«Мемориал» пожаловался в ЕСПЧ на полицейских. Они демонтировали баннеры про Путина во время митинга в годовщину «болотного дела»

08.11.2019

Жалоба подана от имени руководителя программы «Поддержка политзаключённых» Правозащитного центра «Мемориал» Сергея Давидиса, который был одним из организаторов акции 6 мая 2017 года

Правозащитный центр (ПЦ) «Мемориал» подал в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобу от имени руководителя программы «Поддержка политзаключённых» организации Сергея Давидиса. В жалобе оспариваются действия полицейских, которые во время митинга на проспекте Академика Сахарова 6 мая 2017 года, организованного по поводу пятилетней годовщины «болотного дела», незаконно демонтировали два баннера, установленных на сцене. На том, что был прикреплен к задней части конструкции в качестве фона для выступающих, было написано: «Пять лет после Болотной, Хватит Путина! Хватит воевать! Хватит уничтожать Россию! Хватит репрессий! Хватит мракобесия! Хватит воровать! Хватит терпеть Кадырова!» На том, что был установлен в нижней части трибуны: «Болотное дело — преступление путинского режима!» Акция была согласована, Давидис был одним из её организаторов. 

Примерно за час до начала публичного мероприятия группа неизвестных сотрудников правоохранительных органов и лиц без форменной одежды по команде одного из них демонтировала вышеуказанные баннеры и унесла их в припаркованные рядом полицейские машины.

На возражения, замечания и указания на незаконность этих действий со стороны организаторов митинга сотрудники правоохранительных органов не реагировали.

Во время последующих переговоров с организаторами митинга представители органов исполнительной власти заявили, что баннеры были изъяты по причине того, что они не соответствуют цели митинга, вернуть их отказались.

Действия правоохранительных органов были оспорены в национальных судах:

  • 4 августа 2017 года Сергей Давидис подал административный иск в Тверской районный суд Москвы в отношении ГУ МВД России по Москве о признании демонтажа баннеров незаконным и нарушающим свободу выражения мнения и собраний. В ходатайстве о вызове свидетелей истца было отклонено. Представитель ответчика заявил, что вмешательство было осуществлено, так как баннеры «с учётом возможной негативной речи выступающих (организаторов), могли стать одним из факторов манипулирования гражданами, пришедших на митинг, вызвать у них агрессивный настрой и поведение и, как следствие, привести к стычкам и массовым беспорядкам». Суд отказал удовлетворить требования Давидиса. 
  • 15 января 2018 года Давидис обжаловал решение Тверского райсуда Москвы в Московском городском суде. Мосгорсуд отказал в удовлетворении требований апелляционной жалобы.
  • 16 октября 2018 года была подана кассационная жалоба в президиум Московского городского суда. 26 ноября 2018 года он вынес определение об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании.
  • 11 марта 2019 года была подана кассационная жалоба в Верховный суд России. Он отказался рассматривать её в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам.

ПЦ «Мемориал» жалуется в ЕСПЧ на нарушение ст. 6, 10, 11 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство, право на свободу выражения мнения, право на свободу собраний и объединений). 

Подробное изложение имевших место нарушений Конвенции см. ниже, в приложении к этому материалу.

  • Комментарии юристов, готовивших жалобу

Денис Шедов, юрист ПЦ «Мемориал»:

— К сожалению, цензура на митингах — это распространенная практика. Сейчас вместе с Сергеем Давидисом мы обжалуем несколько подобных вмешательств со стороны полицейских, которым не понравились те или иные плакаты демонстрантов. В частности, оспариваем незаконную цензуру агитационных материалов во время акции 26 февраля 2017 года в память об убитом политике Борисе Немцове.

Масштабы цензуры на согласованных акциях в России таковы, что нам с коллегами из «ОВД-Инфо» пришлось сделать специальную инструкцию, где мы подробно изложили процедуру обжалования незаконной цензуры, а также подготовили полный набор всех необходимых шаблонов для суда. Мы надеемся, что пунктуальное обжалование каждого нарушения свободы собраний и выражения в конечном результате изменит ситуацию. В прошлом году нам с Сергеем Давидисом уже удалось добиться в Верховном суде России признания незаконным отказа в согласовании протестной акции, хотя до этого были десятки жалоб, в которых мы получали отказы и могли надеяться только на ЕСПЧ.

Александр Лохмутов, стажёр ПЦ «Мемориал»:

— Претензий к российским властям у нас две: полицейская цензура протестов (нарушение ст. 11 Конвенции) и справедливость суда (нарушение ст. 6).

Согласно решениям российских судов по этому делу, цензура у нас в стране не только не запрещена, но полиция якобы прямо наделена такими полномочиями законом «О полиции». Это, конечно, не так, и Европейский суд уже множество раз устанавливал нарушение российскими властями свободы собраний и мнений, которые, согласно Конвенции, не подлежат ограничениям, кроме тех, что установлены законом и необходимы в демократическом обществе. Эту статью Конвенции, кстати, Сергей Давидис процитировал в апелляционной жалобе, утверждая, что его права нарушены, а Московский городской суд процитировал дважды, и тут же, не мудрствуя лукаво, сделал вывод, что нет, не нарушены. Как будто живём в каких-то параллельных реальностях в эпоху постправа.

Полиция (соответственно, и Тверской районный суд, и Московский городской суд) обосновывает необходимость так:

«Данные баннеры с учётом возможной негативной речи выступающих (организаторов), могли стать одним из факторов манипулирования гражданами, пришедших (sic) на митинг, вызвать у них агрессивный настрой и поведение и, как следствие, привести к стычкам и массовым беспорядкам».

Суды скопировали это из возражения на иск от представителя полиции, вместе с возражением целиком и всеми ошибками, районный суд даже от себя ничего добавлять не стал. Ни о какой справедливости разбирательства в таких условиях речи не идёт, да суды даже и не очень притворяются, не просто отвергая все аргументы, а даже их не рассматривая, как будто никто ничего и не оспаривал. Это нарушает устоявшийся в практике Европейского суда принцип «справедливость не только должна вершиться, но вершиться во всеуслышание». Европейский суд почему-то больше российских беспокоится, что явная несправедливость разбирательств может подорвать в гражданах доверие к правосудию. Казалось бы, куда уж.

Кирилл Горлов, стажёр ПЦ «Мемориал»:

— Основная проблема здесь, а также во многих других подобных делах, заключается в том что, когда полиция нарушает российские законы, конституционные и международно-правовые права и свободы человека, то, теоретически, суды должны признавать такие действия незаконными и противоправными. Однако в подобных делах суды закрывают на всё глаза и полностью принимают позицию правоохранительных органов, какой бы абсурдной она не была, а доводы тех, чьи права нарушены, вовсе игнорируются. Т. е. судебный процесс — это лишь формальность. После этого приходится показывать абсурдность таких решений, что часто бывает непросто, поскольку суды часто пишут много абстрактного, без конкретики. Международные органы и суды — наша единственная надежда на юридическое признание нарушений прав заявителей, однако они не занимаются тем, что ревизируют судебные решения национальных судов, что ещё усложняет нашу задачу, особенно в части того, что суд не был справедлив.

Программа: Поддержка политзеков
Согласованное публичное мероприятие 6 мая 2012 года в Москве, как известно, вылилось в противостояние части его участников с полицией.