Подвергшийся пыткам житель КБР пожаловался на псевдосвидетеля в деле о наркотиках и пособничестве ИГ

29.07.2019

Совладельца суши-баров в Нальчике Руслана Кашешова обвиняют сразу по нескольким статьям УК. Он не согласен с обвинениями и намерен бороться

В Кабардино-Балкарии второй год расследуется дело 32-летнего жителя Тырныауза, совладельца суши-баров в Нальчике Руслана Кашешова. Осенью 2018 года он обратился за помощью в Правозащитный центр (ПЦ) «Мемориал». Он рассказал, что ему подбросили гранату и пакет с наркотиками, а затем подвергли пыткам и заставили признаться в пособничестве «Исламскому государству» (организация признана террористической и запрещена в России, ИГ). По словам Кашешова, обвинение против него базируется на его признательных показаниях под пытками и на показаниях засекреченного свидетеля «И.И. Иванова». Кашешов случайно узнал его реальные данные и утверждает, что никогда не видел этого человека. Он подал заявление в Следственный комитет о даче «свидетелем» заведомо ложных показаний — сейчас по нему идёт проверка. Материалы дела в отношении самого Кашешова возвращены следователю — для устранения выявленных нарушений. Интересы Кашешова представляет работающий по соглашению с ПЦ «Мемориал» адвокат Султан Тельхигов.

  • Как «шили» дело Кашешова

22 июня 2018 года около 19:20 в Нальчике сотрудник ДПС остановил машину Кашешова. Его попросили выйти и открыть багажник. В этот момент подъехала серебристая «Лада Гранта». Из неё выскочили четверо мужчин в масках. Двое из них были в зелёной камуфлированной форме. Они повалили Кашешова на землю, сковали его руки за спиной наручниками. Затем один из силовиков положил ему в правый карман брюк некий предмет. Он потребовал, чтобы Руслан при обыске признался, что этот предмет принадлежит ему. В противном случае, пообещал силовик, «что-нибудь найдут» дома — у Руслана, у его родителей или других родственников.

Минут через 30–40 подъехали участковый, сотрудница отдела полиции и двое понятых. Кашешова осмотрела и в правом кармане его брюк обнаружили пакет с порошком белого цвета — позже выяснилось, что в пакете было наркотическое вещество метамфепрамон (N-метилэфедрон). Под водительским сидением автомобиля Руслана нашли не принадлежащую ему барсетку с гранатой.

С Кашешова сняли наручники, взяли у него отпечатки пальцев и посадили в «Ладу Гранту». Рядом сели силовики в камуфляже. Один из них накинул на голову Руслана его кофту — чтобы тот не мог видеть, куда его везут. Какой-то из оставшихся на улице силовиков велел Руслану вытянуть правую руку — и тот почувствовал, как к его ладони приложили твёрдый предмет. Силовики в гражданском сели на переднее сидение машины.

Кашешова отвезли, как позже выяснилось, в здание центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД России по Кабардино-Балкарской республике (КБР). Силовики в гражданском — кабардинец и балкарец — отвели его в кабинет на третьем этаже и усадили на пол. Через некоторое время в комнату вошёл третий силовик — по приглушённому голосу Руслан предположил, что тот был в маске. Кашешову приказали лечь на пол лицом вниз, связали верёвкой руки за спиной, ноги, сняли с головы кофту и надели чёрный полиэтиленовый пакет.

Затем один из силовиков начал задавать ему вопросы о взаимоотношениях с Юрием Бицуевым, который возглавлял боевиков КБР, присягнувших ИГ. Он был убит во время спецоперации 22 ноября 2015 года. По словам Кашешова, он только слышал о Бицуеве, но лично знаком не был и никаких отношений с ним не имел. Такой ответ силовиков не устроил и они стали избивать его по спине твёрдым предметом, требуя сообщить фамилии людей, которые помогают членам незаконного вооруженного формирования (НВФ). Кашешов ответил, что таких не знает. Тогда силовики прикрепили к мизинцу и большому пальцу его рук провода и начали пытать его электрическим током. Периодически ему задавали вопросы, а затем вновь пускали ток. Пытки продолжались примерно 30 минут. Не выдержав, Кашешов согласился подписать показания, в которых признал, что найденные у него наркотики и граната принадлежат ему и получены от Бицуева в 2015 году, а также что он помогал тому деньгами.

Затем его доставили в управление МВД по Нальчику, где следователь официально оформил его задержание, составив протокол, а также допросил в качестве подозреваемого. Кашешов дал признательные показания. При допросе присутствовал адвокат по назначению.

24 июня 2018 года Кашешова арестовали. С тех пор мера пресечения неоднократно продлевалась. В этот же день в дело вступил приглашенный родителями Кашешова адвокат Кязим Атабиев. Кашешову предъявили обвинение по ч.1 ст. 222.1 (незаконный оборот взрывчатки), ч.2 ст. 228 (незаконный оборот наркотиков в крупном размере), ч.5 ст. 33, ч.2 ст. 205.5 (пособничество деятельности террористической организации), ч.1 ст. 208 (создание или участие в НВФ) УК РФ. Виновным Кашешов себя не признал, а во время допроса от признательных показаний отказался, пояснив, что дал их в результате применения пыток.

Проведённая 27 июня 2018 года судебно-медицинская экспертиза показала у Кашешова множественные телесные повреждения: кровоподтеки лица, грудной клетки и правой ноги, ссадины на обеих руках и правой ноге. Силовики пояснили, что при задержании Кашешов пытался бежать и они были вынуждены применить силу.

  • «Расследование» пыток

28 июня 2018 года Атабиев подал заявление в Следственное управление Следственного комитета (СУ СК) России по КБР по факту незаконных действий сотрудников полиции.

В сентябре 2018 года интересы Кашешова в рамках процессуальной проверки стал представлять работающий по соглашению с ПЦ «Мемориал» адвокат Султан Тельхигов. 11 сентября 2018 года он подал ходатайство в следственный отдел СУ СК РФ по Нальчику о предоставлении для ознакомления материалов проверки и копии принятого процессуального решения. Но полученные им ответы свидетельствовали о неоднократной передаче материалов проверки из следственного отдела Нальчика в следственный отдел Чегемского района КБР и обратно, а 3 января 2019 года было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях сотрудников полиции состава преступления. 23 января 2019 года оно было отменено заместителем руководителя следственного отдела по Нальчику, но в тот же день было вынесено новое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

25 февраля 2019 года Тельхигов обжаловал это постановление в порядке ст.125 УПК РФ в Нальчикском городском суде. 1 марта 2019 года суд прекратил производство по жалобе, так как прокурор представил постановление прокуратуры Нальчика от 6 февраля 2019 года об отмене обжалуемого постановления. Но также во время судебного заседания стало известно, что 26 февраля 2019 года вынесено новое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

5 апреля 2019 года новое постановление также было обжаловано в порядке ст.125 УПК РФ. 17 апреля Нальчикский городской суд удовлетворил жалобу, признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным. Прокуратура подала апелляционное представление, но 11 июня 2019 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда КБР отказала в его удовлетворении. О ходе и результатах дополнительной процессуальной проверки информации пока нет.

  • Появление в деле засекреченного «свидетеля»

Параллельно с процессуальной проверкой по заявлению о пытках продолжалось производство по уголовному делу, возбуждённому в отношении Кашешова. В начале апреля 2019 года материалы дела были представлены обвиняемому в СИЗО Нальчика для ознакомления.

Из материалов дела стало ясно, что обвинение в основном базируется на признательных показаниях Руслана и на показаниях засекреченного свидетеля, который фигурирует в деле как «И.И. Иванов». Этот свидетель рассказал, что дружил с Кашешовым и во время одной из доверительных бесед тот рассказал ему, что помогал боевикам, перевозя их на автомобиле и снабжая деньгами. Руслан якобы предложил «Иванову» принять в этом участие, но тот отказался.

По недосмотру следователя среди материалов дела оказался запечатанный конверт с реальными анкетными данными «Иванова». Кашешов вскрыл его, ознакомился с содержимым и понял, что такого человека не знает.

30 апреля 2019 года Кашешов подал заявление в СУ СК РФ по КБР о привлечении данного свидетеля к ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Но СУ СК, не проведя по заявлению проверки, ответил адвокату, что состав преступления образуется тогда, когда факт дачи заведомо ложных показаний установит суд во время судебного процесса. Вместе с тем СУ СК РФ по КБР инициировал процессуальную проверку на предмет возбуждения уголовного дела по факту нарушения секретности свидетеля. В конце июня СК вынес постановление об отказе в возбуждении дела. Основания отказа адвокату отказались сообщить, так как он не является стороной в данном деле.

Кроме того, в материалах дела представлены два протокола допроса «Иванова». По запросу Атабиева в «Центре независимых экспертиз по СКФО» была проведена почерковедческая экспертиза, которая пришла к выводу, что подписи «Иванова» в протоколах выполнены разными лицами. 28 июня 2019 года Кашешов подал в Следственный комитет заявление по факту фальсификации доказательства по уголовному делу. По заявлению проводится процессуальная проверка, решение о возбуждении уголовного дела пока не принято.

В середине июля следствие передало материалы дела в отношении Кашешова в прокуратуру для решения вопроса об утверждении обвинительного заключения и направлении дела в суд. Но прокурор вернул материалы дела следователю для устранения выявленных нарушений.

  • Что дальше?

Тельхигов считает, что сейчас есть все основания для прекращения уголовного преследования Кашешова. «Адвокат практически предоставил доказательство фальсификации материалов. Как к этим сведениям отнесется суд — вопрос», — заявил он. Что же касается проверки заявления о пытках, то защитник уверен, что можно готовить жалобу в Европейский суд по правам человека: «С учетом того, что во время проверки следователь не выполнил элементарные действия (в частности, не опросил всех лиц, которые задерживали Кашешова), есть все основания считать, что ЕСПЧ признает нарушение Конвенции».