Европейский суд вынес решения по двум кавказским жалобам «Мемориала»

23.06.2020

ЕСПЧ присудил компенсации родным людей, погибших от рук силовиков в КБР и Ингушетии в 2007 и 2009 годах

  • «Гаева против России»

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал власти ответственными за гибель жителя Кабардино-Балкарии Зейтуна Гаева, 1977 г.р., и за непроведение эффективного расследования его смерти.

В 2007 году Гаева задержали сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП), избивали, а затем сообщили, что он погиб, выпрыгнув из окна отдела милиции. Экспертиза показала, что травмы на его теле, скорее всего, были получены не после падения из окна.

ЕСПЧ установил нарушение статей 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток и бесчеловечного обращения) и 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Заявительнице — матери Зейтуна Асли Гаевой — присуждено 80 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда. В ЕСПЧ её представляли юристы «Мемориала» Надежда Ермолаева и Кирилл Коротеев, на национальном уровне — адвокат Лариса Дорогова.

15 ноября 2007 года, когда Зейтун Гаев ехал из Нальчика в своё село, его задержали милиционеры по подозрению в незаконном хранении оружия и доставили в УБОП в Нальчик.

О том, что Гаев находится в руках силовиков, его родные узнали только вечером от его односельчанина, которого также забирали в УБОП, но позже отпустили.

Братья Гаева Асхат и Зейт с адвокатом немедленно отправились туда. В здание управления их не пропустили. Сотрудники отрицали, что Зейтун у них, но братья видели его машину во дворе.

Около полуночи они подали в прокуратуру Нальчика жалобу на незаконное задержание Зейтуна. Следователь Туменов при них позвонил в УБОП. По его словам, там ему подтвердили, что Зейтун находится у них.

На следующий день, 16 ноября, дом Гаевых дважды обыскивали сотрудники УБОП. Во время одного из обысков сотрудник Аслан позвонил кому-то и сказал: «Он нас обманул, здесь нет пистолета». После этого он передал трубку отцу Зейтуна. Тот услышал, как Зейтун очень слабым голосом попросил его отдать сотрудникам пистолет. Однако силовики так и не нашли оружие в доме. Аслан очень разозлился и кричал в трубку: «Мы ему покажем!».

Вечером того же дня родные передали в УБОП еду для Зейтуна. Они спросили у сотрудника, били ли Гаева. Сотрудник ответил, что он «выглядел потрёпанным».

Через два часа семье Зейтуна сообщили, что он выпрыгнул из окна ОВД, куда его доставили из УБОП.

По факту гибели Зейтуна Гаева прокуратура возбудила уголовное дело. Посмертная экспертиза показала, что в период за 6–12 часов до смерти Зейтуна ему были нанесены серьёзные травмы, представлявшие угрозу для жизни; из-за них он не мог двигаться самостоятельно. Эксперт назвал маловероятным, что травмы были получены от падения из окна.

Многое в деле указывало на то, что Зейтун погиб после избиений. Однако расследование уголовного дела было приостановлено «из-за невозможности установить лиц, причастных к преступлению».
24 декабря 2010 года Асли Гаева обратилась в ЕСПЧ.

  • «Ужахов и Албагачиева против России»

ЕСПЧ признал власти ответственными за гибель таксиста Хамзата Ужахова, 1978 г.р., во время спецоперации в 2009 году и за непроведение эффективного расследования его смерти. Установлено нарушение статьи 2 (право на жизнь) Конвенции в отношении Хамзата и статьи 3 (запрет бесчеловечного обращения) в отношении нерасследования жалоб Залины Албагачиевой на применение к ней силы. Заявители по делу — Тагир Ужахов и Залина Албагачиева, брат и вдова Хамзата. В общей сложности им присуждена 101 тыс. евро компенсации морального вреда. На национальном уровне их представлял юрист «Мемориала» Иса Гандаров, в ЕСПЧ — Гандаров и Кирилл Коротеев.

25 ноября 2009 года около 16:00 ворота во двор дома Ужахова в станице Троицкой (Ингушетия) протаранил БТР. На шум вышла Залина — она оставалась дома одна с тремя маленькими детьми, Хамзата не было — он занимался частным извозом.

Во двор ворвались около 20 человек в камуфляже, вооружённые автоматами и пулемётами. Дом был окружён снайперами и БТР-ами, бронированными УАЗами и «Газелями» без номеров. Улица была перекрыта.

Вооружённые люди потребовали, чтобы Залина вывела из дома всех жильцов и вынесла их паспорта. Когда Албагачиева вошла в дом, вслед за ней ворвались около десяти человек. Они угрожали и требовали, чтобы женщина вывела тех, «кого прячет».

Они связывали Залину, заставляли спускаться в погреб и вести съёмку. После того, как Албагачиева вышла из погреба, туда бросили гранату.

Больше никого не обнаружив в доме, вооружённые люди вывели Залину и детей на улицу, а затем продолжили обыск. После их визита пропало много ценных вещей.

Узнав от соседей, что дом его брата обыскивают, Тагир Ужахов пошёл туда, но во двор его не пустили.

После обыска вооружённые люди уехали.

Хамзат не вернулся домой ни вечером, ни ночью. На следующее утро, 26 ноября, родные стали его искать. От знакомого они узнали, что накануне в Карабулаке сотрудники ФСБ уничтожили члена незаконных вооружённых формирований (НВФ) Точиева и таксиста, с которым он ехал. Узнав, что тела убитых доставлены в морг Ингушской республиканской клинической больницы, Тагир поехал туда. Он опознал тело брата.

Позже заявители узнали, что ещё 25 ноября агентство РИА Новости сообщило об уничтожении двух членов НВФ, включая Хамзата Ужахова.

Его родные подали жалобу в республиканскую прокуратуру, отмечая, что Хамзат не имел отношения к НВФ. Они также пожаловались на незаконный обыск.

Уголовное дело так и не было возбуждено. Национальные суды отклонили иски заявителей.

26 октября 2011 года родные Ужахова обратились в ЕСПЧ.