«Мемориал» обратился в ЕСПЧ по делу осуждённого за причастность к «Хизб ут-Тахрир»

13.07.2020

Ярослав Тимофеев был приговорён к 12 годам колонии – юристы «Мемориала» указывают на нарушения Конвенции по правам человека

Юристы Правозащитного центра «Мемориал» Марина Агальцова и Тамилла Иманова направили в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобу от имени Ярослава Тимофеева. Житель Башкортостана был приговорён к 12 годам колонии строгого режима по групповому «делу 12-ти» за участие в деятельности организации, признанной террористической, в связи с причастностью к «Хизб ут-Тахрир» (организация запрещена в России). Юристы «Мемориала» ранее уже подавали жалобу в ЕСПЧ о неправомерном и избыточном преследовании за участие в «Хизб ут-Тахрир» в России. Обвиняемые и осуждённые по делам «Хизб ут-Тахрир» признаны ПЦ «Мемориал» политическими заключёнными. 

Юристы «Мемориала» полагают, что в деле Тимофеева нарушены статьи 7 (наказание исключительно на основании закона) и 9-11 (свобода мысли, совести и религии, свобода выражения мнения, собраний и объединений) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Ярослав Тимофеев, которому сейчас 24 года, с января 2015 по июль 2016 года посещал занятия организации «Хизб ут-Тахрир» в Уфе. С июля 2016 года он прекратил посещать занятия «Хизб ут-Тахрира» и отказался от идеологии организации. Собрания ячейки продолжались по 8 февраля 2017 года. С 10 февраля по 2 августа 2017 года её члены были задержаны правоохранительными органами. Тимофеев был также задержан и арестован, в ходе обыска запрещённой литературы обнаружено не было. 

По словам Тимофеева, которые подтверждают свидетели, другие подсудимые, он являлся учеником-«дарисом». Он не приносил клятву верности и не стал членом – «хизбием». Согласно российскому законодательству, лицо, добровольно прекратившее участие в организации, признанной террористической, до задержания, освобождается от уголовной ответственности. Тимофеев утверждает, что, во-первых, не являлся участником организации по смыслу правил участия в ней, во-вторых, прекратил какое-либо взаимодействие с её участниками более чем за шесть месяцев до ареста.

Тем не менее российские суды указали, что прекращение участия возможно только путём письменного обращения в правоохранительные органы или совершением иных фиксирующих выход действий. Такое требование не предписано законом и/или судебной практикой. Более того, два свидетеля по делу, также прекратившие обучение до ареста, не обращались в правоохранительные органы с заявлением, но были освобождены от уголовной ответственности. 

Статья 7

Жалоба в ЕСПЧ подана на нарушение ст. 7, среди прочего – нарушение запрета ретроспективного применения законодательства относительно: 

  • требования обратиться в государственные органы, чтобы зафиксировать выход из организации;

  • изменения правил о том, когда лицо признаётся участником организации; 

  • увеличения наказания в два раза (когда Тимофеев прекратил обучение, наказание было от 5 до 10 лет лишения свободы, однако через три месяца после выхода оно стало от 10 до 20 лет лишения). Суды применили более строгие правила. 

Российские суды признали, что освобождение от ответственности возможно только в случае, если заявитель сообщил в государственные органы о своём выходе из организации, либо иным образом зафиксировал выход. Из текста ст. 205.5 УК РФ следует, что для освобождения от ответственности необходимо добровольно прекратить участие. В отличие от ст. 205.3 и 204.4 УК РФ статья не требует обращаться в правоохранительные органы. Начиная с 2018 года суды начали трактовать ст. 205.5 УК так, что человеку нужно сообщить в государственные органы об окончании участия, чтобы его освободили от ответственности. На момент обучения Тимофеева такой судебной практики не было. Поэтому российские суды при осуждении Тимофеева использовали более строгие правила, чем те, которые существовали на момент окончания обучения. 

Осужденные по «делу 12-ти»: Батыр Мухаметов, Булат Рахманов, Михаил Топтыгин, Руслан Зайнуллин, Урал Абдрахимов, Руслан Рахматуллин, Тимур Гадиев, Радик Валиахметов, Ярослав Тимофеев и Вадим Давлетбаев

Суды признали участие заявителя в организации доказанным на основании формулировки Постановления Пленума Верховного Суда: «под участием в деятельности террористической организации понимается совершение лицом умышленных действий, относящихся к продолжению или возобновлению деятельности данной организации (проведение бесед в целях пропаганды деятельности запрещённой организации, непосредственное участие в проводимых организационных мероприятиях и т.п.)». Но это редакция от 3 ноября 2016 года. А редакция, которая действовала на  момент обучения Тимофеева, закрепляла совсем иные правила. Тогда под участием понималось вхождение в состав (например, принятие присяги, дача подписки или устного согласия, получение формы, оружия) или выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности организации. Так как Тимофеев был учеником и не давал клятвы, то он считал, что не участвует в деятельности организации. Однако суды применили другие правила для определения участия, которые были созданы после окончания обучения. Следовательно, российские суды нарушили запрет ретроспективного применения законодательства.  

