Информация для прессы о "деле Х. Гараева"

22.05.1995

Хошалы Джораевич Гараев, 1962 года рождения, российский гражданин, туркмен по национальности, после демобилизации из рядов Советской Армии с 1984 г. проживал в Москве, работал сотрудником милиции Москворецкого района, с 1990 г - занимается коммерческой деятельностью. На иждивении Гараева

Хошалы Джораевич Гараев, 1962 года рождения, российский гражданин, туркмен по национальности, после демобилизации из рядов Советской Армии с 1984 г. проживал в Москве, работал сотрудником милиции Москворецкого района, с 1990 г - занимается коммерческой деятельностью. На иждивении Гараева находится больная жена с двумя детьми. Кроме того, гражданская жена Гараева имеет сына в возрасте 11 месяцев, и в мае этого года должна родить второго ребенка.

Обстоятельства похищения

26 октября 1994 г. Х.Гараев вместе со своим знакомым С.Аймурадовым вылетел в Ташкент для закупки лука.

28 октября на квартиру к родственникам Аймурадова, где они остановились, пришли неизвестные лица и предложили Х.Гараеву и С.Аймурадову пройти в отделение милиции для выяснения обстоятельств якобы имевшей место драки с таксистом (информация посольства РФ в Ашхабаде). Согласно показаниям Гараева, в отделении на него и Аймурадова надели наручники и, затолкав в машину, повезли в аэропорт. Никто из сотрудников узбекских правоохранительных органов не предъявил удостоверение личности или постановление об аресте. На вопрос Гараева о причинах происходящего был дан единственный ответ: "Узнаешь в Ашхабаде".

В тот же день Гараев и Аймурадов были доставлены самолетом в Ашхабад и помещены в следственный изолятор (СИЗО) КНБ Туркменистана.

Пытаясь скрыть факт незаконного ареста российского гражданина на территории другого государства (постановление об аресте было подписано лишь 5 ноября 1994 г.), следственные органы Туркменистана задним числом сфабриковали т.н. "протокол задержания", согласно которому Х.Гараев якобы был задержан туркменскими спецслужбами 3 ноября (т.1, л.д.38).

Позднее заместитель начальника следственного отдела КНБ Туркменистана майор Бекмурад Отузов признал в интервью газете "Туркменская искра" от 3 января 1995 г., что Гараев и Аймурадов "были задержаны 28 октября в Ташкенте спецслужбами Узбекистана и переданы туркменским властям".

Это признание весьма важно по той причине, что узбекская сторона, по утверждению МИД РФ, в настоящее время вообще отрицает, что ее спецслужбы имели какое-либо отношение к проведенной акции.

Уголовное дело

Уголовное дело против Х.Гараева было возбуждено 1 ноября 1994 г. Почти сразу после ареста Гараева и Аймурадова председатель КНБ Туркменистана Сеидов заявил одному из местных журналистов, что подследственные планировали закупить и провезти из Ташкента в Ашхабад стрелковое оружие для покушения на высших должностных лиц Туркменистана (версия малоправдоподобная для тех, кто знаком с ситуацией на узбекско-туркменской границе).

11 ноября 1994 г. Х.Гараеву было предъявлено обвинение по ст.159 ч.3 УК Туркменистана (вымогательство). Преступление, по данным следствия, включало "вымогательство по предварительному сговору группой лиц, путем угрозы убийством и нанесением тяжких телесных повреждений и принесением крупного ущерба".

11 апреля 1995 г. Гараеву было предъявлено новое обвинение, включавшее, помимо ст.159 ч.3, также ст.15, ст.64 ч.1 (подготовка к совершению террористического акта) и ст.70 (антигосударственная деятельность).

Как заявил майор Б.Отузов, дело Гараева тесно связано с уголовными делами, возбужденными туркменскими правоохранительными органами против деятелей оппозиции, находившихся в политической эмиграции в Москве. По мнению руководителя следственной группы, это - "звенья одной цепи, и они должны быть объединены" ("Туркменская искра" 3 января 1995 г.).

Рассмотрим подробнее обвинения, выдвинутые против Х.Гараева.

1. Вымогательство.

