Шестеро мусульман признаны политзаключёнными: есть признаки фальсификации доказательств и нарушения прав на справедливый суд

11.01.2022

Преследование могло быть частью государственной пропагандистской кампании по борьбе с «исламским экстремизмом»

ПЦ «Мемориал» считает Вагида и Юсуфа Гусейхановых, Азима Исмаилова, Семеда Нурмагомедова, Асрета и Ильдархана Ризахановых политзаключёнными, согласно международному руководству по определению этого понятия. Мы полагаем, что власти осудили их в рамках кампании преследования мусульман под предлогом борьбы с терроризмом. Среди признаков фальсификации доказательств – сомнительные показания тайных свидетелей, подозрительные обстоятельства обнаружения ключевых улик и отсутствие на них следов фигурантов. Вероятно, было нарушено право на справедливый суд. Мы призываем незамедлительно пересмотреть принятое в их отношении судебное решение при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство и устранении фальсифицированных доказательств.

  • Кто такие фигуранты дела и за что их осудили?

Фигуранты дела — мусульмане, уроженцы Дагестана. Временно безработный Вагид Гусейханов, крановщик Юсуф Гусейханов, водитель Азим Исмаилов, продавцы Семед Нурмагомедов и Асрет Ризаханов проживали в Одинцово. Ильдархан Ризаханов, работавший водителем в Махачкале, приехал искать врача для больного ДЦП сына. 

7 мая 2014 года они были задержаны в своей съёмной квартире в Одинцово. 10 марта 2016 года Московский окружной военный суд осудил их на сроки от 11 до 14 лет за изготовление взрывных устройств (ч. 2 ст. 223 УК РФ), хранение боеприпасов и взрывных устройств (ч. 2 ст. 222 УК РФ) и подготовку теракта (ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ), — всё это группой лиц по предварительному сговору. Ильдархан Ризаханов умер в феврале 2021 года, остальные отбывают наказание. 

Осуждённые якобы планировали совершить теракт 9 мая 2014 года во время салюта в Одинцово и хранили в квартире взрывное устройство. Его якобы изготовили Исмаилов и Ильдархан Ризаханов с использованием боеприпасов из дагестанского тайника Асрета Ризаханова и Юсуфа Гусейханова. Мотив преступления – недовольство отношением правоохранительных органов и месть за боевиков, убитых силовиками в Дагестане.

  • Почему «Мемориал» считает их политическими заключёнными?

Преследование могло быть частью государственной пропагандистской кампании по борьбе с «исламским экстремизмом». Оно с большой долей вероятности вызвано стремлением правоохранителей показать успехи в борьбе с терроризмом, а также местью из-за конфликта брата Нурмагомедова с ЦПЭ Дагестана. 

В деле есть признаки фальсификации доказательств, например, обнаружение ключевых улик при сомнительных обстоятельствах и  отсутствие на них следов осуждённых. Так, главное вещественное доказательство — взрывное устройство — было обнаружено в ходе проведённого с процессуальными нарушениями осмотра места происшествия. Обстоятельства обнаружения с высокой вероятностью говорили о его подбросе. Другие ключевые доказательства были якобы не замечены в ходе 7.5-часового осмотра однокомнатной квартиры, хотя находились в местах, которые невозможно было пропустить. Они якобы обнаружились при повторном осмотре, фотографии которого пропали. Часть ключевых доказательств обнаружена в гараже, который следователи не осматривали пять месяцев и всё это время только они имели к нему доступ. Наконец, дагестанский тайник обнаружен на активно используемом участке земли, что странно для тайника, и местные жители якобы видели, как связанные с правоохранительными органами лица раскладывали там предметы.

В деле есть также показания нескольких секретных свидетелей, допускавших ошибки в фактах, которые они должны были знать, и спустя длительное время вспоминавших новые нужные следствию детали. 

Примечательно, что одним из доказательств вины было признание соседей по квартире, осуждённых за хранение взрывного устройства. Соседи более года отрицали свою вину, а потом признались в показаниях, написанных как будто под копирку. В суде они утверждали, что сделали это под давлением следствия. 

В ходе судебного разбирательства, вероятно, нарушено право на справедливый суд. Несмотря на слабые доказательства вины, суд фактически устранил в процессе недочёты следствия. По словам защиты, ей не позволили адекватно допросить свидетелей обвинения. Нурмагомедов утверждал, что не получал для ознакомления часть материалов дела. 

Подробнее описание дела и позиция ПЦ «Мемориал» изложены на нашем сайте

Признание человека политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Сделать перевод для помощи всем политзаключённым: Яндекс-кошелек 410011205892134 и карта «Сбербанка» № 5469 3800 7023 2177 Фонда помощи политзаключённым Союза солидарности с политзаключёнными.

Программа: Поддержка политзэков
Программа: Преследования мусульман

Шестеро уроженцев Дагестана были признаны виновными по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ («Приготовление к террористическому акту группой лиц по предварительному сговору») и двум эп

Поделиться: