ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

Ингушетия: Заседание комиссии по адаптации

30.12.2017

Евкуров оказывал давление на родителей, жалующихся на пытки в отношении задержанных детей по нападению на пост в Яндаре.

22 декабря 2017 года в г. Магас Республики Ингушетия прошло единственное в этом году расширенное заседание комиссии при Главе Республики Ингушетия по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность на территории Ингушетии

В заседании приняли участие Главный федеральный инспектор по Республике Ингушетия Рашид Ошноков, представители УФСБ по РИ, СУ СК РФ по РИ, ОМВД РИ по г. Карабулак, а также родители задержанных по подозрению в пособничестве боевикам, напавшим на пост ДПС «Волга-17» возле с. Яндаре в ноябре 2017 года. Встречу возглавил Глава республики Юнус-Бек Евкуров. В начале заседания Евкуров напомнил, что эффективная работа адаптационных комиссий положительно влияет не только на авторитет этого института, но и в целом на обстановку в регионе. Особый акцент, по его мнению, надо делать на работу с родственниками тех, кто подозревается или уже обвинён в совершении преступлений, в том числе и террористической направленности.

Предметом рассмотрения заседания этой комиссии стали заявления родителей задержанных с жалобами на нарушения прав их близких при задержании и в ходе следственных действий.

Евкуров подверг критике работу комиссии по адаптации.

По его мнению, она упустила возможность взять под контроль работу с задержанными и семьями отбывающих наказание.

Евкуров коснулся следственных действий в рамках уголовного дела о нападении на пост ДПС возле с. Яндаре. Он убежден, что если бы после первого нападение на пост ДПС 19 октября 2017 года задержали всех, кто попал под подозрение, то не случилось бы второго нападения на пост. Он подчеркнул, что напавших на пост в Яндаре и задержанных после нападения вызывали ранее на беседу в правоохранительные органы.

«Понятно, что все родители считают своих детей невиновными. Но надо бегать и доказывать их невиновность не после того, как их задержали, а тогда, когда появились подозрения, когда их только вызвали на беседу в правоохранительные органы», — заявил Евкуров. «Родители не могли не знать, чем занимаются их дети,- добавил он, — надо было внимательно смотреть, с кем они общаются, и что у них хранится в телефоне».

Глава региона сделал замечание секретарю Совета Безопасности, мэру г. Карабулак и.о. начальника ОМВД по г. Карабулак за отсутствие профилактики террористических проявлений. Он привёл в качестве примера жителя г. Карабулак Ислама Куштова, который 5 ноября совершил самоподрыв на посту ДПС. По словам Евкурова, Куштов ранее попадал в поле зрение правоохранительных органов после попытки выехать в Сирию и примкнуть к ИГИЛ, но не был осуждён, выпал из поля зрения сотрудников полиции, а затем совершил преступление, в результате которого погиб сам и убил и ранил сотрудников полиции.

Обращаясь снова к родителям задержанных Евкуров призвал искать защиты не на стороне, а в Аппарате Уполномоченного по правам человека в РИ и Совете безопасности.

Отчет уполномоченного по правам человека в РИ Д. Оздоева.

В своем выступлении Уполномоченный по правам человека в РИ Джамбулат Оздоев рассказал, что 9 ноября 2017 года к нему обратились родственники задержанных Нальгиева и Дакиева с жалобами на то, что их детей задержали неправомерно и применяют незаконные методы физического воздействия. Кроме того, они просили проверить условия их содержания в ИВС.

13 ноября 2017 года уполномоченный по правам человека в Республике Ингушетия провел выездной прием граждан в ИВС по г. Назрань. Нальгиев не подтвердил применения к нему незаконных методов воздействия. Несмотря на это, омбудсмен осмотрел Нальгиева и внешних признаков побоев не обнаружил. Основная просьба Нальгиева сводилась к обеспечению ему свиданий с родственниками и допуску адвоката при проведении следственных действий. Жалоб на условия содержания в ИВС не было.

Задержанный Дакиев сообщил Оздоеву, что после задержания в течение часа его запугивали и били по голове, заставляя признаться в преступлениях, участие в которых он категорически отрицает, как и принадлежность обнаруженных в ходе обыска боеприпасов. Однако в ходе его осмотра омбудсмен не обнаружил на теле следы насилия. Одновременно, Дакиев жаловался на боли в спине и онемение ног, связанные с многочисленными межпозвоночными грыжами, в связи с чем он просил оказать ему содействие в проведение необходимого медицинского лечения. Жалобы на условия содержания в ИВС у задержанного не было.

По поводу неправомерности задержания Нальгиева и Дакиева омбудсмен направил соответствующее обращение в надзорные органы для проверки оснований их задержания. В ответе полученном из прокуратуры было сказано, что Нальгиев и Дакиев были задержаны по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 (хранение оружия и боеприпасов) УК РФ, а проверка законности действия сотрудников, проводивших задержание, поручена военной прокуратуре.

