состоит на учете.

Участковый сообщил, что только после задержания Омарова узнал об организации им экстремистского сообщества. Судья возразил, что в протоколе допроса участкового на предварительном следствии указано, что тот с сентября 2018 года сообщал об организации Омаровым экстремистского сообщества. Свидетель заявил, что записанное в протоколе не соответствует действительности. На самом деле он сообщал, что видел у дома Омарова Шаина Бургуева, который также состоит на профучете, и что в доме Омарова собирались ранее незнакомые ему граждане.

Судья вновь обратил внимание на протокол, где указано, что Омаров с другими участниками собраний выносили такфир[1] по различным вопросам. Участковый снова опроверг содержание протокола: по его словам, он не знает, выносили такфир или нет, он этого не слышал и вообще ему неизвестен смысл этого слова.

В связи с разительным несоответствием показаний полицейского в суде тому, что записано в протоколе его допроса на предварительном следствии, судья уточнил у полицейского, допрашивали ли его вообще.  Полицейский ответил, что его допрашивал сотрудник следственного управления, но протокол он подписал, фактически не читая его содержания, а «пробежавшись глазами».

Но затем, отвечая на вопрос прокурора, участковый заявил, что поддерживает свои показания на предварительном следствии. Адвоката Магомедова возразил, что показания свидетеля в ходе судебного заседания противоречат тому, что содержится в протоколе допроса. После этого участковый уточнил, что “некоторые основные моменты в протоколе он не поддерживает”.

Вторым был допрошен Шамиль Алакаев, который якобы был участником ячейки запрещенного экстремистского объединения, созданной, по версии следствия, подсудимым.

Свидетель сообщил суду, что, будучи на заработках в Ханты-Мансийском автономном округе (г. Пыть-Ях), он познакомился с Абдулмумином Атаевым и обсуждал с ним  запрещенное вероучение “Аль-такфир валь Хиджра”, суть которого в непризнании законов России, в необходимости установления в России шариатских законов и судов, в запрете на службу в вооруженных силах России. Согласно этому учению, по словам свидетеля, последователи “Аль-такфир валь Хиджра” не должны обращаться в российские суды, нанимать адвокатов, признавать мусульман, исповедующих традиционный ислам, совершать с ними молитву. Таких мусульман следует обвинять их в неверии (объявлять такфир) и проявлять к ним ненависть. При этом Алакаев добавил, что само название организации “Аль-такфир валь Хиджра” ему стало известно только от следователя Шамиля Валимагомедова в ходе его допроса на предварительном следствии. Именно этот следователь объяснил ему, что они, оказывается, следовали запрещенной в России идеологии, и пообещал, что, если Алакаев добровольно откажется от участия в этой организации, то он будет освобожден от уголовной ответственности.

Далее Алакаев рассказал, что через Атаева он познакомился с Багавудином Омаровым, которого Атаев называл “амиром”, то есть “лидером”, и периодически общался с ним по телефону для консультаций по различным вопросам религиозного характера. По приезде в Дагестан они приняли участие в собрании, организованном Омаровым, которое, по словам Алакаева, проходило на некой поляне близ Махачкалы. В нем участвовало около 10 человек, которых он не знал, но может опознать при необходимости. Собравшиеся готовили шашлык, говорили о вероубеждениях, совершали коллективные молитвы, обсуждали традиционных мусульман и их поступки. При этом Омаров был лидером и призывал присутствующих к своим вероубеждениям.

На вопрос адвоката Мурада Магомедова, почему Алакаев решил что эта встреча на поляне была именно собранием организации, а не просто отдыхом на природе, свидетель не смог дать вразумительного ответа. Также свидетель добавил, что Омаров рекомендовал к изучению литературу Мухаммада ибн Абдуль Ваххаба. Далее адвокат Магомедов спросил у свидетеля, что Омаров требовал делать с людьми, которым объявлен такфир, призывал ли он их убить или избить. Алакаев ответил, что к насилию Омаров не призывал - он лишь обозначал человека неверным, после чего с ним нельзя делать намаз и он не может быть членом объединения. При этом Алакаев лично не был свидетелем того, что Омаров выносил кому-либо такфир. Затем адвокат спросил, каким образом, по словам Омарова, нужно установить шариат в России, на что Алакаев ответил: "призывами".

Всего, по словам Алакаева, он был членом запрещенной организации от полугода до года, и за это время дважды встречался с Омаровым. Через какое-то время Алакаев уехал обратно в ХМАО, где был осужден по ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия). Алакаев сообщил, что осознал неправильность вероубеждений Омарова, что вступил в организацию, созданную подсудимым, лишь из интереса, так как “был молод и глуп” и ему некому было объяснить что это неправильные убеждения, потому что они радикальные. Свидетель сообщил, что после того как, он был осужден, прекратил общение с Омаровым.

  • Напомним, уголовное дело в отношении Омарова возбудили 15 октября 2018 года. По версии обвинения, ещё в 2013 году он познакомился с идеологией египетского лидера радикальной такфиристской организации «Ат-Такфир валь-Хиджра» Шукри Ахмада Мустафы. Позже Омаров якобы организовал деятельность её ячейки в Махачкале, в которую вошли восемь человек. Все они дали показания против Омарова на предварительном следствии и проходят по делу как свидетели. Однако в последующем на допросе в суде почти все из них отказались от своих показаний. Так некоторые из них заявили, что оговорили Омарова под давлением, другие — что подписывали протоколы допросов, не читая их из-за «сильного волнения». Кроме того, 14 января 2020 года все эти свидетели стали фигурантами другого уголовного дела. Их обвинили в участии в деятельности ячейки «Ат-Такфир валь-Хиджра», якобы организованной Омаровым. 
  • По мнению адвоката Мурада Магомедова такое искусственное разделение одного уголовного дела на два противоречит всем принципам уголовного процессуального законодательства Российской Федерации, в связи с чем им было направлено в суд ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, в котором он указал, что необходимо объединить оба дела, так как свидетели по одному уголовному делу не могут быть обвиняемыми по тем же обстоятельствам в другом. Суд отказал в удовлетворении этого ходатайства. 
  • Сам Багавудин Омаров отрицает свою вину и утверждает, что признательные показания во время предварительного следствия дал под угрозой пыток и опасаясь за свою жизнь.
  • Согласно обвинительному заключению, на собраниях мусульман, которые вменяются в вину Омарову, говорили о возможности построения в будущем всемирного Халифата, осуждали светское законодательство России и обвиняли в неверии тех, кто не разделяет их взгляды.  Никаких призывов или приготовлений к каким-либо конкретным действиям (тем более насильственным) там не было. Остается непонятным, в чем тут обвинение усматривает преступление.

Следующее судебное заседание назначено на 29 июля в 10.30.

Примечание:

[1] Такфир в исламе - обвинение в неверии (куфре).

Программа: Горячие точки

В Дагестане в ноябре 2019 г начался судебный процесс по обвинению жителя Махачкалы Багавудина Расуловича Омарова в организации деятельности запрещенного в России международного религиозного объединения «Ат-Такфир валь-Хиджра».