Х.Гараев обвиняется в том, что 28 декабря 1993 г. по просьбе бывшего министра иностранных дел Туркменистана А.Кулиева вместе с двумя другими лицами встретил в аэропорту "Домодедово" и "под угрозой насилия" привез на квартиру к Кулиеву германского бизнесмена Абдул Рашид Назара. Назар, занявший в сентябре 1992 г. у Кулиева под проценты 40.000 долларов и обещавший вернуть их по первому требованию, как установлено в ходе расследования, в течение долгого времени уклонялся от возвращения долга. 7 января 1994 г. он возвратил деньги Кулиеву, о чем последним на тексте договора была сделана соответствующая запись. Передача денег происходила в номере Назара в гостинице "Минск". При обоих разговорах Назара с Кулиевым обвиняемый в вымогательстве Х.Гараев не присутствовал.

Возвратившись в Ашхабад, Назар, вероятно, не без подсказки заинтересованного ведомства, пишет заявление на имя председателя КНБ Туркменистана Сейидова, в котором утверждает, что подвергся вымогательству посредством "шантажа" и даже "угрозы оружием", находился в Москве под негласным "арестом" и т.д. ("Туркменская искра" 25 мая 1994 г.). Несмотря на признание его туркменскими следственными органами "потерпевшим", которому нанесен "крупный материальный ущерб", Назар в ходе следствия дает путанные показания, а позднее заявляет, что не предъявляет никому моральных и материальных претензий и даже отказывается знакомиться с делом.

По поручению Прокуратуры Туркменистана, прокуратура г.Москвы в мае 1994 г. проводила очные ставки и допрашивала Кулиева и Гараева в качестве свидетелей (с участием представителей Прокуратуры Туркменистана) и не нашла оснований для возбуждения в отношении них уголовного дела.

Тем не менее, туркменская госбезопасность по-прежнему считает себя вправе расследовать "преступление", совершенное на российской территории гражданами РФ и даже незаконно выкрала из Ташкента Х.Гараева как одного из участников этого дела.

2. Подготовка террористического акта.

Гараев обвиняется также в "организационной деятельности, направленной к подготовке совершения террористического акта, и приготовлении убийства высших должностных лиц Туркменистана в связи с их государственной деятельностью и с целью подрыва конституционного строя".

В постановлении о предъявлении обвинения (см. приложение) используется ряд вымышленных следствием эпизодов и искаженных фактов, направленных на дискредитацию туркменской оппозиции. Поскольку выдвинутое обвинение является чрезвычайно серьезным, следует пояснить, что имело место в действительности.

К сожалению, информация по этому вопросу, имеющаяся в распоряжении автора, носит во многом конфиденциальный характер, а ее оглашение может привести к нежелательным последствиям для лиц, предоставивших соответствующие сведения.

В самых общих чертах ситуация может быть описана следующим образом.

В августе 1994 г. лидеры туркменской оппозиции, проживающие в Москве, начали организационную работу по подготовке двухтысячного митинга перед президентским дворцом в Ашхабаде с требованием проведения свободных выборов в этой стране. По словам А.Кулиева, предполагалось, что после начала митинга число его участников значительно возрастет за счет сочувствующих среди населения, и митинг перерастет в многодневную акцию протеста под политическими лозунгами. Учитывая национальный менталитет туркмен, власти, вероятно, не решились бы использовать силу для разгона демонстрантов.

Дискуссии по этому вопросу и сам факт подготовки митинга не особенно скрывались, и в курсе готовящейся акции были многие представители туркменской диаспоры в Москве, в том числе и Х.Гараев.

Сотрудники и агенты КНБ Туркменистана в Москве, деятельность которых, по данным Информационного бюллетеня Общества содействия соблюдению прав человека в Центральной Азии (№21, 1994 г.), координировалась дипломатом-"чекистом" из туркменского посольства, попытались придать этой акции криминальный характер. В случае успеха предполагалось использовать полученный компрометирующий материал для дискредитации и судебного преследования лидеров туркменской оппозиции, в том числе и руками российских правоохранительных органов. Вероятно, в рамках этой операции человек, в прошлом сотрудничавший с туркменской госбезопасностью, звонил по междугородному телефону ряду известных в Туркменистане лиц (телефоны которых, безусловно, прослушивались) и пытался спровоцировать их на непродуманные высказывания, которые потом могли быть использованы как доказательство существования террористического заговора во главе с лидерами оппозиции.

Провокационные предложения были отклонены всеми получившими их политическими и общественными деятелями. Какую-либо другую деятельность, направленную на подготовку терракта (закупка оружия, видеосъемка, подбор боевиков и т.п.), никто из представителей оппозиции не осуществлял.

К началу октября 1994 г., когда стало ясно, что массовая акция не состоится и, вероятно, будет отложена на неопределенный срок, КНБ Туркменистана решил, что дальнейшее промедление может привести к полному развалу дела, об успешном осуществлении которого уже было доложено руководству страны. Было срочно организовано "заявление" в органы КНБ Туркменистана двух одноклассников Гараева - А.Худайбердиева и М.Жумагулыева, которые приезжали к нему в августе в Москву и которых он якобы пытался втянуть в подготовку террористического акта. До президента также была доведена информация о том, что оппозиция намеревается совершить терракт в день национальной независимости Туркменистана 27 октября 1994 г. (эти данные не соответствовали действительности).

После одобрения "решительным мер" против "группы отщепенцев и преступников" высшим руководством Туркменистана сотрудники КНБ арестовали трех жителей Ашхабада, два человека были схвачены в Ташкенте, а на арест двух других поступил запрос в МИД РФ, который переадресовал его Генеральной прокуратуре РФ. Генеральная прокуратура РФ, отклонив предложение о передачи подследственных в Ашхабад, сама возбудила уголовное дело в отношении трех туркменских политэмигрантов А.Кулиева, Х.Сойинова и М.Эсенова по признакам состава преступления, предусмотренного ст.ст.15, 102 п.п. "в", "з", "н" УК РСФСР (приготовление к совершению умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах). Х.Гараев по этому делу проходил в качестве свидетеля.

20 февраля 1995 г. уголовное дело было прекращено Прокуратурой г.Москвы "за отсутствием в деяниях состава преступления". Заместитель председателя КНБ Туркменистана Назаров и заместитель начальника СО КНБ Отузов, в общей сложности почти два месяца находившиеся в столице России, не смогли представить никаких убедительных доказательств подготовки терракта, кроме малоубедительных голословных заявлений небольшого числа лиц, имеющих туркменское гражданство.

В целом, очевидно, что обвинение в подготовке терракта (как и обвинение в вымогательстве) было сфабриковано туркменскими спецслужбами в целях дискредитации лидера туркменской оппозиции А.Кулиева, заявившего о своих претензиях на президентский пост. Гараев является не более чем случайной жертвой туркмеских спецслужб, обвинения против которого, даже если признать более чем сомнительные версии следствия, совершенно неадекватны его реальным действиям.

Положение обвиняемого

Несмотря на очевидную несостоятельность обвинения и твердый отказ Гараева признать себя виновным, его положение в качестве подследственного продолжает оставаться крайне сложным.

Наибольшую озабоченность вызывает отсутствие эффективной адвокатской защиты. Вследствие различных причин адвокат Мирон Мельниковский из Москвы смог встретиться с подследственным и ознакомиться с материалами уголовного дела лишь в середине апреля 1995 г. - через пять с половиной месяцев после ареста Гараева. Написанные им ходатайства до сих пор не вручены в соответствующие инстанции Туркменистана (если не считать абсолютно безграмотной, содержащей грубые ошибки перепечатки одного из них, сделанной слабо знающей русский язык машинисткой в Ашхабаде).

На следующий день после приезда адвоката Гараеву было предъявлено новое обвинение по статьям, предусматривающим смертную казнь.

Согласно сообщению М.Мельниковского, примерно 40 процентов материалов уголовного дела (в основном, документы о подготовке терракта) исполнено на туркменском языке, которым он не владеет, а подследственный Гараев владеет в недостаточной степени и не может точно перевести содержание документов.

Попытки родственников Гараева найти второго адвоката, знающего государственный язык Туркменистана, окончились безрезультатно. По словам гражданской жены Гараева С.Баллыевой, туркменские адвокаты отказываются от ведения этого скандального политического дела.

