«Меня судят за помощь людям». Выступление в суде Татьяны Котляр, обвиняемой в незаконной регистрации мигрантов

18.04.2019

17 апреля в Обнинском городском суде состоялись прения по третьему уголовному делу правозащитницы Татьяны Котляр.

Текст выступления Татьяны Котляр, руководителя Калужского регионального отделения Общероссийского движения «За права человека», обвиняемой по ст. 322.2 и 322.3 УК в фиктивной временной регистрации нескольких сот беженцев и трудовых мигрантов в своей квартире с целью помочь им легализоваться и начать нормальную жизнь в России. Текст в электронном виде получен от самой Татьяны Михайловны.

Прокуратура запросила для Котляр штраф в 150 тысяч рублей. Следующее заседание суда состоится 25 апреля в 14.30.

Интересы Татьяны Котляр в суде представляет адвокат «Гражданского содействия» Илларион Васильев.

Татьяна Котляр. Выступление в прениях

1. Примечание к этим статьям [323.2 и 323.3 — прим.] УК РФ содержит положение, в соответствии с которым лицо, совершившее рассматриваемое преступление, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Что такое «способствовать раскрытию»? Это, я так понимаю, сообщить о своих действиях. В самом начале 2017 г. — 13 января, (начале периода, за который меня судят), я официально обращалась в прокуратуру, в УВМ УМВД, к Губернатору Калужской области Уполномоченному по правам человека с письмами, где сообщала, что я вынуждена регистрировать в моей квартире граждан Украины ввиду крайней необходимости, т. к. мне некуда их направить. Я не знаю адреса ни одного специального центра по регистрации беженцев с Украины на территории Калужской области. Я предлагала организовать такой специальный центр по регистрации беженцев с Украины на территории Калужской области. Не получив ответа, 16 марта 2017 г. я повторно написала начальнику УМВД области. Т. е. я всем сообщила о том, что я регистрирую граждан в моей квартире.
Возбуждению уголовного дела предшествовал вызов меня в прокуратуру, где я также давала письменные объяснения о регистрации мной граждан России и иностранных граждан в моей квартире. Т. о. я способствовала раскрытию этого преступления и поэтому меня освобождают от уголовной ответственности.

2. Фиктивную регистрацию определяют как регистрацию на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации, либо регистрацию по месту жительства без намерения проживать в соответствующем жилом помещении. Фальшивых документов никто не представлял. Но все свидетели на суде говорили, что не собирались жить в моей квартире. То, что они сами не собирались жить в квартире, не означает вины собственника в фиктивной регистрации.

3. Я являюсь правозащитником и на территории г. Обнинск, Калужской области на протяжении длительного времени осуществляю безвозмездную правовую помощь беженцам с Украины, т. е. ЛИУ, в том числе участникам Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом (утверждена Указом Президента РФ от 22 июня 2006 г. N 637 «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом»). Калужская область является одним из регионов, принимающих участников государственной программы переселения соотечественников (далее «переселившиеся соотечественники»).

4. Не я обещала гражданам Украины убежище в России и получение гражданства РФ в упрощенном порядке, а Президент РФ.

5. Крайня необходимость регистрации для беженцев с Украины, и участников программы переселения
Ч. 1 ст. 39 УК РФ:
«Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости».
Ч. 2 ст. 39 УК РФ:
«Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда».
К ст. 39 УК РФ есть комментарии:
«Крайняя необходимость представляет собой столкновение двух правоохраняемых интересов, когда для спасения большего блага вынужденно жертвуют меньшим благом. Крайняя необходимость заключается в причинении вреда каким-то правоохраняемым интересам для предотвращения неотвратимого в данных условиях иными средствами большего вреда, угрожающего личности, обществу, государству. Угрожающая опасность должна быть реальной, т. е. существовать в действительности, а не воображаемой».

В моем случае речь идет о защите личности. Причинение вреда при крайней необходимости в зависимости от ситуации может рассматриваться в одних случаях как общественно полезное. Это объясняется тем, что при крайней необходимости человек может действовать во благо других.
Я действовала во благо беженцев и переселенцев.

6. Для приема заявления на ВУ в отделе по беженцам УФМС в Калуге в 2017 г. и до сих пор требовали сначала оформить временную регистрацию (миграционный учет) в Калужской области. Если у гр-на не было регистрации, у него просто не принимали заявления на предоставления убежища. При выдаче Св-ва ВУ беженца предупреждают, что в срок 7 дней он должен стать на миграц. учет (оформить временную регистрацию), иначе его привлекут к адм. ответственности, и он не может получить РВП и гражданство РФ.