Оздоев сообщил, что 15 ноября к нему обратилась Любовь Ужахова, мать Тамерлана Яндиева, с жалобой на действия сотрудников силовых структур, проводивших обыск в её доме и подбросивших сыну оружие. Джамублат Оздоев также обратился в прокуратуру с просьбой проверить доводы, изложенные в её заявлении. В полученном ответе сказано, что по изъятым у Яндиева боеприпасам будет дана оценка следственными органами, допросов с Яндиевым следственные органы не проводили, а приглашали его дать объяснения в рамках оперативно -розыскных мероприятий.

Кроме этого, 15 ноября 2017 года в Аппарат уполномоченного по правам человека в РИ с жалобой на неправомерные действия сотрудников силовых структур обратились родственники ещё одного задержанного, жителя с.п. Яндаре Альберта Хамхоева. Они также сообщили о том, что Альберт подвергался пыткам.

17 ноября омбудсмен направил запрос по данному факту в республиканскую прокуратуру, а 21 ноября, выехал в СИЗО, где встретился с Альбертом Хамхоевым.

Со слов А. А. Хамхоева, он был задержан у себя дома 14 ноября 2017 года. После этого его пытали электрическим током. На следующий день, 15 ноября в ИВС ОМВД по Назрановскому району его посетил помощник прокурора Назрановского района, на имя которого он также написал заявление о применении в отношении него незаконных методов дознания. Со слов Хамхоева, по инициативе органов прокуратуры, 20 ноября 2017 года судебно-медицинская экспертиза, зафиксировала характер нанесенных ему побоев. Д. Оздоев отметил кровоподтеки и ссадины у Хамхоева в области живота, груди, ногах и руках. Кроме этого, Хамхоев заявил о фабрикации вещественных доказательств, послуживших основанием для его задержания. По указанным результатам, для проверки и принятия соответствующего решения, Оздоев направил обращение в следственные орган Ингушетии. Из следственного комитета был получен ответ, что обращение омбудсмена приобщено к материалами проверки от 20 ноября, о результатах которой ему будет сообщено дополнительно.

Завершая свой доклад, Джамублат Оздоев сказал, что старается объективно и оперативно разбираться с каждой жалобой, а ответы своевременно отправлять заявителям.

Родители настаивают на невиновности своих детей

Евкуров призвал дождаться окончания сроков проверки по делу о нападении на пост в Яндаре. Если факты превышения должностных полномочий, изложенные в заявлениях родственников, подтвердятся, то виновные понесут наказание. Что касается утверждений о том, что оружие задержанным было подброшено, то этим будет заниматься следствие. Также проверят заявления родителей о нарушениях и в случае обмана их привлекут к ответственности за лжесвидетельство.

Заместитель начальника УФСБ по РИ К. Шевцов сказал, что по-человечески понимает родителей. Но факты говорят о том, что группа из 15 человек, готовившая нападения на пост, была сформирована из друзей. После нападения на пост ДПС 19 октября 2017 года ФСБ стала проводить работу и вызывать на беседы знакомых и друзей участника нападения, жителя Карабулака Магомеда Мизиева. Среди них были и те, кто совершил повторное нападение на пост и те, кто задержан сейчас. У некоторых из них в телефоне обнаружены видеоинструкции по изготовлению взрывчатки, обучающая техника нанесения ударов ножом и другие инструкции. Первое нападение было прелюдией и ФСБ проявила лояльность и не стала никого задерживать. Многие из этой группы — соучастники, поскольку знали о готовившемся втором нападении. И те, кого задержали сейчас, благодаря этому живы и им хотят помочь встать на путь исправления.

Евкуров добавил, что в адаптационную комиссию могут обращаться не только те, кто добровольно решил прекратить преступную деятельность, но и те, кто уже задержан или осуждён. Он призвал убедить своих детей рассказать правду и тогда есть возможность помочь им смягчить наказание.

«Ваши сыновья живы, находятся под следствием. Пока они не совершили теракта, мы можем им помочь. Они знали, о том, что он готовится и промолчали. Сегодня самое главное — это помочь им, вывести их из преступной группы. Мы навели порядок в республике и удержим его любой ценой», — сказал он.

Мать Тамерлана Яндиева подтвердила, что после первого нападения на пост ДПС в октябре её сына вызывали на беседу в ЦПЭ МВД по РИ. После этого она вместе с другими родственниками интересовалась у сына, что ему известно. О нападении он ничего не знает и ни в чем не виноват.

По её словам, в ФСБ сейчас говорят, что есть детализация звонков, но ей их никто не показывал, а вот как подкинули сыну гранату, она видела. Женщина считает, что сын попал под подозрение только из-за того, что они жили по соседству с напавшими на пост. Но Тамерлан, по словам матери, не был посвящен в их дела и всё, что его связывало с ними это то, что он ходил с ними в одну мечеть.

«Я готов вам поверить, но есть факты и я их тоже вижу. Я не могу сказать виноват он или нет. Есть следствие, которое работает, и суд будет решать виноват или не виноват», — сказал Евкуров.

На невиновности своего сына также настаивали родители Анзора Нальгиева. 5 ноября, в день нападения на пост ДПС, один из нападавших позвонил Анзору и попросил его отогнать его машину домой, но о его планах Анзор ничего не знал и не принимал участие в преступных действиях.

По словам матери Джамалейла Чапанова, её сын добровольно явился в органы, но следствие этого не учитывает. В день, когда у них в доме проводили обыск, силовики подбросили сыну оружие в его кровать, которую она накануне перестилала. Самого Джамалейла дома не было, он гостил у бабушки и приехал в течение 40 минут после звонка матери и ее сообщения об обыске. Он дожидался пока сотрудники силовых структур приедут за ним и заберут его. «Если бы он был виноват, стал бы он ждать? — задала женщина вопрос представителям власти и добавила, что никто в правоохранительных органах не объяснят прав, пользуясь юридической безграмотностью людей, вызываемых на допросы или беседы. Она также высказала обеспокоенность тем, что на следующий день после задержания сына, на допрос вызвали её дочь, которая присутствовала при обыске в доме и заставили её подписать листы с показаниями, которые на половину были пусты и теперь, если кто-то захочет, может там дописать всё что угодно.

Следует отметить, что на заседание комиссии по адаптации отказались прийти родители Альберта Хамхоева, так как они полностью уверены в невиновности своего сына и не считают, что его нужно адаптировать.

Секретарь Совета безопасности РИ Ахмед Дзейтов также обратился к родителям и сказал, что сегодня здесь все собрались ради них и помощи их детям, чтобы потом они не говорили, что на них не обращают внимание, как например, это сделал мать Альберта Хамхоева, которая провела пикеты в Москве. Он также заметил, что если родители сами всё не осознают и не попросят своих детей раскаяться, то тогда как им должна помочь власть?

Юнус-Бек Евкуров ещё раз напомнил, что в материалах уголовного дела есть изъятые из телефонов видеоинструкции, в том числе и на арабском языке, по изготовлению взрывчатки, аналог которой был приведён в действие на посту ДПС 5 ноября. При этом он не уточнил, у кого именно из задержанных хранились в телефоне видеоинструкции; пообещал, что следствие обязательно выйдет на идеолога этой группы. Евкуров заявил, что поддерживает законопроект о пожизненном заключении для идеологов терроризма и экстремизма.

Слово попросил отец осужденного Хасана Сапралиева, признанного одним из участников «спящей ячейки» запрещенной в РФ судом террористической организации «Исламское государство» Гирихан Сапралиев. 14 декабря 2017 года тридцатилетний Хасан приговором Верховного суда РИ был осуждён на 7 лет лишения свободы. Ранее суд первой инстанции (Назрановский районный суд) приговорил Хасана к 2,6 годам лишения свободы), прокуратура обжаловала этот приговор, а Верховный суд ужесточил наказание.

Выступающего перебил сотрудник ФСБ, сказав Гирихану, что ему должно быть стыдно просить за своего родственника, так как по этому делу проходило несколько человек и у всех них было доказано участие в НВФ, а также изъяты схроны с оружием.

В разговор вмешался Юнус-Бек Евкуров, сказал, что помнит случай с Хасаном Сапралиевым, который в отличие от других участников этого дела добровольно явился в правоохранительные органы и сотрудничал со следствием, поэтому его дело необходимо рассмотреть на Комиссии по адаптации и поручил секретарю Совбеза Ахмеду Дзейтову разобраться в этом вопросе до 20 января 2018 года. Евкуров отметил, если мы не будем помогать таким людям, то тогда потеряем доверие у тех, кто завтра захочет сдаться властям.

Руководитель Представительства ПЦ «Мемориал» в РИ Тамирлан Акиев о расследовании нападения на пост в Яндаре

Затем глава республики предложил членам комиссии по адаптации высказаться по обсуждаемой теме.

Руководитель Представительства Правозащитного центра «Мемориал» Тамирлан Акиев заметил, что правозащитные организация в подобных делах по задержанию членов НВФ или их пособников акцентируют внимание не на виновности или невиновности задержанных, а на соблюдении их прав. «Если к подозреваемому не допускают адвоката, применяют пытки или фабрикуют доказательства его вины, то это становится поводом для беспокойства у родных и обращением в СМИ и правозащитные организации», — сказал Акиев.

По мнению правозащитника, возможно родители и не знают всё о том, чем занимались их дети, но если бы следствие велось прозрачно и если бы те факты, которые озвучивались сегодня, озвучили раньше, многие вопросы были бы уже сняты. По словам Акиева, следствие должно быть прозрачным, адвокаты и родители подозреваемых должны иметь всю информацию по уголовному делу, в противном случае у родителей будут возникать опасения, что их детей могут обвинить в том, чего они не совершали.

В заключении заседания Юнус-Бек Евкуров ещё раз призвал родителей убедить своих детей сотрудничать со следствием, чтобы у Комиссии по адаптации была возможность рассмотреть их дела и оказать им помощь.

Поделиться: