Правозащитники обсудили ситуацию в Идлибе — сирийской провинции, находящейся на грани гуманитарной катастрофы

18.07.2019

Дискуссия прошла в рамках мероприятий, приуроченных к десятой годовщине убийства правозащитницы Натальи Эстемировой.

В ней приняли участие сирийские активисты (по видеосвязи). Также были показаны обращения мирных жителей, записанные за несколько дней до мероприятия. В них люди рассказывают о результатах бомбардировок сирийской и российской военной авиации. Правозащитники рассказали о заявлении по поводу ситуации в Сирии, которое они планируют направить российским властям, и пригласили активистов и организации поставить под ним свои подписи.

Сотрудница Правозащитного центра «Мемориал» Милана Бахаева открыла мероприятие, посетовав, что российское гражданское общество молчит, никак не высказывается о войне в Сирии, хотя это очень сложный конфликт, в котором важную роль играет российское правительство и армия. «Пока мы молчим, мы несём ответственность за каждую бомбу. Наташа [Эстемирова] бы не молчала», — сказала Бахаева.

По словам Екатерины Сокирянской, директора Центра анализа и предотвращения конфликтов, российские правозащитники начали работать по сирийскому вопросу лишь спустя семь лет после начала конфликта. Она сообщила, что в 2018 году сотрудники «Мемориала», «Гражданского содействия», «Солдатских матерей Санкт-Петербурга», «Молодежного правозащитного движения» и других организаций — впервые встретились с сирийскими активистами и общественниками, познакомились с положением беженцев.

Елена Милашина из «Новой газеты» рассказала, что Россия вошла в конфликт как воюющая сторона в середине 2015 года, под предлогом борьбы с международным терроризмом. Президент Путин неоднократно заявлял, что терроризм побеждён, но российские войска остаются в Сирии.

Идлиб — последняя в Сирии деэскалационная зона, неподконтрольная сирийскому правительству. Четыре такие зоны были созданы в Сирии по инициативе России, Турции и Ирана в 2017 году для прекращения боевых действий, выработки политического механизм урегулирования конфликта и обеспечения гуманитарного доступа к гражданскому населению.

Но военные действия практически не прекращались.

Сейчас в Идлибской зоне сконцентрированы три миллиона человек. Это и местные жители, и сирийцы, бежавшие от войны из других регионов страны. Территорию контролируют вооружённые группировки, находящиеся в оппозиции Башару Асаду, в том числе и те, которые признаны террористическими и запрещены в России.

Однако никакая борьба с терроризмом не может оправдать бомбардировок жилых районов и жизнеобеспечивающих гражданских объектов (госпиталей, водных станций, рынков, школ и др.). Именно при обстрелах таких объектов, а также лагерей беженцев, в основном, и гибнут гражданские лица в Идлибе. Несмотря на неоднократные призывы к России, как к члену Совета Безопасности ООН, о важности соблюдения норм международного права в ходе сирийского конфликта, российская сторона всегда пользовалась своим правом вето и блокировала заявления, направленные на предотвращение жертв среди мирного населения.

Сейчас эта зона находится на грани гуманитарной катастрофы: с конца апреля она подвергается регулярным неизбирательным бомбардировкам и обстрелам, в ходе которых массово гибнут мирные жители, в том числе дети, разрушается гражданская инфраструктура, люди остаются без медицинской помощи, воды, еды и возможности покинуть место боевых действий, так как для сирийских беженцев закрыты все границы соседних с Сирией стран.

«В России об этом не говорят. А на международном уровне и в самой Сирии нашу страну уже считают не только актором этого конфликта, но и агрессором. И это создаёт потенциальную угрозу для всех российских граждан, поэтому так важно знать о том, что происходит в Сирии, и задавать вопросы российской власти о целях и цене нашего участия в этой войне», — отметила журналистка.

В дискуссии приняли участие жители Сирии — хирург-ортопед, руководитель департамента здравоохранения провинции Идлиб Мунзер Алхалил и основательница женской сирийской организации «Мазая», базирующейся в Идлибе, Гхалия Раххал, а также гражданская активистка и феминистка Хунада Аль-Харири.

Доктор Алхалил рассказал, что медицинская инфраструктура в Идлибе почти полностью уничтожена в результате бомбардировок, оборудование устаревшее или его нет совсем. Большинство врачей бежали за пределы страны — от войны и от репрессий. Врачи не раз подвергались насилию за то, что оказывали медицинскую помощь раненым из числа оппозиции Асаду. Алхалил оценил ситуацию как критическую.

Раххал сказала, что люди живут в постоянном страхе. Во время прямого включения 16 июля она получила известие об очередной бомбёжке. «Все хотят жить мирной жизнью… Если вы можете убедить российские власти, чтобы они прекратили преступления против мирного населения, против детей, сделайте это. Мы хотим вернуться к мирной жизни!» — сказала активистка.

Оба сирийских спикера сообщили, что очень мало российских журналистов интересуется ситуацией в Сирии, в частности — в Идлибе. Но активисты готовы общаться и предоставлять информацию российским СМИ и правозащитникам.

 

Один из видеороликов, показанных на круглом столе.

Сейчас подготовлено заявление о гуманитарной ситуации в Сирии, к нему можно присоединиться до 23 июля (если хотите подписать — пишите на адрес [email protected]). Текст заявления.

Смотреть остальные видеообращения

Запись прямой трансляции круглого стола

Read this text in English

Программа: Ведение дел в ЕСПЧ
Программа: Горячие точки

Наталья Эстемирова родилась 28 февраля 1958 года в городе Камышлов Свердловской области в русско-чеченской семье, окончила исторический факультет Грозненского университета, работала учительницей. Весной 1994 года у Наташи родилась дочь Лана.