7. Беженец не имеет в Калужской области своего жилья и не может сам себе оформить временную регистрацию. Это должна сделать так наз. «принимающая сторона».
Но никакой «принимающей стороны» — т. е. местного жителя, или юр. лица, по чьему приглашению приехал беженец, у беженца просто нет, не существует в природе. Беженец едет не к кому-то. Он бежит от… Живет и работает, где удается. И во многих случаях там его не регистрируют.

8. «Принимающей стороной» для беженца является государство российское, которое и дает ему убежище. Но государство отказывается ставить беженца на миграционный учет. По крайней мере — в Калужской обл. В других регионах — ставит на учет местная администрация (про регистрацию в г. Кременки по адресу городской администрации — одно упоминание свидетеля Дудиной).

9. Моя позиция: государство само должно ставить беженца на миграционный учет. И прокурор в 2017 г., полагаю, был с этим согласен. В городской газете «Вы и мы» № 1 от 12.01.2017 г. опубликовано интервью прокурора г. Обнинска Д. Ю. Чумака. Среди прочего там обсуждали регистрацию граждан Украины в связи с моим уголовным делом. В газете написано: «Далее он (он — это прокурор) пояснил, что когда говорится о беженцах, люди должны знать, что на территории субъектов федерации принимается ряд нормативных актов, связанных с обеспечением их прав. Во многих городах создаются специальные центры по регистрации беженцев. „Но если приезжие сами не хотят идти в эти центры…“ — заметил Дмитрий Юрьевич».

Т. о. прокурор считает, что такие центры по регистрации беженцев должны быть. И я так считаю. В связи с этим я сама обратилась в прокуратуру, в УВМ УМВД, к Губернатору. Просила разъяснить:
— где в Калужской области находятся специальные центры по регистрации беженцев с Украины, ищущих убежище в Калужской области? Мне ничего не было известно о таких специальных центрах. (Для тех, кто не находился в ПВР).
По запросу предыдущего суда были получены ответы. В ответе начальника УВМ УМВД Кульбицкого от 17.04.17 по вопросам регистрации граждан Украины написано: «вопросы размещения указанная категория граждан решает самостоятельно».
— а вопросы регистрации (миграционного учета)?
Про регистрацию написано: «принимающая сторона» — гр-н РФ, или юр. лицо, у которых ИГ фактически проживает или работает.

10. Я пыталась заставить «принимающую сторону» — гр-н РФ, или юр. лицо, у которых ИГ фактически проживает — зарегистрировать граждан Украины. Ко мне в 2015 г. обратились граждане Украины Мовчан и Пилипенко, снимавшие квартиры в доходном доме в д. Кабицино МКР Молодежный. Снимали официально, по договору найма. У них не принимали заявление на убежище из-за отсутствия временной регистрации. Я обращалась к собственнику, но он не желал регистрировать жильцов. Тогда я написала в ОМВД Боровского р-на.
Ответ замнач. ОМВД района:

«В ходе проверки было установлено, что в органах УФМС Мовчан и Пилипенко было отказано в принятии документов на оформление статуса беженцев из р. Украина в связи с тем, что отсутствует временная регистрации на территории РФ.
Обязать собственника зарегистрировать гражданина в принадлежащее ему жилое помещение органы МВД не могут».(замнач ОМВД по Боровскому району Ю. Ю. Крундышев)
.

Полиция не может заставить, я тем более не могу. Прокурор Обнинска пытается, — но плохо кончается, хозяин жилья выгоняет жильцов.

11. Крайняя необходимость регистрации по месту жительства участников программы переселения, после получения РВП вызвана действовавшим законом. До 29 марта 2019 г. регистрации по месту жительства участникам программы переселения по закону требовалась для подачи документов на получение гражданства РФ. А также — для получения медполисов ОМС по РВП требовалась регистрации по месту жительства.

12. Крайняя необходимость регистрации для граждан России.

а) КоАП РФ Примечание к ст. 19.15.2. «Нарушение правил регистрации гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении.
Граждане Российской Федерации освобождаются от административной ответственности за административное правонарушение, предусмотренное настоящей статьей, в случае: проживания без регистрации по месту пребывания в жилом помещении, находящемся в соответствующем населенном пункте субъекта Российской Федерации, если они зарегистрированы по месту жительства в другом жилом помещении, находящемся в том же или ином населенном пункте того же субъекта Российской Федерации.»

