Убийства и пытки политзаключенных в Узбекистане осенью 2000 г.

23.11.2000

Документы и сообщения, поступившие в последние месяцы в Информационный Центр по правам человека в Центральной Азии свидетельствуют, что в Узбекистане продолжается практика применения пыток в отношении лиц, подозреваемых в «антигосударственной деятельности», которые в ряде случаев приводят к

Документы и сообщения, поступившие в последние месяцы в Информационный Центр по правам человека в Центральной Азии свидетельствуют, что в Узбекистане продолжается практика применения пыток в отношении лиц, подозреваемых в «антигосударственной деятельности», которые в ряде случаев приводят к смертельному исходу.

Сайдаминов Ну’мон Аманович, 1972 г.р., проживавший в г.Ташкенте, был активистом запрещенной исламской партии «Хизб ут-Тахрир». С 1998 г. он находился в розыске. 29 сентября 2000 г. был арестован сотрудниками СНБ РУ. После этого он был помещен в подвал СНБ. 6 октября следователь СНБ Т.Лапасов отказался допустить к нему нанятого родственниками арестованного адвоката Х.Зайнутдинова, а 8 октября отца Н.Сайдаминова проинформировали, что его сын скончался от «сердечного приступа», и что тело привезут родителям в тот же день за 15 минут до похорон. При этом сотрудники СНБ предложили свою помощь в обмывании тела. После того как родители погибшего отказались от их услуг и осмотрели тело сына, они обнаружили «десятки открытых ран, синяки, почерневшие ногти, на пальцах следы острого прибора или гвоздя, открытую рану на правой стороне лица и синяк под глазами». По их словам, «внешнее состояние трупа показывает, что он скончался не сегодня и не вчера». Одна из присутствующих соседок, врач по специальности, констатировал, что Сайдаминов Н. скончался от жестоких избиений. Согласно полученной информации, во время похорон все дороги к дому погибшего были перекрыты милицией и движение транспорта по ним было остановлено, поскольку власти опасались возникновения уличных волнений.

Аналогичный случай произошел в колхозе «Зарбдор» Шерабадского района Сурхандарьинской области. На территорию колхоза в ноябре 2000 г. были переселены жители пяти горных сел из Сариасийского и Узунского районов области. Власти были недовольны тем, что население этих мест в период боевых действий продавало продовольствие повстанческим отрядам Исламского движения Узбекистана. С момента переселения в «Зарбдор» и до начала января 2001 г. из числа переселенцев более 100 человек былы арестованы и «увезено в Ташкент». 11 декабря заместителем начальника Сариасийского РОВД полковником Юлдашевым и участковым инспектором милиции по имени Камол был арестован Хазраткул Кодиров, который в ноябре дал интервью корреспонденту радио Би-Би-Си о бедственном положении переселенцев. Через две недели его тело было привезено в «Зарбдор» и также, как и в случае с Сайдаминовым, родственникам было сказано, что причиной его смерти является разрыв сердца. Вот что пишет брат погибшего Ахмадкул Кодиров: «Когда предъявили тело моего брата, то я увидел, что голова была размозжена, переломаны руки, ноги и пальцы на руках, на его теле не менее чем в 50 местах зияли глубокие раны от уколов отверткой. От ударов были повреждены половые органы». На жалобы А.Кодирова начальник УВД Сурхандарьинской области полковник Бахром Кодиров ответил угрозой, что если тот не перестанет жаловаться, с ним поступят также, как и с его братом.

М.Бакиева, проживающая в Заминском районе Джизакской области, в своей жалобе от 11 ноября 2000 г. пишет о пытках, которым подвергся ее муж – Хамидула Хайрулаевич Бакиев, арестованный 27 августа 2000 г. по обвинению в посягательстве на конституционный строй. После задержания его «мучили, душили, кололи иголками, заставляли взять на себя вину». За два месяца до ареста мужа саму Бакиеву при допросе в помещении Заминского районного отдела образования сотрудники СНБ били по лицу и угрожали привести и пытать на ее глазах детей, если она не расскажет подробно о членстве своего мужа в запрещенной исламской партии «Хизб ут-Тахрир» Бакиева отрицает, что ее муж состоял в этой организации, хотя и признает, что члены семьи являлись верующими мусульманами, читали намаз и одевались в соответствие с мусульманскими традициями.

К сожалению, судебные органы Узбекистана, как правило, занимают сторону обвинения в случаях, когда политические заключенные отказываются от своих показаний на предварительном следствии как данных с применением физического и морального насилия. Показателен в этом отношении процесс над десятью жителями Ташкента, обвинявшихся в причастности к «ваххабитам», закончившийся 2 октября 2000 г. в Юнусабадской районном суде г.Ташкента. Все подсудимые, а также два основных свидетеля отказались от своих показаний, данных ими в ходе предварительного следствия, заявив, что признания были получены от них под пытками. Однако судья П.Наджимов посчитал, что «показания подсудимых о том, что на них оказывалось физическое воздействие, что они получили ранение на предварительном следствии, безосновательны, потому что они опрашивались в присутствии адвокатов, которым ничего не говорили о незаконных действиях, и даже утверждали, что дают показания по собственному желанию».

В жалобе от 6 октября 2000 г. по поводу отказа во встрече с арестованным Н.Сайдаминовым адвокат Х.Зайнутдинов довольно подробно описал реальную практику, которая приводит к тому, что на предварительном следствии арестованные боятся рассказать адвокату о допущенных избиениях. Х.Зайнутдинов засвидетельствовал и проиллюстрировал несколькими примерами, что вопреки закону, который гарантирует задержанному встречу с адвокатом на первом допросе, в его практике часты случаи, когда сотрудники МВД под разными предлогами препятствуют встрече и одновременно уговорами, угрозами и избиениями оказывают давление на подследственного, чтобы тот вообще отказался от адвоката. Даже если адвокату удается встретиться с подзащитным, то при этом практически обязательно присутствует оперативный сотрудник МВД или следователь.

Информационный центр по правам человека в Центральной Азии призывает все заинтересованные организации потребовать от президента РУ, руководителей СНБ и МВД Узбекистана:

немедленного проведения расследования обстоятельств смерти Н.Сайдаминова и Х.Кодирова,

обеспечения уголовное преследование сотрудников правоохранительных органов, причастных к пыткам, и широкого освещения этих дел в СМИ,

широкого допуска международных наблюдателей в места лишения свободы и предварительного заключения

реформирования судебно-правовой системы с целью обеспечения гарантии прав задержанных (арестованных) и прекращения доминирующей в Узбекистане судебной практики вынесения приговоров на основе, главным образом, «признательных показаний», сделанных под пытками.

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман
Программа: Центральная Азия

В последние годы организация «Хизб ут-Тахрир» — ненасильственная международная исламская организация, созданная в начале 50-х годов прошлого века на Ближнем Востоке и выступающая за создание всемирного исламского Халифата — получила широкое распро