Вследствие плохого физического состояния и ряда других причин адвокат Мельниковский, вероятно, не сможет осуществлять эффективную защиту обвиняемого в ходе судебного процесса. Таким образом, накануне рассмотрения дела, могущего закончится вынесением смертного приговора, российский гражданин, похищенный спецслужбами другого государства, возможно, останется без необходимой адвокатской помощи.

Позиция российских властей

Благодаря активности туркменской политической эмиграции, МИД РФ почти сразу после ареста Гараева получил информацию об этом деле. Сотрудниками МИД РФ была проделана определенная работа по уточнению гражданства задержанных в Ташкенте лиц.

Под давлением российской стороны туркменские власти вынуждены были признать факт незаконного ареста российского гражданина, не подлежавшего выдаче согласно Минской конвенции "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам". После многочисленных проволочек в декабре 1994 г. сотрудники посольства РФ в Ашхабаде получили возможность встретиться с Гараевым в СИЗО КНБ Туркменистана. После этой встречи, выяснив, что российский гражданин обвиняется в совершении преступления на территории России, по которому прокуратура РФ не нашла оснований для возбуждения уголовного дела, посольство РФ обратило внимание руководства МИД и КНБ Туркменистана на неправомерность их действий.

Дальнейшие шаги, однако, не были предприняты из-за пассивной позиции центрального аппарата МИД РФ. По словам ответственного сотрудника МИД РФ Сергея Насиновского, некие неназванные им "структуры" не посчитали целесообразным "перевод этого дела в русло межгосударственных отношений". В результате за прошедшие полгода посольство РФ в Ашхабаде не получило ни одного поручения из центрального аппарата МИД РФ в связи с описываемым делом. Россия до сих пор не потребовала у Туркменистана выдачи ей подследственного, хотя расследование инкриминируемых Гараеву действий, согласно Минской конвенции, относится исключительно к компетенции правоохранительных органов РФ. Вопрос об освобождении Гараева не был поставлен и в ходе визита в Москву 18 мая 1995 г. президента Туркменистана.

Перед лицом критической ситуации, когда российскому гражданину угрожает смертный приговор по сфабрикованному обвинению, МИД РФ на протяжении нескольких месяцев ведет бюрократическую переписку с Генеральной прокуратурой РФ по выяснению вопроса: какое из ведомств должно заниматься этим делом.

Следует отметить также, что МИД РФ до сих пор не сделало представление властям Узбекистана, спецслужбы которого незаконно задержали и выдали туркменской стороне российского гражданина.

Сотрудники МИД РФ, занимавшиеся этим делом, удовлетворились устным объяснением представителей узбекских официальных органов об их непричастности к проведению ареста (ранее аналогичные ответы давались властями Узбекистана и в других случаях, когда правоохранительные органы этой страны грубо нарушали права российских граждан).

В целом, из общения с сотрудниками МИД РФ создается впечатление, что правительственные структуры РФ излишне благодушно оценивают ситуацию, игнорируют политические аспекты этого "уголовного дела" и не принимают во внимание то обстоятельство, что отсутствие эффективных мер по зашите прав российского гражданина, похищенного туркменской госбезопасностью, будет рассматриваться руководством спецслужб некоторых стран "ближнего зарубежья" как своеобразная индульгенция, предоставляющая им право на дальнейшие незаконные действия.

ПРИЛОЖЕНИЕ

п о с т а н о в л е н и е

о предъявлении нового обвинения

11 апреля 1995 года город Ашгабат

Заместитель начальника Следственного отдела КНБ Туркменистана майор Отузов, рассмотрев материалы уголовного дела №628,-

УСТАНОВИЛ:

11 ноября 1994 года Гараеву Хошалы Джораевичу предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК Туркменистана. В ходе следствия установлены новые эпизоды преступной деятельности Гараева Х.Д., что дает основание для предъявления ему нового обвинения взамен ранее предъявленного.

Так, Гараев в декабре 1993 года вступил в преступный сговор с Кулиевым Абды с целью вымогательства денег у гражданина Туркменистана Абдул Рашид Назара, который в сентябре 1992 года будучи президентом туркменско-германской фирмы "Назар" получил у Кулиева А. 40000 долларов США с условием выплаты 12% годовых и возвращения полученной суммы по первому требованию. 29 декабря 1993 года Гараев Х.Д., узнав от Кулиева о том, что А.Р.Назар транзитом находится в г.Москве, с помощью насилия привез А.Р.Назара в квартиру Кулиева А., где последний вместе с Гараевым под угрозой применения насилия требовал у А.Р.Назара 50000 долларов США и до получения указанной суммы воспрепятствовали его выезду из г.Москвы, отобрав у него документы. Опасаясь высказанных угроз в свой адрес, А.Р.Назар 07 января 1994 года передал Кулиеву и Гараеву требуемую сумму в гостинице "Минск" г.Москвы, после чего, возвратившись в г.Ашгабат, сообщил об этом.

Своими действиями, выразившимися в вымогательстве по предварительному сговору группой лиц путем угрозы убийством и нанесением тяжких телесных повреждений и причинением крупного ущерба, Гараев совершил преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК Туркменистана.

В связи с вышеуказанными действиями, в 1994 году Гараев поддерживал тесные взаимоотношения с гражданами Туркменистана, проживающими в г.Москве Кулиевым А., Эсеновым Халмурадом Какышовичем и Сойиновым Халмурадом, которые будучи недовольные политикой, проводимой Туркменистаном, государственным устройством и действиям руководства страны занимались организационной деятельностью, направленной к приготовлению совершения террористических актов. Так, в августе 1994 года Кулиев, Эсенов и Сойинов обратились к Гараеву Х.Д. с предложением найти молодых, физически подготовленных лиц, могущих совершить убийство высших должностных лиц Туркменистана, так как иными путями они не смогут прийти к власти. Гараев Х.Д. согласился со сделанным ему предложением и в конце августа 1994 года срочно вызвал в Москву своих знакомых Худайбердиева А. и Жумагулыева М., а также пригласил Караева Чары Тагановича, проживавшего в то время в г.Москве. На встрече с ними он рассказал о своем знакомстве с Кулиевым А., Эсеновым М., Сойиновым Х. о том, что он сотрудничает с ними, то есть с руководством туркменской оппозиции, которые не согласны с действиями руководства Туркменистана и структурой конституционной власти, в связи с этим и, учитывая невозможность проведения митингов и демонстраций в Туркменистане, из-за нежелания населения, предлагают захватить место жительство Президента и руководителей силовых ведомств и их убийство. Предлагая Худайбердиеву, Жумагулыеву и Караеву принимать участие в указанной акции, Гараев также рассказал, что для этой цели закупается оружие, производится видеосъемка мест предполагаемых действий, а при достижении успеха всех участвовавших лиц назначат на ответственные должности или окажут материальную помощь. На следующий день Гараев Х.Д. в г.Москве на площади им.Пушкина организовал встречу Худайбердиева и Жумагулыева с Эсеновым Х.К., где последний повторил предложение Гараева о совершении убийства высших должностных лиц Туркменистана, попросил постоянно поддерживать связь с ними, так как о конкретном времени совершения преступных акций будет сообщено дополнительно, Худайбердиев и Жумагулыев, согласившись с предложением, но боясь уголовной ответственности, в октябре 1994 года обратились с заявлением в КНБ Туркменистана.

Своими действиями, выразившимися в организационной деятельности, направленной к подготовке совершения террористического акта, в приготовлении убийства высших должностных лиц Туркменистана в связи с их государственной деятельностью и с целью подрыва конституционного строя, Гараев совершил преступления, предусмотренные ст.70, ст.15 и ч.1 ст.64 УК Туркменистана.

На основании изложенного, руководствуясь требованиями статей 194, 197, и 201 УПК Туркменистана, -

ПОСТАНОВИЛ:

Привлечь по настоящему уголовному делу Гараева Хошалы Джораевича, 1962 года рождения, в качестве обвиняемого, предъявив ему взамен ранее предъявленного новое обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159, ст.70, ст.15 и ч.1 ст.64 УК Туркменистана, о чем ему объявить под роспись:

Копию постановления направить Генеральному Прокурору Туркменистана.

Заместитель начальника Следственного отдела

КНБ Туркменистана майор (роспись) Б.Отузов

Поделиться: