Обвиняемый в организации деятельности запрещённой религиозной организации обратился к Путину с просьбой о защите

15.06.2021

Он сообщает, что показания по этому делу собирались под пытками и угрозами. Мы публикуем текст его обращения

Здравствуйте, Уважаемый Владимир Владимирович.

Нам срочно нужна Ваша помощь, как гаранта гражданских прав в России. Меня, Абдурахманова Ильдара Бикмулловича, а также моих товарищей: Ишметова Руслана, Сабирова Рифа, Николая Бачина, Гаянова Ризвана путём угроз и шантажа заставили признаться, что мы являемся участниками организации «Ат-Такфир Валь-Хиджра» и возбудили против нас уголовное дело.

Ещё два моих товарища проходят по этому делу как свидетели. Это Хузин Марат и Мухамадиев Руслан.

Личнл ко мне домой 25.05.2021 года в 7-30 утра приехал сотрудник нефтекамского отдела по борьбе по противодействию экстремизма Киямов Артур и сотрудник ФСБ, он называл себя Ильдус, фамилию я его не знаю, т.к он по фамилии не представился. Сотрудник ФСБ Ильдус сказал мне,чтобы я собирался и взял с собой тёплые вещи, т.к меня заключат под стражу. Но он при этом дал мне понять, что если я буду себя правильно вести и давать нужные показания, то меня возможно не заключат под стражу.

После этого меня повезли из Нефтекамска в Уфу, а это примерно 220 километров. Примерно через 3-4 часа меня привезли в Уфу в ФСБ и доставили в кабинет следователя Эмиля Фатыхова. Там он начал брать от меня нужные для него показания, говоря,что от них будет зависеть моё дальнейшее пребывание в следственном изоляторе или с семьёй дома. Он мне сказал, что лучше подписать показания которые он напишет и всё будет хорошо. А если я буду давать неугодные ему показания, то он отправит меня в следственный изолятор. При этом он привёл в пример Султанова Талгата, который три месяца провёл в следственном изоляторе, а потом дал нужные для следователя показания и теперь он находится дома под домашним арестом. И ещё он привёл в пример другого моего знакомого, Сулейманова Рауля, который был направлен ими в психиатрическую клинику, но после дачи нужных показаний следователю был отпущен домой.

Султанов Талгат и Сулейманов Рауль тоже проходят по другому(уфимскому) делу об организации и участии в организации «Ат-Такфир Валь-Хиджра». Во время дачи показаний в кабинет зашли сотрудники по борьбе с экстремизмом из города Октябрьский Руслан и города Уфа — его зовут Павел Геннадьевич. И ещё заходил незнакомый мне сотрудник, я не знаю как его зовут, он был спортивного телосложения и у него было одно сломанное ухо. Возможно был кто-то ещё просто я не помню.

В это время в кабинет зашёл мужчина и начал кричать в мою сторону,что они пленных не берут и может отправить меня в пресс-хату (как выразился он сам) или отправит меня в психушку,как Рауля. Остальные сотрудники называли его «товарищ полковник» и называли его или Заур или по имени, а потом Заурович, я отчётливо не расслышал. Он был среднего телосложения и когда он на меня кричал, его лицо перекошивалось. После угроз я испугался,что меня могут убить и решил делать то, что они скажут.

Через некоторое время привезли моих товарищей, о которых я писал выше. Их перед доставкой в ФСБ сначала привезли по другому адресу. Некоторые из них не хотели давать нужные показания и им тоже угрожали — об этом надо расспросить у них. В частности я видел свидетеля Хузина Марата в коридоре в наручниках, хотя он находился в здании ФСБ. И я не видел, чтобы он оказывал сопротивление. Ещё ему угрожали изнасилованием и не пускали в туалет. Вечером после таких пыток и нахождения без пищи с утра до вечера были приглашены адвокаты по приглашению. В присутствии адвокатов нас не допрашивали. Тексты с допросами уже были готовы. Их просто надо было подписать адвокатом,следователям и нам. Что было и сделано.

Мы не могли возразить и защитить свои права, т.к боялись и в настоящее время боимся незаконного преследования со стороны сотрудников по борьбе с экстремизмом и ФСБ. Нам не объясняли наши права, не давали позвонить родственникам, не давали прочитать бумаги, которые мы подписывали. Мы и наши семьи живём в страхе. После разбирательства этого обращения я боюсь мести со стороны сотрудников и прошу Вас предоставить мне моей семье и тем,о ком я писал государственную защиту от незаконных действий. Когда я нанял адвоката по соглашению и только через него познакомился с материалами о возбуждении уголовного дела,то удивился, как нас там обвиняют. Никаким «амиром» я себя и никто меня никогда не называли.

Мы не являемся организацией «Ат-Такфир Валь-Хиджра». Мы на протяжении более двадцати лет дружим семьями,читаем намазы. В мечеть не ходим из-за того, что некоторые мусульманские духовные лица превратили некоторые религиозные обряды в средство зарабатывания денег. Мы их в неверии не обвиняем,они делают грехи. Никаких силовых методов  борьбы для создания «чистого исламского общества» мы никогда не планировали. Как они меня могут обвинять в не признании светских законов, если я уже неоднократно писал жалобы на ваш сайт, сайт президента? Неужели они считают,что президент не является гарантом светских законов? Я не отношусь негативно к официальному духовенству. Во всём это они безосновательно нас обвиняют в постановлении о возбуждении уголовного дела.

Прошу Вас разобраться в этом беззаконии. Мы не нарушаем светских законов,все являемся многодетными родителями, работаем, имеем хорошие отношения с соседями. Мы так жили более двадцати лет и не понимаем за что нас притесняют.

Программа: Поддержка политзэков
Программа: Преследования мусульман

Абдурахманов Ильдар Бикмуллович родился 16 марта 1972 года, женат, имеет трёх несовершеннолетних детей, до задержания выполнял работы по укладке тротуарной плитки, проживал в г. Нефтекамске. Обвиняется по ч. 1 ст.

Программа: Поддержка политзэков
Программа: Преследования мусульман

Башкирские мусульмане Ильдар Абдурахманов, Николай Бачин, Ризван Гаянов, Руслан Ишмитов и Риф Сабиров обвиняются в причастности к запрещённой в России  «Ак-Такфир Валь-Хиджра».

Поделиться: