Подана жалоба в ЕСПЧ на запрет копирования архивных документов в ФСБ

10.12.2021

Юристки Международного Мемориала и ПЦ «Мемориал» подали жалобу в Европейский Суд по правам человека в интересах исторического исследователя Сергея Прудовского

Марина Агальцова и Наталия Секретарёва считают, что  запрет на копирование хранящихся в архиве ФСБ документов нарушает право Прудовского на доступ к информации  и дискриминирует его по сравнению с пользователями государственных и муниципальных архивов (статьи 10 и 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). В жалобе в ЕСПЧ юристки отмечают: деятельность Прудовского  как исторического исследователя – в том числе его попытки получить копии архивных документов для иллюстрации книги о политических репрессиях  – находится под особой защитой статьи 10 Конвенции, сообщает сайт «Личное дело каждого».

Сергей Прудовский более десяти лет исследует «национальные» операции НКВД СССР. По архивному уголовному делу своего репрессированного дедушки исследователь написал книгу «Спасская красавица» и опубликовал её в 2019 году.   

В настоящее время Сергей Прудовский заканчивает работу над историческим трудом о «харбинской» операции НКВД 1937-1938 гг. В этот период было репрессировано 30 938 харбинцев – бывших  служащих Китайско-Восточной железной дороги и их близких, которым выносили приговоры как японским шпионам. В результате 19 312 человек внесудебные органы приговорили к расстрелу, 10 669 – к другим мерам наказания.

«Книга о харбинцах будет состоять из описательной части и документов, относящихся к «харбинской» операции. Я хотел использовать копии архивных документов, на основании которых проводилась операция, как иллюстрации в книге. Это те документы, по которым осуждались люди», – рассказал Сергей Прудовский.

В 2019 году Сергей Прудовский  обратился в Центральный архив ФСБ России  с просьбой предоставить ему цветные сканы находящихся в открытом доступе документов либо разрешить самому сфотографировать эти документы на телефон.

«Для книги в центральном архиве ФСБ меня интересовали первый и последний листы приказа о «харбинской» операции № 593, где стоят подписи, подпись Ежова. Закрытое письмо о харбинцах. Протокол особого совещания. В общем, несколько документов о «харбинской» операции. Их было не очень много, около 10-12 страниц», – уточнил Сергей Прудовский.

Центральный архив ФСБ ответил отказом, сославшись на то, что по Закону «О реабилитации жертв политических репрессий» копии архивных документов предоставляются только жертвам репрессий и их родственникам, а фотографирование архивных документов пользователями или предоставление им копий за плату не предусмотрено ведомственным регламентом.

Прудовский обжаловал отказ в суды, но они встали на сторону ФСБ. Одновременно исследователь обратился в Верховный Суд РФ с иском о признании административного регламента ФСБ РФ не действующим в части, устанавливающей запрет на самостоятельное копирование или получение копий  документов в архиве ФСБ. Однако суд отказал в принятии иска к производству, мотивировав это тем, что  оспариваемый административный регламент не регулирует выдачу копий или самостоятельное копирование архивных документов.

Жалоба в Европейский Суд по правам человека

Обращаясь в ЕСПЧ, юристки Мемориала подчеркнули, что запрет копирования архивных документов нарушает право исследователя получать и распространять информацию о политических репрессиях. Сергей Прудовский не сможет использовать копии ключевых материалов о «харбинской» операции в качестве иллюстраций в своей книге. В условиях, когда государство при помощи подконтрольных СМИ систематически обвиняет независимых исследователей  политических репрессий в «переписывании истории», отсутствие таких наглядных доказательств, как копии документов, может снизить доверие читателей к впервые опубликованным историческим фактам. 

Национальные власти мотивировали запрет самостоятельного копирования архивных документов лишь тем, что административный регламент ФСБ России прямо не предусматривает  такую возможность. В ответ историк указал на то, что государство не может ограничивать права граждан просто потому что госорган забыл что-то прописать в ведомственном регламенте.

При этом запрет ФСБ не был нужен для защиты общественных интересов. Запрет не направлен на защиту какой-либо информации, поскольку архивные документы, с которых Сергей Прудовский хотел сделать копии, находятся в открытом доступе.

Копирование документов не помешало бы и работе архива ФСБ. От архива требовалось лишь  разрешить исследователю самому скопировать документы на личную фотокамеру во время работы с ними в читальном зале.

Наконец, запрет ФСБ на копирование и получение копий архивных документов произволен и является дискриминационным, так как иные государственные и муниципальные архивы не устанавливают подобных ограничений. Например, в Государственном архиве Российской Федерации пользователи могут беспрепятственно получить копии аналогичных архивных материалов о политических репрессиях.

Подробнее о судах Сергея Прудовского с ФСБ по данному делу можно посмотреть здесь.

Поделиться: