России необходим взвешенный подход к событиям в Центральной Азии

30.08.2000

29 августа 2000 г. информационные агентства сообщили о том, что «Россия в срочном порядке рассматривает вопрос об оказании Узбекистану военно-технической помощи в связи с поступившим обращением». В тех же сообщениях цитируется высказывание министра обороны РФ маршала Сергеева об угрозе

29 августа 2000 г. информационные агентства сообщили о том, что «Россия в срочном порядке рассматривает вопрос об оказании Узбекистану военно-технической помощи в связи с поступившим обращением». В тех же сообщениях цитируется высказывание министра обороны РФ маршала Сергеева об угрозе стабильности со стороны более 5000(!) боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ).

Последнее заявление является откровенной дезинформацией. Вооруженные формирования ИДУ, даже по максимальным оценкам, насчитывают менее 1500 чел. Едва ли подтасовка цифр, допущенная руководителем российского военного ведомства, является случайной. Симптоматично и то, что в начале августа анонимный «источник в Генеральном штабе России» передал журналистам, что 700 талибов якобы перешли границу с Узбекистаном и ведут боевые действия на территории Сурхандарьинской области. Эти и некоторые другие заявления российских военных чиновников свидетельствуют либо о некомпетентности и безответственности указанных лиц, либо, что более вероятно, представляют собой сознательную попытку подтолкнуть Россию к активному участию в начинающейся войне в Центральной Азии на стороне одного из наиболее репрессивных режимов.

К сожалению, дезинформацию о происходящих в Узбекистане событиях распространяют не только российские чиновники, но и некоторые журналисты. Так, 29 августа Николай Плотников со страниц «Независимой газеты», ссылаясь на неназванные спецслужбы, сообщил, что ИДУ пошло на союз с организацией «Хизб ут-тахрир аль-исламия» (что переведено в статье как Партия возрождения ислама), и они якобы провели совместные переговоры о создании в Афганистане трех лагерей по подготовке боевиков. «Хизб ут-Тахрир» представляется Плотниковым как организация, намного более опасная, чем ИДУ и чуть ли не угрожающая территориальной целостности России. Для сведения г-на Плотникова и неназванных им спецслужб хотел бы сообщить, что, во-первых, Исламская партия «Возрождение» и «Хизб ут-Тахрир»(Партия освобождения) - это две совершенно разные организации (первая распалась еще в первой половине 90-х годов); во-вторых, анализ программных положений и практических действий «Хизб ут-Тахрир» (насчитывающей в Узбекистане более 15 тыс. членов) свидетельствует, что эта организация отвергает насильственный путь захвата власти. Стратегические цели «Хизб ут-Тахрир» в статье Плотникова также излагаются неверно. Эта статья, возможно, не заслуживала бы подробного комментария, если бы с подачи спецслужб аналогичная дезинформация не повторялась бы как на страницах различных изданий стран СНГ, так и в официальных документах.

Абсолютно не соответствуют действительности и сообщения ряда российских журналистов о прошлом полевого командира ИДУ Джумы Намангани, который, по одной версии, якобы был рецидивистом и главой «наиболее крупной и авторитетной в Ташкенте воровской шайки» (Владимир Мухин), по другой - «лично убивал милиционеров в Намангане, отрезая им головы» (Леонид Москалев). Как известно, в Ташкенте Джумабой Ходжиев никогда не жил, а инцидент с отрезанными головами в Намангане имел место через 5,5 лет после его эмиграции. Уместно предположить, что такого рода «сообщения», рассчитанные на незнакомого с регионом читателя, преследуют цель сформировать в России атмосферу антиисламского психоза, в условиях которого легче будет объяснить общественности возрастающую вовлеченность России в центрально-азиатский конфликт.

К сожалению, причины конфликта в российских СМИ излагаются в большинстве случаев односторонне. С подачи официальных лиц почти во всех публикациях акцентируется внимание на роли внешнего (афганского и таджикского) фактора, зато внутренняя ситуация в Узбекистане лишь в исключительных случаях становится объектом внимания журналистов. Между тем именно внутренняя политика режима Каримова является первоисточником нарастающей конфронтации.

Экономика Узбекистана находится на грани катастрофы, жизненный уровень резко снизился за последние годы, идет бегство из страны иностранного капитала. Вопреки предвыборным обещаниям Каримова национальная валюта так и не стала конвертируемой. В стране подавляются основные гражданские свободы. Светская оппозиция запрещена, СМИ жестко контролируются, репрессии в отношении верующих по масштабам сопоставимы со сталинскими. По некоторым оценкам, именно массовые репрессии, начавшиеся в конце 1997 года, и спровоцировали переход части мусульман к вооруженным формам борьбы. Просмотрев сотни публикаций российских СМИ об Узбекистане за последние месяцы, я не обнаружил ни одного упоминания ни о «лагере смерти» для политзаключенных в Каракалпакстане, ни о чудовищных пытках, которым подвергаются «враги государства», ни о средневековой практике использования родственников исламистов в качестве заложников… Как ни странно, не отражаются в печати и многочисленные случаи этнической дискриминации и унижения национального достоинства представителей русскоязычного населения.

Между тем мы видим, что после долгих дискуссий об угрозе со стороны талибов Ташкент фактически просит Москву оказать поддержку в его борьбе с внутренней оппозицией. В этих же целях предполагается использовать и создаваемый в рамках СНГ Антитеррористический центр. Изучение отдельных запросов узбекских спецслужб за 1999-2000 гг. о выдаче бывших или нынешних граждан Узбекистана, находящихся на территории России и обвиняемых в антигосударственной деятельности, показывает, что многие из них не имеют никакого отношения ни к терроризму, ни к попыткам насильственного свержения конституционного строя. Тем не менее некоторые из них были выданы в Узбекистан и осуждены на длительные сроки лишения свободы.

Сегодня не отряды боевиков ИДУ представляют собой главную угрозу стабильности Узбекистану, а внутренняя нестабильность этого большого государства, постепенно приближающегося к грани начала гражданской войны. Вероятно, ближайшие два-три года станут в этом плане решающими.

К сожалению, не только внутренняя, но и внешняя политика Ташкента не способствует стабильности в центрально-азиатском регионе. Так, обвиняя Таджикистан в поддержке «международных террористов», Узбекистан укрывает на собственной территории тысячи других «террористов», участвовавших в интервенции в Таджикистан осенью 1998 года. Односторонние и часто неправомерные действия узбекских силовиков на границах с Казахстаном и Кыргызстаном также являются источником многочисленных конфликтных ситуаций.

Очевидно, что урегулирование центрально-азиатского кризиса будет происходить при активном участии Россия. В этой ситуации было бы уместным, чтобы любая серьезная помощь Узбекистану в предотвращении войны сопровождалась бы выдвижением Россией требований принципиальных изменений во внутренней и внешней политике ташкентского режима. Без нахождения консенсуса внутри узбекского общества с участием как правительства, так и оппозиции, ситуация в Узбекистане будет развиваться по афганскому сценарию конца 70-х годов, а страны СНГ рискуют быть втянутыми в продолжительную и кровопролитную войну.

Виталий Пономарев,

исполнительный директор

Информационного центра

по правам человека в Центральной Азии

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман
Программа: Центральная Азия

В последние годы организация «Хизб ут-Тахрир» — ненасильственная международная исламская организация, созданная в начале 50-х годов прошлого века на Ближнем Востоке и выступающая за создание всемирного исламского Халифата — получила широкое распро