«Мемориал» подал в Европейский суд жалобу по убийству журналиста и общественного активиста из Кабардино-Балкарии Тимура Куашева

13.06.2018

Заявители по жалобе — родители Тимура, Хамби Куашев и Лариса Бакуева.

Тимур Куашев исчез 31 июля 2014 года. На следующий день его тело было обнаружено на обочине дороги в пригороде Нальчика в четырех километрах от спортивной площадки, где он бегал каждый день, и в полутора километрах от его дома.

На теле не было ранений, но имелся кровоподтек в области левого глаза. В подмышечной впадине у него был обнаружен след от укола. Эксперт, проводивший первичный осмотр трупа, сделал предварительный вывод о том, что смерть наступила в результате отправления. 4 августа было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 105 (убийство) УК РФ.

В ходе расследования следственные органы пришли к выводу, что причина смерти — острая коронарная недостаточность. Судмедэксперты проверяли наличие в крови Тимура наиболее распространенных наркотических веществ и лекарственных препаратов, однако исследование на отравление нераспространенными ядами не проводилось, несмотря на то, что отец убитого неоднократно ходатайствовал об этом.

Родители Куашева утверждают, что Тимур был здоров, регулярно занимался спортом.

Отцу Тимура, который настаивал на проведении дополнительных экспертиз, а также на проверке версии о причастности к смерти его сына сотрудников правоохранительных органов, следствие отказывало. Не были серьезно расследованы угрозы, которые Куашев получал в ЖЖ и непосредственно от сотрудников правоохранительных органов незадолго до гибели. Следствие не пыталось установить связь угроз с гибелью журналиста.

На национальном уровне родителей Куашева представлял адвокат Заур Шомахов, работавший по договору с Правозащитным центром «Мемориал». Жалобу в ЕСПЧ подали юридический директор программы «Защита прав человека с использованием международных механизмов» ПЦ «Мемориал» Кирилл Коротеев и юрист организации Дарья Бахарева. В деле Куашева нарушены статьи 2 (право на жизнь) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Куашев был членом партии «Яблоко», заместителем председателя молодежного совета Общественной палаты КБР, активистом «Молодых юристов России». Как журналист, он сотрудничал с журналом «ДОШ» и порталом «Кавказская политика», вел блог в ЖЖ. Среди его тем — нарушения прав человека, пытки, аннексия Крыма, проблемы Северного Кавказа. Он сотрудничал с правозащитными организациями, включая ПЦ «Мемориал».

Серьезно опасаться за свою жизнь Куашев начал с 2013 года, когда ему стали угрожать в интернете в связи с его правозащитной работой. Он обратился в полицию, сообщив, что воспринимает эти угрозы серьезно и опасается за свою жизнь. Тем не менее, он продолжал организовывать митинги и вести активную общественную и журналистскую работу.

3 мая 2013 года он организовал митинг против произвола силовиков в Нальчике. 17 мая 2014 года опубликовал у себя в ЖЖ пост «Ложь и провокация», в котором обвинил задержавших его после этого митинга сотрудников Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД в некомпетентности. После следующего же организованного им митинга его доставили в ЦПЭ и угрожали из-за этого поста.

27 мая 2013 года Куашев обратился в полицию с заявлением о клевете и угрозах насилия и расправы. Он указал, что 30 апреля 2013 года в ЖЖ и на портале Kavkazpress, известном как неофициальный ресурс силовиков, был опубликован текст «Пациент Тимур Куашев», в котором автор обвинял его в совершении преступления — пропаганде экстремистских идей. В комментариях автор текста и другие пользователи угрожали Тимуру. В ходе предварительной проверки был сделан вывод, что идентифицировать автора поста не представляется возможным из-за того, что серверы ЖЖ находятся на территории США. 28 августа 2013 года в возбуждении уголовного дела по угрозам было отказано.

Известны и другие случаи угроз в адрес Тимура Куашева.

В ходе расследования уголовного дела выяснилось, что видеозаписи с ближайших к месту убийства камер наружного наблюдения не сохранились. Следователь систематически отказывался проверять версию родителей Тимура о причастности к его убийству силовиков, угрожавших ему прежде. Несмотря на многократные ходатайства и жалобы Хамби Куашева и два решения Нальчикского районного суда (от 6 февраля и от 2 июня 2016 года), в которых суд признавал незаконным бездействие следователя, следственные действия, которые Хамби просил провести для проверки своей версии, таки не были проведены.

В ходе подготовки жалобы в ЕСПЧ родственники Куашева привлекли к делу в качестве эксперта патологоанатома доктора Джона Кларка. Изучив документы, касающиеся смерти Тимура, он выразил серьезные сомнения в интерпретации данных и сделанных следствием выводах.  По его мнению, основываясь на описанных экспертами морфологических признаках, нельзя прийти к однозначному заключению о наличии острой коронарной недостаточности. Более того, даже если диагноз оказался верным, эксперты не объяснили, каким образом это привело к смерти Тимура. Доктор Кларк также раскритиковал экспертов за то, что они не исследовали возможность отравления менее распространенными веществами. Эксперты не установили происхождение следа от укола в левой подмышечной впадине. Вместо этого они ограничились голословным утверждением о том, что след от укола не был связан с гибелью Тимура.

В нарушение статей 2 и 13 Конвенции, не проведено эффективное расследование гибели Куашева, не установлена реальная причина его смерти. Не было расследовано возможное участие силовиков в его гибели. Не были расследованы угрозы, которые получал Тимур. Подход к жалобам Куашева на угрозы был формальным и узким. Следователь не учел, что характер деятельности Куашева мог представлять серьезную опасность для его жизни.