Польша намерена депортировать чеченского блогера Тумсу Абдурахманова в Россию, где его ждет расправа

27.12.2018

28 декабря сотрудники «Мемориала» выйдут на одиночные пикеты в его поддержку.

20 декабря польские власти уведомили чеченского блогера Тумсу Абдурахманова, который находится в Польше и попросил там политическое убежище, о намерении депортировать его в Россию. Служба пограничной охраны вручила ему соответствующее уведомление.

Очевидно, что при таком развитии событий Тумсу задержат в московском аэропорту и этапируют в Чечню. Власти этой республики припомнят ему резкую критику режима Кадырова. Скорее всего, его попытаются заставить публично каяться.

Вспомним, что произошло с проповедником Шоипом Тутаевым после того, как в августе 2016 года Болгария депортировала его в Россию. Чеченское телевидение показывало сцены публичного унижения этого в недавнем прошлом критика режима. Вначале Тутаев каялся перед Кадыровым, а старшие родственники, которым его передавали на поруки, на все лады ругали его и славили главу республики. Затем он каялся перед представителями муфтията уже в родном селе. В конце концов виновник происходящего в присутствии широкой аудитории и Кадырова с выражением зачитал стихи, посвященные отцу главы республики Ахмат-хаджи Кадырову, которые Тутаев якобы написал в иностранных застенках. При этом на подрагивавшей руке, которая держала листок со стихами, были свежие повреждения, характерные для воздействия электротоком (см. об этом раздел «Шоип Тутаев: поэтическое саморазоблачение» в бюллетене ПЦ «Мемориал»).

Однако в случае с Тумсу Абдурахмановым дело не ограничится пытками и публичным покаянием. Против него по ложным основаниям возбуждено уголовное дело. Абдурахманова обвинили в том, что он, якобы выехав Сирию, присоединился к «Исламскому государству» (ИГ, международная террористическая организация, запрещенная в России).

28 декабря начиная с 11:00 члены Правозащитного центра «Мемориал» проведут у здания посольства Польши в Москве (ул. Климашкина, 4) серию одиночных пикетов, протестуя против бесчеловечного решения властей этого государства.

***
Напомним, Тумсу Абдурахманов, 1985 г.р., жил в Грозном и работал заместителем генерального директора в ФГУП «Электросвязь». В ноябре 2015 года он был вынужден покинуть родину из-за конфликта с Исламом Кадыровым — бывшим руководителем администрации главы и правительства Чечни. Как-то раз, увидев Абдурахманова, этот чиновник обратил внимание на его якобы «салафитскую» бороду — в Чечне под запретом все, что связано с этим течением в исламе. Кадыров не раз публично заявлял об этом в жесткой форме, а его слово в республике — закон.

Так, 11 января 2014 года Кадыров обрушился на обычай носить нетрадиционную бороду, сбривать усы и манеру одеваться некоторых молодых людей, который, как считает глава республики, выдает их принадлежность к нетрадиционным в Чечне толкам ислама: «Бороды носят кто как, штанины в носки закатывают… В телефонах какие-то обращения шайтанские»; «если некоторая молодежь сбривает свои усы и отращивает немытую бороду — это есть уподобление шайтану» (ЧГТРК «Грозный», «Вести», 31 января 2014 года, перевод на русский язык). «Эти люди являются шайтанами, — говорит Кадыров. — Если вам что-то не понравится в его поведении, то его надо задержать, а если в его телефоне окажутся видеоролики с шайтанскими обращениями, их надо сажать» (ЧГТРК «Грозный», «Вести», 11 января 2014 года). Именно так и поступили с Абдурахмановым. Ситуацию Тумсу усугубило содержимое телефона, который чиновник отобрал у него: в телефоне обнаружились карикатуры, фото- и видеоматериалы, высмеивающие политику властей ЧР и РФ. Абдурахманова дважды возили на территорию правительственного комплекса, где Ислам Кадыров и другие должностные лица республики допрашивали его, обвиняли в экстремизме, в «неправильных» политических и религиозных убеждениях, угрожали пытками. После второго круга таких «бесед» Тумсу, перехитрив своих «оппонентов», бежал из страны.

Сначала он уехал в Грузию и попросил там убежища. Как только в Чечне узнали о его отъезде, против него возбудили уголовное дело и объявили в федеральный розыск — якобы он в ноябре 2015 года выехал в Сирию, где присоединился к ИГ.

Очевидно, это обвинение — месть за неповиновение. Насколько нам известно, Тумсу никогда не был в Сирии и не собирался туда. Это легко проверить и доказать. Сначала Абдурахманов уехал в Грузию, где находился длительное время, а оттуда — в Польшу. Уголовное дело против него сфабриковано. После его отъезда из России ему писали и отправляли голосовые сообщения через мессенджер WhatsApp Ислам Кадыров, его охранник, а также глава полиции Грозного Магомед Дашаев — последний угрожал, что «не позволит ему спокойно жить». В Чечне началось давление на его родных и знакомых — терроризировали коллег Тумсу и его матери, родственников, допрашивали соседей. Члены семьи Тумсу (супруга, дети, брат и мать) уехали из России, им удалось избежать участи заложников. Между тем, высокопоставленные чиновники продолжали звонить Тумсу (1; 2; 3) и оказывать давление на его дальних родственников с целью принудить беглеца к возвращению.

История Абдурахманова подробна описана на нашем сайте.

С тех пор, как Тумсу покинул Россию, он успел дать многочисленные интервью СМИ. Он излагал не только свою собственную историю, но также описывал ситуацию в Чечне, рассказывал о грубых и циничных нарушениях прав человека. Более того, Тумсу создал видеоблог, который быстро набрал популярность. Абдурахманов стал одним из самых активных и последовательных критиков режима Кадырова. Он вошел в число девяти победителей конкурса на лучший региональный видеоблог, который проводил российский оппозиционер и общественный деятель Алексей Навальный. Публичность и активная позиция Тумсу, несомненно, сделали его положение еще более уязвимым.

Хотя мы можем согласиться далеко не со всеми публичными высказываниями Абдурахманова, он не сказал и не совершил ничего уголовно наказуемого.

Тем не менее, ему было отказано в предоставлении убежища в Польше, как ранее было отказано и в Грузии. Власти обеих стран признают, что велика вероятность преследования Тумсу на родине, но считают, что он является для них угрозой, — не объясняя, впрочем, в чем именно эта угроза заключается. Насколько нам известно, нет никаких достоверных сведений о том, что Абдурахманов совершал какие-либо противоправные действия, — как на территории России, так и за ее пределами.

Российские и международные правозащитные организации продолжают сообщать о многочисленных фактах незаконных задержаний, похищений и исчезновений людей, содержания их в «секретных тюрьмах», где они лишены всех прав, преследования несогласных (как по политическим, так и по религиозным мотивам), пыток, фальсификаций и фабрикаций уголовных дел, бессудных казней в Чечне. 20 декабря 2018 года ОБСЕ признала все вышеперечисленные факты систематических вопиющих нарушений прав человека в Чечне при полном попустительстве федеральных властей. Этот документ стал итогом расследования, проведенного в рамках «Московского механизма», впервые инициированного против Российской Федерации.

Хотелось бы также напомнить случай Заурбека Жамалдаева, в 2013 году депортированного из Польши. В июле 2015 года неизвестные похитили его в Москве, после чего он пропал без вести. За неделю до этого силовики задерживали в Чечне его 18-летнюю жену, допрашивали, угрожали ей и ее маленькому ребенку и требовали выдать местонахождение Заурбека. Не выдержав давления, женщина сообщила, что он в Москве.

