«Проверяли нервную систему». ЕСПЧ разбирается с пытками 10-летней давности

10.04.2019

Полицию Владикавказа подозревают в том, что она добивалась от осужденного признательных показаний электрическим током.

Правозащитный центр «Мемориал» направил Европейскому суду по правам человека (ЕСПЧ) обзервации (ответ на аргументы правительства России) по делу о пытках в отношении осужденного жителя Ингушетии Муссы Даурбекова. Ранее ЕСПЧ коммуницировал жалобу правозащитников по ст. 3 Конвенции (устанавливает безусловный запрет на применение пыток, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание). Российские власти заявляют, что к Даурбекову не применялись пытки, однако юристы с этим не согласны.

7 мая 2005 года районный суд Кабардино-Балкарии признал Муссу Даурбекова виновным в том, что вместе с сообщниками в ноябре 1999 года «втерся в доверие» к человеку, а потом похитил его и требовал выкуп (ч.2 п. «ж» ст. 127 УК РФ). Мусса получил четыре года колонии.

  • Как пытали Муссу Даурбекова

В 2007 году Даурбеков (ему тогда было 28 лет) отбывал наказание в ИК № 5 во Владимирской области за похищение человека. В том же году следствие начало подозревать его в совершении другого преступления — оно также касалось похищения людей. 25 января Муссу вывезли из колонии во Владимирской области и 22 февраля привезли в СИЗО 15/1 во Владикавказе. В этом городе расследовалось новое преступление.

«Подозревали его, в общем-то, в страшном преступлении. В похищении людей и требовании выкупа. В судебном решении по этому делу есть описание работы банды, которая похищала людей. Во время судебного процесса допрашивались свидетели — люди, которые сбежали из заключения или которых отпустили за выкуп. Свидетелей было много. И только один из них сказал, что видел Даурбекова. Он якобы приносил похищенным еду. Но мы не можем утверждать, что Даурбеков действительно там был: свидетель видел его с определенного угла», — говорит юрист ПЦ «Мемориал» Марина Агальцова.

6 марта 2007 года Даурбекову надели на голову пакет и вывезли в неизвестном направлении. В неустановленном помещении его сильно избили и потребовали признаться в преступлении. Он не сознался. Когда бить закончили, отвезли к врачу. Врач осмотрела Даурбекова и спросила пытавших: «Что Вы с ним сделали?» Они ответили: «Ему можно. Он крепкий!» Врач сделала ему несколько уколов. После этого Даурбекова вернули в СИЗО.

Через два-три дня мужчину снова забрали из СИЗО и увезли в неизвестном направлении. Его снова сильно избили, в дополнении к этому пытали током.

«Мне на голову поверх пакета замотали скотч и после этого ударили бутылкой по голове, я упал, меня подняли и повели куда-то, где мне замотали ноги скотчем и скинули в какой-то подвал. Они мне сказали, будешь говорить, где трупы похоронены? Я ответил, что я не знаю ни о каких трупах. После чего они сразу стали бить пластмассовой бутылкой по голове. После этого они остановились и на наручники надели какие-то провода и стали бить меня током. После этого они меня подвесили вверх ногами и стали угрожать моей жизни», — из объяснений Даурбекова.

После пыток током Мусса был готов признаться, в чем угодно. Даурбекову вызвали скорую. У ПЦ «Мемориал» есть доказательства — медицинские справки. К нему друг за другом приехали три бригады. Сначала — терапевт. Сказала: «Вы, что, очумели? Человек погибает!» Она вызвала нейролога, затем — хирурга. Они осмотрели Даурбекова. Судя по документам, после этого его госпитализировали.

  • Как родные выясняли судьбу Муссы

В распоряжении ПЦ «Мемориал» есть заявление от отца Муссы Магомета Даурбекова (оно также адресовано уполномоченному по правам человека при президенте Владимиру Лукину), в котором он сообщает, что «13 марта 2007 года в девять часов вечера на скорой помощи его {сына} привезли в республиканскую больницу г. Владикавказ. Он был избитый и не мог ходить». Об этом он узнал от родственника. который опознал Муссу. В книге записей больных имени Муссы Даурбекова не оказалось. Адвокат сделала запрос в больницу, но там ответили, что пациент с таким именем к ним не поступал.

Отец обратился за помощью к прокурору по надзору Камилю Гусейнову. «Камиль Рамазанович позвонил при мне в ИВЭС и спросил, где Даурбеков Мусса. Ему ответили, что он находится здесь. Далее он спросил, зачем возили его в больницу, он ответил, что проверяли нервную систему. Камиль Рамазанович меня успокоил, сказав, что все хорошо, вечером его обратно переведут в тюрьму», — из заявления отца Даурбекова. «Я знаю, что моего сына пытали очень жестоко», — добавил он. Родственники Муссы наняли адвоката.

Спустя несколько дней после происшествия Сацаева встретилась с Даурбековым и взяла у него объяснения. Она рассказала. что Мусса был в очень плохом состоянии: у него синяки, гематомы, он хромает на левую ногу. Она попросила прокуратуру провести расследование. Для того, чтобы начать расследование, нужно зафиксировать ушибы и повреждения. Прокуратура целых три месяца не делала этого. Когда же судебная экспертиза все же была назначена она, конечно же, не установила наличие гематом, ссадин и ушибов. При этом исследование внутренних органов не проводилось. По мнению хирурга, который обследовал Даурбекова 12 марта 2007, они тоже были повреждены.

  • Позиция российских властей и «Мемориала»

В 2010 году ПЦ «Мемориал» подал жалобу в ЕСПЧ. Суд коммуницировал жалобу по ст. 3 Конвенции и попросил власти России представить комментарий на жалобу. Правительство ответило, что к Даурбекову не применялись пытки, потому что экспертиза их не зафиксировала. После этого ЕСПЧ попросил юристов прокомментировать аргументы правительства.

5 апреля 2019 года ПЦ «Мемориал» направил Европейскому суду свою позицию (обзервации) по этому делу. Юрист Марина Агальцова обратила внимание суда на то, что российские власти предпочли не объяснять, как у Даурбекова появилось сотрясение головного мозга, кровоподтеки и ушибы. Они просто заявили, что этого не было и сослались на экспертизу. Но экспертиза следов пыток провели только через три месяца, в июне 2007 года. И она была неполной — внутренние органы не исследовались. Именно поэтому юристы попросили суд установить нарушение ст. 3 Конвенции.