«Мемориал» представил доклад о ситуации с правами человека в Дагестане

15.04.2011

13 апреля 2011 года в Независимом пресс-центре Правозащитный центр «Мемориал» презентовал доклад «Новый курс Магомедова? Ситуация с правами человека и попытки консолидации общества в Республике Дагестан». Участниками пресс-конференции были авторы доклада - председатель Совета ПЦ «Мемориал» Олег

13 апреля 2011 года в Независимом пресс-центре Правозащитный центр «Мемориал» презентовал доклад «Новый курс Магомедова? Ситуация с правами человека и попытки консолидации общества в Республике Дагестан». Участниками пресс-конференции были авторы доклада - председатель Совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов и сотрудница «Мемориала», курирующая работу в Дагестане и Кабардино-Балкарии, Екатерина Сокирянская, а также член Совета ПЦ «Мемориал» Светлана Ганнушкина.

Выспупавший первым Олег Орлов сообщил, что презентация доклада проходит на трагическом фоне: террористические атаки в Дагестане не прекращаются.

«Меморил» работал в Дагестане ещё в 1999 году, когда в республику вторглись незаконные вооржённые формирования под командованием Басаева. Правозащитники посещали районы, где происходили конфликты, писали об этих событиях. Плотно же «Мемориал» начал работать в Дагестане с 2007 года, и с тех пор сотрудники организации констатируют постоянное ухудшение ситуации в республике. «Происходит сползание Дагестана в яму насилия, всё большего и большего насилия, с одной стороны — рост террористической угрозы, террористических атак, с другой стороны — беспрерывное незаконное насилие, государство, отвечающее террором на терроризм», - сказал Орлов.

С 2010 года, по словам Орлова, наметились новые тенденции развития ситуации, пока робкие и недостаточно последовательно воплощаемые в жизнь, но вселяющие надежду. «Именно поэтому наш доклад называется «Новый путь Магомедова?..» с вопросительным знаком. Этот вопросительный знак здесь очень важен», - объяснил Орлов.

Так каковы же эти тенденции?

Во-первых, республиканская власть пытается выстроить новые взаимоотношения с обществом, в том числе с общественными и некоторыми правозащитными организациями. Происходит взаимодействие по ряду вопросов. Раньше этого не было.

Во-вторых, представители власти вмешиваются в отдельные случаи нарушений прав человека и преступлений, которые совершают силовики, как это происходит, например, в Ингушетии. Иногда удаётся спасти человека, прекратить пытки, хотя системных изменений пока не происходит. «Система по-прежнему наточена на насилие, прежде всего — на незаконное насилие», - считает Орлов.

В-третьих, в Дагестане была создана комиссия по адаптации - орган, который должен помогать боевикам, желающим выйти из «леса», адаптироваться в мирной жизни. В комиссию включены представители умеренных салафитских общин, которых ранее клеймили, называли «ваххабитами». Также был проведён Третий съезд народов Дагестана, важным результатом которого стало то, что умеренные круги салафитских общин получили, в противоположность предыдущим годам, «возможность существовать в публичном пространстве».

«Самое страшное произойдёт, если эти тенденции, эти надежды не будут оправданы. Крах этих надежд будет означать для Дагестана очень тяжёлые последствия», - сказал Орлов.

По словам Орлова, доклад «Новый курс Магомедова?..» – не узко правозащитный доклад; в нём речь идёт и о политических тенденциях, и о взаимоотношениях между религиозными общинами, и о выстраивании диалога между властью и религиозными общинами. Примечательно, что в докладе описана позиция представителей умеренного крыла салафитской общины, которых нередко ошибочно называют «ваххабитами». Для мира и стабильности в Дагестане важно учесть и их предложения и оценки, ведь конфликт в этой республике изначально носит не только политический, но и религиозный характер (в отличие, например, от Чеченской Республики).

Большое внимание в докладе уделено преступлениям террористов: в 2010 году происходили взрывы на пляже, в кафе бросали гранаты, убивали религиозных деятелей.

Общественный диалог может быть продуктивным лишь на базе осуждения терроризма.

Екатерина Сокирянская, соавтора доклада, говорила о конкретных нарушениях прав человека в Дагестане. Она привела статистические данные о похищениях (наиболее растространённой форме нарушения прав человека), зафиксированных «Мемориалом». Сокирянская отметила, что офиса у «Мемориала» в Дагестане нет, поэтому мониторингом охватываются лишь некоторые районы республики и данные организации о похищенных неполные.

Ещё одной серьёзной проблемой Дагестана являются пытки, систематически применяемые в местах предварительного содержания и «секретных тюрьмах». Людей мучают, чтобы получить информацию или добиться признательных показаний об участии в незаконных вооружённых формированиях. Особую обеспокоенность, по словам Сокирянской, у правозащитников вызывает Кизилюртовский РОВД. «Мы получаем систематические сигналы о применении пыток, избиениях задержанных, пытках голодом в этом РОВД», - рассказала Сокирянская.

Кроме того, нередко нарушаются права людей при проведении спецопераций, ликвидации боевиков. Порой подвергаются опасности мирные жители (см., например, вопиющую историю об использования жителя Дагестана Абдулкадыра Исламова и его ученика в качестве «живого щита», на стр. 45 доклада).

Нарушения прав человека происходят в Дагестане далеко не только при проведении спецопераций. За последний год милиционеры избили и покалечили 14-летнего мальчика, пытали молодого человека по подозрению в краже, избили пятерых адвокатов, четыре из них — женщины. Более того, если потерпевшие пытаются требовать расследования нарушений, против них в ответ возбуждаются уголовные дела. «Безнаказанность» – ключевое слово для описания ситуации в Дагестане. Показательно, что лишь одно из дел, описанных в докладе, расследовано и доведено до суда – дело об избиении 14-летнего мальчика. «Важно, чтобы суд над милиционерами состоялся, чтобы он был публичным... Если бы таких процессов было не один, а пять или десять, это бы кардинально изменило ситуацию в республике: изменило бы восприятие обществом власти», - считает Сокирянская.

Отметила Сокирянская и важность диалога с салафитами. В прошлом году произошла встреча представителей власти и салафитов, и на этом всё закончилось, тогда как диалог с представителями этой исламской общины мог бы остановить отток молодёжи в «лес».

Светлана Ганнушкина считает, что сейчас в Дагестане обстановка взрывоопасная, республика - одна из «горячих точек» на территории России.

Особенность Дагестана же заключается в том, что, помимо противостояния между правоохранительными структурами и населением, в республике очень серьёзное внутриконфессиональное противостояние.

Важной работой правозащитников и властей Ганнушкина назвала разработку диалоговых площадок для конфликтующих сторон. По мнению Ганнушкиной, диалог необходим на самых разных уровнях. К нему должны быть привлечены и представители федеральной власти. 18-19 мая в Махачкале пройдёт круглый стол на тему «Гражданский мир в Дагестане: Власть и общество в поисках выхода из кризиса». Подготовка уже идёт. Организаторами выступают Михаил Федотов (Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека), уполономоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, Николай Сванидзе (Общественная палата) и Людмила Алексеева (Московская Хельсинкская группа).

Доклад «Новый курс Магомедова? Ситуация с правами человека и попытки консолидации общества в Республике Дагестан» размещён на сайте ПЦ «Мемориал».