Заявитель обучался в «Хизб ут-Тахрир» с января 2015 года по июль 2016 года. Во это время действовала редакция Уголовного кодекса РФ с наказанием за участие в виде лишения свободы от 5 до 10 лет. 6 июля 2016 наказание увеличили – лишение свободы от 10 до 20 лет. Хотя Тимофеев уже в июле 2016 года прекратил участие в «Хизб ут-Тахрир», к нему был применён более суровый закон, чем тот, который действовал во время его участия. 

Статьи 9-11 

ЕСПЧ ранее, в деле Касымахунова / Сайбаталова указал, что члены «Хизб ут-Тахрир» не могут жаловаться на нарушение ст. 9-11 за привлечение к уголовной ответственности, так как деятельность «Хизб ут-Тахрир» подрывает демократические ценности. Несмотря на это, хотя уголовное преследование само по себе не нарушает Конвенцию, колоссально непропорциональные сроки лишения свободы за принадлежность к запрещённой группе должны входить в поле проверки. Заявитель полагает, что его осуждение на 12 лет за принадлежность к террористической группе не является необходимым в демократическом обществе в силу непропорциональности, так как: 

  1. Тимофеев был дарисом (учеником), то есть не являлся членом партии. 

  2. Он не призывал к насилию (приложение письменные пояснения заявителя; приложение протокол судебного заседания ст. 33, 131-132). Допрошенный в суде специалист Бигнова М.В., которая выступала в суде на стороне обвинения, проанализировала стенограммы встреч «Хизб ут-Тахрир» и не обнаружила призывов к насильственному свержению строя (приложение протокол судебного заседания ст. 131-137). 

  3. Заявитель знал, что «Хизб ут-Тахрир» запрещена в России. Однако заявитель не мог из решения Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 г. N ГКПИ 03-116 о признании «Хизб ут-Тахрир» террористической организацией сделать вывод, что организация допускает насилие в качестве средства достижения целей. Решение ВС от 14 февраля 2003 года содержит всего три абзаца относительно партии (76 слов). В качестве оснований для запрета «Хизб ут-Тахрир» там указывается: «воинствующая исламистская пропаганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим религиям; активная вербовка сторонников, целенаправленная работа по внесению раскола в общество (прежде всего пропагандистская с мощным финансовым подкреплением)». Заявитель не знал, какие методы допускает «Хизб ут-Тахрир» после построения халифата. Во время его обучения призывы к насильственным действиям для создания Халифата или расправе с евреями отсутствовали (приложение письменные пояснения). Более того, специалист стороны обвинения Бигнова М.А, заявила, что «вряд ли на первом этапе, по крайней мере, в тех брошюрах и текстах, кои используются при первоначальной вербовке, могут быть подобные пункты» (о воинствующем исламе, нетерпимости к другим религиям, внесении раскола в общество», ст. 137). «Ни одно новое религиозное движение не сообщает, что его цели деструктивны… Сначала декларируются правильные цели, поддержка, исправление общества, а вот методы, к которым партия разрешает прибегать впоследствии – это уже другое дело. И, как правило, на примере других исламских организаций, это делается далеко не со всеми людьми, вступившими в партию» (стр. 137).  

  4. Заявитель был признан виновным за участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической (ст. 205.5 УК РФ). Признание виновным по этой статье требует лишь доказать, что человек участвовал в организации. Обвинение не должно доказывать наличие террористических мотивов и призывов к насилию в деятельности конкретных обвиняемых. Поэтому во время судебного процесса по настоящему делу сторона обвинения и не оспаривала, что обвиняемые (в том числе, заявитель) не призывали к насилию. Заявитель также обращает внимание суда, что российский УК включает смежную статью – ст. 205.4 УК РФ, которая предусматривает наказание за участие в  террористическом сообществе (устойчивая группа лиц, заранее объединившихся в целях осуществления террористической деятельности). Однако ст. 205.4 предусматривает наказание в два раза легче, нежели ст. 205.5, – от 5 до 10 лет лишения свободы. 

  5. Тимофеев вышел из состава «Хизб ут-Тахрир» добровольно, так как появились сомнения в организации (приложение письменные пояснения заявителя, приложение протокол судебного заседания ст. 289).  

  6. У заявителя  не было литературы «Хизб ут-Тахрир».

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман
Программа: Центральная Азия

В последние годы организация «Хизб ут-Тахрир» — ненасильственная международная исламская организация, созданная в начале 50-х годов прошлого века на Ближнем Востоке и выступающая за создание всемирного исламского Халифата — получила широкое распро

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман

Мухаметов Батыр Радикович, Рахманов Булат Забирович, Абдрахимов Урал Илшатович, Валиахметов Радик Рафисович, Гадиев Тимур Дамирович, Галиев Урал Тагирович, Давлетбаев Вадим Закиевич, Зайнуллин Руслан Александрович, Наумов Артём Юрьевич, Ра