Игнорируя вышеизложенные факты и мнение компетентных правозащитников, польские власти решили отдать Тумсу Абдурахманова на расправу. Очевидно, на родине его ждет не только лишение свободы по сфабрикованному уголовному делу, но, в лучшем случае, унижения и пытки.

Решение о выдаче Абдурахманова — прямое нарушение права человека на убежище, что недопустимо для демократического европейского государства, которым является Польша.

Приложение.

Доводы Грузии и Польши в отказе на убежище Тумсу Абдурахманову.

31 октября 2016 года Абдурахманов получил ответ из Министерства Грузии по делам беженцев, среди прочего там было указано: «Министерство считает, что Вы удовлетворяете основам предоставления статуса беженца, предусмотренным статьей 1А(2) Женевской конвенции о статусе беженца 1951 г. и статьей 2 закона Грузии „О статусе беженца и гуманитарном процессе, <…> но есть серьезные основания полагать, что Ваше пребывание в Грузии в силу значительных обстоятельств противоречит интересам страны“.

2017 год

1 февраля Тумсу узнал, что находится в розыске по линии Интерпола. Об этом было написано на официальном сайте прокуратуры Чеченской республики. В середине февраля адвокат Абдурахманова помог ему составить заявление в комиссию Интерпола по контролю за файлами.

23 апреля тбилисский суд оставил в силе решение Министерства по делам беженцев. На тот момент Тумсу узнал, что его сняли с международного розыска на период рассмотрения его заявления.

11 июля Абдурахманов с женой и детьми уехал в Польшу. Его брат с матерью к тому моменту уже находились в Германии. Еще будучи в Грузии, Тумсу написал прошение о предоставлении убежища. Он подробно, на четырех листах, описал свою историю и, приземлившись в Варшаве, передал документы пограничникам. Но его сразу же задержали.

12 июля Варшавский городской суд принял решение водворить его с семьей в охраняемый центр для иностранцев. Во время суда Тумсу узнал, что находился в Шенгенской информационной базе II (SIS II), куда его включили якобы по инициативе Германии. Это выяснилось, когда в суде зачитывали ходатайство коменданта пограничной службы варшавского аэропорта о водворении его в охраняемый центр. По словам Тумсу, комендант указал в ходатайстве, что он пытался незаконно пересечь границу, а сдался властям только после задержания. На самом деле, Тумсу задержали после того, как он сдался и попросил убежище.

16 августа Абдурахманова, который все еще находился в закрытом центре, окончательно исключили из списка разыскиваемых лиц по линии Интерпола, признав заявление РФ противоречащим Конституции организации. Нужно отметить, что, по мнению адвоката Тумсу, он первый чеченец, который этого добился, не имея статуса политического беженца.

В сентябре Тумсу написал обращение в Управление по делам иностранцев в Польше с просьбой разъяснить ему, когда именно и почему он оказался в базе SIS II. Ему ответили, что его уже нет в этой базе. Выяснить, по какой причине его внесли и исключили оттуда, не удалось.

6 декабря Абдурахманова получил первый отказ в предоставлении убежища в Польше на том основании, что он, имея на руках доказательства своей невиновности (отметки в паспортах о пересечении границ) может не опасаться обвинительного приговора в России. Такая аргументация показывает, что польские чиновники совершенно не понимают реалий России, и Чечни в особенности. Известны случаи, когда даже самое бесспорное алиби не препятствовало вынесению судами в Чечне суровых обвинительных приговоров. Возможность неправосудного приговора или бессудной расправы вообще не принимается чиновниками в расчет.

В том же месяце Абдурахманов подал апелляцию в Совет по делам беженцев.

2018 года

7 января Тумсу с семьей перевели в открытый лагерь для иностранцев. Закон Польши предписывает освобождать просителя убежища из закрытого лагеря по истечению шести месяцев, если его дело все еще рассматривается и по нему не принято окончательное решение.

25 сентября Тумсу получил отказ во второй инстанции. При этом его семье Польша предоставила дополнительную защиту (в отличие от статуса беженца, она освобождает правительство от выплаты пособий и предоставляется на два года). Главная причина отказа — ходатайство Агентства внутренней безопасности Польши (ABW), в соответствии с которым Тумсу является угрозой безопасности страны. По мнению ABW, Абдурахманов может иметь контакты с экстремистскими организациями.

Анализ его публичных высказываний не дает возможность исключить, что часть аргументов России в его уголовном деле базируются на реальных фактах. Совет по делам беженцев не утверждает, что он совершил преступление, но считает, что его деятельность одобряет тех, кто совершает такие действия“, — написано в отказе. При этом ссылок на конкретные материалы и высказывания Тумсу нет.

Также польские власти приняли во внимание уголовное дело, возбужденное в Германии против брата Тумсу, Мохмада Абдурахманова, — якобы за распространение символики террористов и сцен насилия.

Мохмад перепостил на своей странице в Facebook статью „Дойче Велле“ (Deutsche Welle, DW) о поставках оружия боевикам ИГ через третьи страны. Публикация иллюстрируется фотографией, на которой два вооруженных автоматами боевика одеты в шапки с символом ИГ. При этом к DW у них нет никаких претензий. Вторая публикация, о которой идет речь, — видео, на котором израильские солдаты оттаскивают вцепившуюся в мальчика собаку. Facebook показывает ролик только после уведомления: „Данное видео может содержать сцену насилия по отношению к ребенку или подростку“, и сам Мохмад его никак не комментирует.

Об этом уголовном деле Тумсу узнал только в мае 2018 года, когда полиция приходила к нему с обыском. У него изъяли два смартфона, USB-флешку, планшет и флаг Ичкерии. DW опубликовала статью об этом обыске.

Далее польские власти приводят не менее абсурдные на наш взгляд причины отказа.

Чиновники из Совета по делам беженцев Польши не верят, что в Чечне в задержании и допросе Тумсу участвовали такие должностные лица, как руководитель администрации главы правительства, начальник грозненской полиции и помощники главы республики. У них вызывает сомнение и то, что человека начали преследовать на таком уровне только из-за бороды, что именно это стало поводом для возбуждения против него уголовного дела и объявления в международный розыск. К тому же, польским властям неизвестны другие случаи, когда из-за бороды против человека в Чечне возбуждали бы уголовное дело.

При этом Польша признает, что «чеченские власти ведут агрессивную религиозную политику, касающуюся внешнего вида, и люди с атрибутами ислама (борода, укороченные усы, штаны с короткими или подвернутыми штанинами) берутся на контроль в публичных местах». Они допускают, что Тумсу могут преследовать по этой причине, но сомневаются в «диапазоне действий».

Польские чиновники явно не точны в своих заявления о сомнениях. Исходно Тумсу Абдурахманова преследовали из-за бороды. И нет ничего удивительного, что человеком, на тот момент занимавшим немалую для Чеченской Республики должность, занялись высокие должностные лица. Но фальсифицированное уголовное дело в отношении Абдурахманова было возбуждено не в связи с бородой, а потому, что тот позволил себе проявить непокорность и бежал из Чечни. Таковы реалии тоталитарного режима Кадырова. По-видимому, понимание этих реалий недоступно польским чиновникам.

Если Тумсу в Чечне и угрожает опасность, — продолжает Совет, аргументируя свое решение, — то исключительно из-за его активной деятельности как блогера: «Победа в конкурсе Навального может явиться причиной для преследования политического характера».

Далее они комментируют сюжет ЧГТРК «Грозный», в котором родственников Абдурахманова заставили резко критиковать его, и признают «индивидуальный характер преследования Тумсу». Тем не менее, Совет «не может игнорировать рекомендации ABW», что Абдурахманов-де является угрозой для Польши, несмотря на то, что велика вероятность его преследования на родине.