Ингушетия: сотрудники силовых структур, обвиняемые в применении пыток, заявили о своей невиновности

23.07.2018

Обвиняемые утверждают, что их оговорили потерпевшие, а следствие было необъективно.

18 июля 2018 г. в Нальчикском гарнизонном военном суде в судебных прениях выступили обвиняемые и их адвокаты.

Андрей Безносюк заявил, что материалы уголовного дела сфальсифицированы в угоду общественному мнению, обвинение построено на лжи. На Марем Далиеву, по его словам, никакого физического давления не было оказано, она сама передвигалась, без посторонней помощи. В материалах дела нет сведений, которые указывают, что это он украл ее кольцо. Сама же Далиева, отметил Безносюк, скрыла, что является инвалидом с 2006 года, и несмотря на это, работала кассиром в банке. Он попросил суд оправдать его.

Иса Аспиев сказал, что Магомеда Аушева никто не избивал, заявил о своей невиновности и попросил суд оправдать его.

Сергей Хандогин сказал, что он законопослушный гражданин, закон никогда не нарушал. Сотрудники ЦПЭ, с которыми он работал, просто "кинули" его, все его друзья оказались в заключении. Единственный человек, который помогал ему и его матери – генерал-майор Юнус-Бек Евкуров. По его словам, жители Ингушетии мешают главе республики исполнять его должностные обязанности, Хандогин просил помочь Евкурову, т.к. он один не потянет. Далее Сергей Хандогин отметил, что сомневается в объективности судов в Ингушетии и доволен, что процесс проходит в Нальчике. Он заявил, что безупречно работал в правоохранительных органах, участвовал в боевых действиях и спецоперациях и имеет за это госнаграды. В отношении Марем Далиевой, по словам Хандогина, он никаких противоправных действий не совершал и попросил оправдать его.

Алихан Беков сообщил, что не был ранее знаком с Далиевыми и предположил, что его оговорили. Вся его вина состоит в том, что он выходил из своего кабинета в то время, когда пытали током Магомеда Далиева. Аушев, по словам Бекова, его тоже оговорил – он видел того только в СИЗО, в задержании и избиении не участвовал. Беков оправдать его.

Тимур Хамхоев заявил, что не признает ни одно из инкриминируемых ему деяний в отношении Далиевых. «Она говорила, что я одел пакет, потом другой. Мы выполняли указание руководства. Ей мозг спутал Султыгов Серажудин», - заявил Хамхоев.

Зелимхана Муцольгова Хамхоев, по его словам, впервые увидел в СУ СК РФ по РИ: «я ему сказал, если ты поклянёшься на Коране, что не виновен, я ничего не имею против. Он засмеялся, до сих пор смеётся. Конченый шайтан».

«Муцольгов говорит, что я его бил ногой в пах. Кто-то любит часы, кто-то женщин, я люблю туфли, я бы не стал портить и пачкать их ударами в пах», - заявил Тимур Хамхоев.

Говоря о Далиевых, Хамхоев поддержал его вызывали версию Хандогина и заявил, что следователи, которые вели это дело, не были заинтересованы в объективном расследовании. И его, и других вызывали в управление собственной безопасности, проверяли на полиграфе («детекторе лжи»).

Говоря об эпизоде с А. Назаровым, Хамхоев отметил, что граждан Азербайджана, Казахстана и Грузии запрещалось дергать по мелочам и они бы не стали связываться. По Аушеву М.М. Хамхоев сказал, что попросил следователя Парчиева пред тем как Аушева передать в ИВС, сфотографировать его и на фото видно, что у него ссадин и синяков нет. В самом конце Хамхоев заявил, что он-то отсидит, а вот если приговорят к заключению Алихана Бекова, это будет позор начальника УФСБ по РИ.

Беков Магомед заявил, что инкриминируемые ему деяния он не совершал. 15 июля 2016 года заместитель начальника полиции МВД по РИ А.Боротов во время совещания по факту ограбления банка предложил ему пригласить Марем Далиеву на исследовании на полиграфе и провести обыск в домовладении Далиевых. Была организована опергруппа и в рамках своих полномочий он должен был оказать содействие. Лично у него не было мотивов вызывать Далиеву. Далее Беков рассказал, что была направлена жалоба депутата Б. Хамчиева, родственника Далиевых, и проведена проверка. Далее он рассказал, что с камер видеонаблюдения возле его кабинета видно, что Марем Далиева при выходе из кабинета передвигается самостоятельно, никаких признаков насилия у нее нет. Рассказал, что следователь З.Х.Даурбеков, который вёл это дело, всё время ему говорил, что на него давят, показывая палец вверх, и просил, чтобы он оговорил кого-нибудь из сотрудников.

Мустафа Цороев заявил, что не желает выступать в прениях.

После подсудимых в прениях выступили их защитники. Адвокат Сергея Хандогина долго рассказывал о нелегкой службе своего подзащитного и попросил суд оправдать Хандогина. Адвокат М. Бекова предположил, что позиция обвинения основана только на словах потерпевшей Марем Далиевой и также попросил оправдать своего подзащитного. Адвокат А. Бекова заявил суду, что его подзащитный не мог совершить правонарушение, так как являлся должностным лицом МВД. Показания Аушевых, по его словам, являются голословными. Он попросил суд оправдать Бекова.

20 июля 2018 года суд предоставил подсудимым последнее слово перед вынесением приговора. Подсудимые подтвердили свою позицию, озвученную на предыдущем заседании – они пожаловались суду на избирательность следствия и просили оправдать их. Все подсудимые полностью отвергли все предъявленные обвинения.

С репликами выступили адвокаты подсудимых. Они перечислили заслуги своих подзащитных перед государством, отметив, что те заступили на службу в наиболее сложное для силовых структур Ингушетии время – в 2004 году, когда верхушка республиканских правоохранительных органов была обезглавлена. По словам одной из адвокатов, сотрудников ЦПЭ представили извергами, а вместо них на скамье подсудимых должны были оказаться потерпевшие.

Вынесение приговора назначено на 27 июля 2018 года.

Программа: Горячие точки

Жители Республики Ингушетия (РИ) неоднократно жаловались на незаконные действия сотрудников Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД РФ по РИ. Сотрудников ЦПЭ они обвиняли в применении пыток к подозреваемым в ходе допросов.