Насильственные исчезновения и закон о праве на правду: чему Россия может научиться у Турции и Ливана?

21.05.2019

В Турции собрались представители НКО разных стран, чтобы обсудить проблему похищений людей.

В Стамбуле 17–18 мая прошла конференция НКО государств Ближнего Востока и России, которые занимаются проблемой исчезновения людей в своих странах. В ней приняла участие юрист Правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Черникова. После возвращения она рассказала о том, почему ситуация с преследованием за экстремизм в Турции похожа на российскую, как в Ливане представители НКО пролоббировали закон о праве на правду и как кипрские правозащитники помогают друг другу искать пропавших людей.

Конференцию организовала турецкая НКО «Hafiza Merkezi». Одним из главных поводов для встречи стала презентация книга «Есть ли надежды на правду? Сравнительный анализ насильственных исчезновений и пропавших без вести на Ближнем Востоке, в Северной Африке и на Кавказе» («Any Hopes for Truth? A Comparative Analysis of Enforced Disappearances and the Missing in the Middle East, North Africa and the Caucasus»). Перед самой презентацией ее автору Озгур Севги Горал (Özgür Sevgi Göral) неожиданно запретили въезд в Турцию — общаться пришлось по Skype.

— Расскажи, пожалуйста, подробнее, что это было за мероприятие?

— Все началось с того, что несколько лет назад турецкая НКО «Hafiza Merkezi», которая занимается проблемой исчезновения людей в Турции, решила, что надо развивать сотрудничество гражданского общества в этой сфере. Идея была в том, чтобы НКО разных стран, занимающиеся этой же проблемой, обменивались опытом, а родственники похищенных людей не чувствовали себя одиноко и не думали, что эта проблема существует только в их стране.

В 2017 году состоялась первая конференция. Представители НКО из разных стран выступили с докладами о проблеме исчезновения людей. Я тоже выступала. Пользуясь материалами этой конференции, плюс проведя свое собственное исследование, турецкая НКО выпустила книгу, посвященную сравнительному анализу исчезновению людей в разных странах: в Турции, России, Армении, Ливане, Египте, Иране, на Кипре и др. В этот раз мы собрались на презентацию этой книги. Мне кажется, это издание впервые объединило подобную информацию.

Книга кратко обобщает основные факты и проблемы с исчезновениями людей в каждой из стран. В главе про России кратко описывается история двух чеченских войн, последовавших за ними антитеррористических операций, «чеченизация» конфликта, исчезновения людей на всех этапах. Есть раздел про юридическую борьбу и там — ссылки на выигранные «Мемориалом» дела в ЕСПЧ. Анализируется проблема их исполнения.

Книга написана на английском языке. Глава про Турцию на двух — на английском и на турецком. Судя по тому, что на конференции книга лежала в открытом доступе, я думаю, что она так и будет распространяться. Книга также доступна онлайн.

— Как была построена конференция?

— 17 мая мы сначала посетили выставку, организованную турецкой НКО, которая была посвящена исчезновению людей. Ты знаешь, у них была такая интересная идея. Они сделали небольшие мраморные прямоугольные столбики, и на верхней части — фотография исчезнувшего человека. Мы эти столбики видели на самой выставке, а также мы смотрели видео, где было видно, что эти столбики можно брать и ставить в каком-то районе города. Например, на одном из видео ребята играют в футбол и стоит столбик с лицом человека. Как будто этот человек должен был быть здесь, но с ним что-то случилось.

После этого была презентация книги. Она проходила в большом выставочном пространстве — изначально это была библиотека, а потом ее объединили с большим залом для конференций. Создание этого пространства проспонсировал в рамках благотворительности местный банк. Это — в центре Стамбула.

На следующий день, в субботу, 18 мая, мы посетили акцию, которую проводят родственники похищенных в Турции. Они ее проводят уже 20 лет каждую субботу. Движение называется «Субботние матери» (Saturday’s mothers). Но в акции участвуют не только матери, но и другие родственники, а также все, кому важна эта тема, кто им сочувствует. Приходят уже и дети пропавших. То есть там уже не одно поколение.

Можно привести в пример эту акцию как символ борьбы родственников за то, чтобы знать правду о похищенных. Мероприятие очень трогательное. Часть акции проходит молча. Люди просто стоят, держат портреты своих пропавших родных. Затем люди произносят речи. Но не на сцене, а просто стоя в круге. Людей пришло достаточно много. Там такая улица — длинная и узкая, и когда мы пришли, было ощущение, что на ней несколько сотен человек. не было видно конца. Люди стояли довольно плотно.

Уже после акции мы пообщались с несколькими матерями. Они рассказали, что им было интересно узнать про то, что происходит в других странах. Они сказали, что ситуацию на Кипре они немного представляют себе, а, например, про Россию. Ливан, Иран они меньше знают. Они нас спросили. что у нас происходит.

— Как прошла презентация книги?

— Мероприятие было открытым для всех, объявление о нем было опубликовано в интернете.  Книги лежали в свободном доступе. В итоге пришло человек сто, наверное. Как мне объяснили организаторы, это их местное либеральное правозащитное сообщество, а также молодежь, студенты, интересующиеся правами человека. Публика выглядела заинтересованной, задавала вопросы. В основном, про Турцию, конечно, но и про другие страны тоже. 

— Никаких провокаций не было? 

— Нет, не было. Ты знаешь (смеется, — ред.), я про это тоже думала. Но вообще никаких проблем не было, все прошло мирно. Я спрашивала у организаторов, как турецкие власти на все это реагируют. Они ответили, что в чем-то похоже на нашу ситуацию. Нет такого, чтобы каждый раз приходили и устраивали провокации, но в теории есть шанс, что могут прийти, если, например. кто-то пожалуется, что проходит какое-то экстремистское мероприятие.

В Турции тоже «борются» с экстремизмом. Организатор этого мероприятия Керем (Kerem Çiftçioğlu, — ред.) рассказал, что несколько лет назад он был осужден к условному сроку по уголовному делу. У них работала «горячая линия», на которую они принимали информацию о похищениях и о разных нарушениях и затем публиковали ее на сайте. Эта линия была на него зарегистрирована. Турецкие власти посмотрели сайт и обвинили Керема в том, что он оправдывает террористов. Там сообщалось про людей, которые пропали, видимо, в контексте контртеррористических операций.

Автору книги, кстати, запретили въезд в Турцию. Она выступала по скайпу. Нам рассказали, что она жила в Турции и должна была получить вид на жительство, но по странному стечению обстоятельств как раз перед этой презентацией ей сообщили, что она его не получит. Судя по всему, ей запретили въезд из-за этой книги.

— Что было интересного на презентации, что запомнилось?

— Представитель Ливана рассказала, что их парламент недавно принял закон о праве родственников знать правду об исчезновениях людей. Этот закон разрабатывали представители НКО, потом они за счет общественной кампании смогли заставить парламент его принять. Этот закон — что-то наподобие Комиссии по правде и примирению, которые есть в разных странах мира. В такую Комиссию входят как представители госорганов, так и представители семей пропавших и НКО. Она не может влиять на уголовное преследование по делу, но помогает родственникам узнать правду — как именно произошло похищение. Таким образом она способствует примирению в стране через эту правду. Это, кстати, то, что советует ЕСПЧ России. В одном из решений суд написал, что России надо думать не только про юридические способы решения вопроса с исчезновением людей, но и какие-то несудебные способы искать. Я так понимаю, что это был намек на создание у нас такой Комиссии по правде и примирению. В России это не было реализовано, а в Ливане это смогли сделать.

Я выступала на презентации. Мне задали два вопроса. Один — про исполнение решений ЕСПЧ по делам об исчезновениях. Я рассказала, что оно в основном сводится к выплате компенсаций и к признанию на международном уровне, что российские власти ответственны за эти похищения. Рассказала, что в плане расследования ничего существенного не происходит. Иногда из-за решения ЕСПЧ возобновляется расследование, которое ранее было приостановлено, но в ходе нового расследования происходят все те же нарушения, на которые раньше указывал ЕСПЧ. То есть новое расследование не исправляет недостатки. Было всего несколько дел, которые закончились приговором в отношении тех, кто похищал людей.

Еще у меня спросили, что делает Россия для сохранения памяти о похищенных и насколько эта тема актуальна для людей за рамками правозащитного сообщества. Я сказала, что особо ничего не делается. С одной стороны, Россия формально признает решения ЕСПЧ, но на государственном уровне нет признания, что люди были похищены, и, соответственно, нет никаких памятных мероприятий. Сказала, что эта тема давно достаточно маргинальна — она интересует в основном правозащитников, и то, тех, кто как-то работает по ней. Широкие круги же населения думают, что люди были террористами и что такие методы борьбы с ними оправданы. Российское общество не глубоко интересуется этой темой.

Когда нам рассказывали про ситуацию в Турции, нам показали карту, на которой видно, где больше всего исчезло людей. Оказалось, что это совпадает с районом, где живут курды. Возникло обсуждение. Говорили, что много людей пропали в контексте ситуации с курдами, но при этом еще есть люди, которых лично как-то преследовали и которые исчезли по политическим мотивам.

Представители Кипра рассказали про положительный опыт взаимодействия НКО, которые работают в разных частях Кипра — на турецкой и греческой частях. С каждой стороны есть свои пропавшие. При этом представители НКО сотрудничают друг с другом.

— Судя по всему, ты под большим впечатлением от мероприятия.

— Меня воодушевили сами люди. Видно, что они все очень активны, идейны и мотивированы. Одним из воодушевляющих моментов было то, что приехали две женщины, которые живут и работают на Кипре на двух разных частях острова — на греческой и турецкой. И они дружат друг с другом. Они рассказали, что довольно поздно, лет в 16 или 17, узнали, о трагедии исчезновения людей на другой части острова, осознали этот факт и начали сотрудничать. Еще меня воодушевила женщина из Ливана, рассказавшая, что у них есть НКО, которая состоит из бывших солдат. Сейчас они помогают другим правозащитникам добывать информацию про совершенные преступления. Воодушевляет и сама идея сотрудничества правозащитных организаций разных стран.

Использованы фотографии gazeteduvar.com.tr, hakikatadalethafiza.org, а также иллюстрация из книги.