Каково это — 15 лет добиваться российского гражданства, на которое ты имеешь полное право

20.06.2019

Валерия Горбасенко из Амурской области рассказала «Мемориалу» свою историю.

«Меня зовут Валерия, я живу в Благовещенске. Мне пришлось много лет добиваться российского гражданства, на которое я имею право по закону.

Я родилась в семье военнослужащего Группы советских войск в Германии в 1988 году. Уже через два года отца перевели в поселок Екатеринославка Амурской области, и мы всей семьей переехали туда.

В 1995 году у мамы заболели родители, и мы с ней и с братом переехали в украинский Славянск. Отец приезжал к нам, когда была возможность, — еще в 1992 году он ушел из армии и работал вахтовым методом как механик тяжелой техники — пригодился армейский опыт, он служил танкистом.

Дедушка умер. Бабушка сказала, что готова пожить одна, и в 2004 году мы вернулись в Россию, снова стали жить вместе и папе не нужно было постоянно ездить туда-обратно.

По украинским законам, первый паспорт дают в 16 лет. Когда мы уехали, мне было только 15, моим единственным удостоверением личности был проездной документ ребенка, действительный до совершеннолетия.

Школу я закончила уже в Благовещенске, там же закончила училище культуры, получила профессию учителя постановки голоса и руководителя народного ансамбля. Мне было тогда 20 лет.

Я опасалась, что в училище мне не выдадут диплом — к моменту окончания я уже два года жила в России как нелегал, действие проездного документа ребенка закончилось. Диплом получить удалось, но без паспорта я не могла официально устроиться на работу, не могла зарегистрировать брак и т. д. Я была лицом без гражданства, лишенным многих базовых прав.

Я пыталась получить российский паспорт с самого возвращения. До моего совершеннолетия за меня хлопотала мама, потом я стала этим заниматься сама.

Пока у меня был проездной документ ребенка, у нас отказывались принимать документы на гражданство по отцу, якобы потому, что только он — гражданин РФ.

В 2009 году российские паспорта получили моя мама и брат — у них было украинское гражданство, которое они сменили на российское. Но и это мне не помогло.

Поскольку я уже достигла совершеннолетия, мне отказались предоставить гражданство по родителям. Появились проблемы с регистрацией.

Я обращалась в УФМС, к Уполномоченному по правам человека, в прокуратуру, к депутатам и представителю президента в Амурской области.

Подавала заявления одно за другим. То одних бумаг не хватало, то других, некоторых документов приходилось ждать по полгода, другие справки за это время устаревали, какие-то документы можно было получить только через отца — а он работает вахтовым методом и не всегда дома. Наконец, в УФМС сменялся начальник и меня отфутболивали со словами, что новому начальнику надо войти в курс дел.

УФМС даже предлагало мне выехать в Украину, чтобы получить гражданство там, а затем вернуться в Россию и здесь уже поменять украинский паспорт на российский. 
Но даже этого я сделать не могла — без каких-либо документов меня попросту не выпустили бы из страны!

Около двух лет я переписывалась с консульством Украины, но их ответы не устраивали российское УФМС.

В 2013 году я познакомилась с корреспондентом местного телевидения. Она предложила мне записать ролик: «Не побоишься [рассказать на камеру]?« — «А что мне бояться? Что меня в Украину вышлют? Так пускай, хоть смогу паспорт получить…»

После того, как ролик показали на телевидении, меня вызывали в УФМС, говорили: дай опровержение — мы тебе все сделаем. А я им: вы сначала дайте документы, а там уже и опровержение будет. Так эта история и закончилась.

Из этого ролика о моей истории узнала юрист Сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал» Любовь Михайловна Татарец. Она стала консультировать меня и помогать мне.

Летом 2018 года я познакомилась с общественным деятелем Лидией Ивановной Графовой. Она приезжала на «Форум переселенческих организаций». Вместе с ней и Любовью Михайловной мы пробились на прием к начальнице УФМС, и лед тронулся.

Я уже прошла процедуру установления личности и получила разрешение на временное проживание. В конце марта я стала участником госпрограммы переселения соотечественников и в начале апреля подала документы на гражданство.

В январе я устроилась на свою первую официальную работу — преподаю вокал, руковожу двумя вокальными коллективами, детским и взрослым, в местном общественно-культурном центре.

Когда устраивалась, в отделе кадров попросили трудовую книжку. А у меня нет ее, это в 30-то лет. До этого я много где работала — была педагогом по хорклассу, проводила праздники от агентства, работала горничной в гостинице, пела на мероприятиях, делала на заказ курсовые и контрольные, лет восемь простояла за прилавком в магазине — и все нелегально.

И вот наконец 18 июня я получила гражданство! Теперь мы с любимым спешно готовимся к свадьбе — планируем сыграть ее через неделю. А уже в августе мы ожидаем ребеночка — и с документами у него будет все в порядке».