Поэтому гражданину Российской Федерации, снимающему без регистрации жилье в Калужской области крайне необходимо получить регистрацию по любому адресу.

b) Для назначения пенсии бывшим переселенцам требуют регистрацию по месту жительства, без прописки в пенсии отказывают.

Я предотвращала опасность, угрожающую не государству, а обычным людям — беженцам, лицам, ищущим убежище в Калужской области, и тем, кто уже убежище получил, тем, кто стал участником Госпрограммы переселения соотечественников в Калужскую область. Эта опасность — не иметь временной регистрации (миграционного учета), который требуется по закону, и которую требуют от беженцев (ЛИУ) правоприменители — и для подачи заявления на ВУ, и после получения свидетельства ВУ и для получения медполиса, для устройства детей в школу и детсад, для трудоутройства. И для участия в Госпрограмме переселения соотечественников в Калужской области требовалось свидетельство ВУ и временная регистрация (миграционный учет) на территории Калужской обл. В случае, если гражданин Украины сразу подвал документы на выдачу РВП (минуя стадию ВУ), ему для этого также необходима временная регистрация.

Ко мне за помощью в регистрации обращались те граждане Украины, кто не мог зарегистрироваться по месту фактического пребывания. И у кого не было денег купить себе фиктивную регистрацию. Такую же фиктивную регистрацию, как у меня — только за деньги. Ну нет у беженцев денег. Полагаю, что регистрировать беженцев с Украины и переселенцев, участников Госпрограммы — должны государственные органы. Но из ответов УФМС, министерства труда и Уполномоченного по правам человека Зельникова ясно, что в Калужской обл. не созданы специальные центры по регистрации беженцев (на которые ссылался прокурор Обнинска). Ни Зельникову, ни мне не удалось добиться создания таких центров по регистрации беженцев и переселенцев. Хотя это — функция государства. В других регионах, напр., в Калининграде, это делают гос. органы. А у нас — не делают.

13. Приходится мне делать то, чего не делает государство.
Получение регистрации является для беженцев с Украины и для переселенцев вопросом жизни и смерти. Только регистрация дает возможность законно остаться жить в России, получить российское гражданство. Свидетель Игорь Ребров рассказывал, как его ополченцы вывезли с Юго-Востока Украины, где ему угрожала опасность, и оставили в Москве, дав 500 руб. Он вообще не имел знакомых в России. И только моя регистрация дала возможность ему и его жене учителю, стать участниками Госпрограммы переселения. Какая опасность грозит беженцам с Украины без регистрации? Опасность из беженца превратиться в нелегального мигранта и быть депортированным из России. А куда их могут депортировать? Обратно на Украину — откуда они бежали, спасая свою жизнь. Где их могут преследовать власти Украины. Или они снова окажутся в зоне военных действий и могут погибнуть.

В ст. 39 УК РФ говориться о деянии, совершенном в состоянии крайней необходимости т. е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами. Я не смогла устранить опасность для беженцев и переселенцев иными средствами — не сумела убедить Губернатора открыть в Калуге Центр для регистрации беженцев с Украины и переселенцев.

Превышения пределов крайней необходимости не было, т. к. никому мои действии не причинили вред, нет материального ущерба, нет потерпевших.
Прокурор считает, что крайняя необходимость бывает только при предотвращении опасности, угрожающую общегосударственным интересам. Но в ст. 39 написано сначала об устранении опасности, угрожающей людям, и только после людей — говорится об интересах общества и государства.

Я оказывала реальную помощь беженцам с Украины, ЛИУ, ищущим убежище на территории Калужской обл. и переселенцам. В 2015 г. я подала наш проект «Правовая помощь беженцам с Украины, ищущим убежище в Калужской обл." на конкурс Президентских грантов. И грант мы получили. И за это же — за помощь беженцам с Украины дали Национальную Премию «Гражданская инициатива» в 2017 г. и благодарность Уполномоченного по правам человека РФ я получила в 2017 г.

Сегодня меня судят за то, за что уже дали Национальную Премию и Президентский грант и благодарность УПЧ. Но главное — не грант и не премия и не благодарность УПЧ, а то, что мне уже удалось помочь сотням беженцам, может, тысячам. И они — благодаря моим действиям, моей регистрации они становятся участниками Госпрограммы переселения — и вскоре получают гр-во РФ.

Меня судят за помощь людям.