«Медики сами предлагают вылить вакцину и удивляются, если человек отказывается». Особенности северокавказской пандемии

08.10.2021

Обзор ситуации с коронавирусом на Северном Кавказе в бюллетене за лето

Ещё одной из ключевых тем бюллетеня программы «Горячие точки» за июнь-август стала кампания по вакцинации в республиках региона. Зимой мы отмечали исключительно низкий даже по российским меркам уровень доверия к вакцинам и, шире, ко всей государственной политике борьбы с коронавирусной инфекцией. 

Объявленная в стране кампания массовой вакцинации особенного успеха не имела нигде, а на Северном Кавказе темпы вакцинации были едва ли не самыми низкими среди регионов России. Весной и летом ситуация кардинально не изменилась. Доля полностью иммунизированного взрослого населения к началу осени в республиках СК колебалась от 11,6% в Дагестане до 52,9% в Чечне (за счёт чего это было достигнуто — читайте ниже). 

Существенный рост заболеваемости был отмечен с июня 2021 года. Регионы один за другим ужесточали карантинные меры и возвращали ограничения, отменённые после спада «второй волны»: обязательный масочный режим, ограничения массовых мероприятий и работы развлекательных заведений, режим самоизоляции для некоторых категорий, а также запрет на богослужения в мечетях, церквях и синагогах с присутствием прихожан и другие. 

Принуждение к вакцинации…

На Северном Кавказе с осени прошлого года зазвучали опасения: вакцинация станет принудительной. Это – в совокупности с многократно отмеченным нами недоверием к властям – создавало заметную напряжённость в обществе. Возможно, поэтому власти не торопились начинать принудительную кампанию. Однако обстановка заметно ухудшалась, а доля привитых росла слишком медленно, и меры последовали: появились требования вакцинировать не менее определённого процента работающих, всех сотрудников в некоторых сферах (образование, торговля и т.п.). 

Особняком, как всегда, стояла Чеченская Республика. Формально обязательная вакцинация в регионе не объявлялась, однако принуждение здесь было куда более жёстким, чем где-либо ещё. 

Жители Чечни сообщали о принуждении под угрозой увольнения сотрудников детских садов и полицейских. При этом игнорировались документально подтверждённые противопоказания к вакцинации.

От детей требовали сертификаты о вакцинации родителей, угрожая в противном случае не пускать в школу.

Студентов без сертификатов не пропускали на занятия, руководители требовали от подчинённых справки о вакцинации, угрожая увольнением, посетителей в кафе отказывались обслуживать, а местным врачам было запрещено выдавать отвод от вакцинирования.

В мессенджерах массово распространялись голосовые сообщения от имени местных силовиков: они обещали выявлять непривитых от Covid-19.

По республике проходили полицейские рейды – силовики выставляли дополнительные посты при въездах в населённые пункты и проверяли у водителей сертификаты о вакцинации. При отсутствии документа машину изымали и отправляли на штрафстоянку с условием, что владелец получит автомобиль обратно только после вакцинации. В некоторых случаях силовики требовали привести с собой ещё двоих привитых жителей республики.

Все трудоустроенные жители Чечни под страхом увольнения были обязаны пройти вакцинацию. 

Тем временем, по словам министра ЧР по туризму Муслима Байтазиева, вакцинация в республике «была и остаётся добровольной мерой противодействия распространению коронавирусной инфекции». Уже 23 июля заместитель председателя правительства Чечни Ваха Усмаев сообщил, что привито 91,3% взрослого населения. Скорее всего, речь шла о доле 91,3% от планового показателя, поставленного Минздравом РФ (60% взрослого населения).

…и её последствия

Недоверие властям и пропагандируемым ими вакцинам, с одной стороны, и жёсткий прессинг под угрозой потери работы, с другой, вполне закономерно породили рынок лжевакцинации и поддельных сертификатов о прививках. Это не специфически северокавказский феномен. В той или иной форме уклонение от вакцинации распространилось по всей России, особенно после массового введения принудительной вакцинации.

Лжевакцинацию в том числе стимулировало и недовольство обязательностью среди медицинских работников.

Такая практика несёт несколько угроз. Во-первых, происходит разбазаривание отнюдь не безграничного запаса вакцин – уже летом северокавказские республики столкнулись с их нехваткой. Во-вторых, отнюдь не в пользу вакцинации искажается статистика: лжепривитый в смысле вероятности заразиться и тяжести течения болезни никак не отличается от непривитого, что служит дополнительным «доказательством» бесполезности вакцины.

Сложно оценить, насколько распространена эта практика: неофициальные опросы и наблюдения сотрудников ПЦ «Мемориал» позволяют предположить, что достаточно широко. По разным регионам ситуация разная, официальной оценки нет, поскольку нет даже признания такого явления: в СМИ встречаются публикации об отдельных случаях, сообщений о возбуждении уголовных дел также немного.

В Чечне, по словам собеседников сотрудника ПЦ «Мемориал», фальшивая вакцинация – явление массовое, лжевакцинированных едва ли не больше, чем привитых. Медработники зачастую сами предлагают вылить препарат и удивляются, если клиент отказывается. Сообщение о том, что человек реально вакцинировался, в обществе встречают с недоумением, если не с осуждением.

Сначала власти ЧР, видимо, решили отрицать само явление лжевакцинации. Затем концепция поменялась: стало известно о задержаниях и возбуждении уголовных дел. Также уголовные дела были возбуждены в Дагестане, Карачаево-Черкессии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии. 

Подробнее читайте в бюллетене «Ситуация в зоне вооружённого конфликта на Северном Кавказе летом 2021 года».

Инфографика

Рис. 1. Изменение смертности в регионах Северного Кавказа в декабре 2020 г. – июле 2021 г. (в % относительно данных за аналогичный период 2019 г.)

(подготовлено ПЦ «Мемориал» по материалам Росстата, ссылки на источники данных см. в бюллетене)

Рис. 2. Изменение смертности в регионах Северного Кавказа по сезонам за весь период пандемии (в % относительно данных за аналогичный период 2019–2020 гг.)

(подготовлено ПЦ «Мемориал» по материалам Росстата, ссылки на источники данных см. в бюллетене)

Табл. 1. Уровень вакцинации от Covid-19 на Северном Кавказе в конце лета – начале осени 2021 г. и его изменение по сравнению с началом лета 2021 г.

(подготовлено ПЦ «Мемориал» по данным открытых источников, ссылки на источники данных см. в бюллетене)

Регион

Этап вакцинации, чел.

Доля полностью иммунизированного взрослого населения, %

1 компонент

2 компонент

Конец весны – начало лета

Конец лета – начало осени

Дагестан

378 495

260 826

Нет данных

11.6%

Ингушетия

140 923

126 411

8.8%

35.4%

КБР

159 227

122 890

4.2%

18.6%

КЧР

112 321

100 580

8.7%

28.0%

РСО-А

132 103

123 131

6.2%

23.3%

Ставрополье

658 500

598 500

9.2%

27.1%

Чечня

632 068

502 327

6.3%

52.9%

 

Поделиться: