Европейский Суд вынес решение о похищении жителя Ингушетии в 2004 году

23.01.2019

22 января 2019 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес объединенное постановление «Кукурхоева и другие против России» по 10 жалобам жителей Чечни и Ингушетии. Дела касались похищения 14 человек, родственников заявителей, в 2000–2006 годах.

«Мемориал» представлял интересы одной из заявительниц — жительницы станицы Орджоникидзевская (ныне Слепцовск) Республики Ингушетия Азы Кукурхоевой (жалоба № 50556/08). В жалобе речь шла о похищении силовиками в 2004 году ее мужа Гирихана Цечоева, 1967 г.р.

ЕСПЧ признал, что российские власти ответственны за похищение и вероятную гибель родственников заявителей по всем делам, а также за то, что не было проведено эффективное расследование преступлений.

В делах нарушены статьи 2 (право на жизнь), 3 (запрещение пыток), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 13 (право на эффективные средства правовой защиты) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Азе Кукурхоевой присуждено 60 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда. В остальных делах по такой же сумме присуждено за каждого пропавшего.

Интересы Кукурхоевой в ЕСПЧ представляли юристы Правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев, Иса Гандаров, Григор Аветисян, Надежда Ермолаева и юристы Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон).

10 июля 2004 года Гирихан Цечоев с братом Уматгереем гостили в селе Алкун Республики Ингушетия у своей матери Совдат. В беседе с сыновьями она высказывала беспокойство по поводу безопасности Гирихана. В то время в Ингушетии силовые структуры широко применяли практику похищения тех, кого они подозревали в сотрудничестве с боевиками. Гирихан носил бороду — по этому внешнему признаку его могли заподозрить в принадлежности к радикальному направлению в исламе. К тому же, ранее похитили двоих родственников Цечоевых.

Вечером братья уехали от матери. Уматгерей подвез Гирихана в село Мужичи к дяде, где тот остался ночевать.

На следующий день домой к Совдат пришли сотрудники Сунженского РОВД. Главным в группе был глава криминальной милиции Сунженского РОВД Иса Мержоев, заявительница знала его лично. Он сказал, что Гирихана задержали какие-то силовики и передали сотрудникам ФСБ — его подозревают в убийстве, совершенном в селе Алкун утром 11 июля. Убитый приходился отцу Гирихана двоюродным братом, и, по словам родственников, никаких конфликтов между ними не было. Мержоев также сообщил, что решается вопрос о доставлении Гирихана в Сунженский РОВД. Сотрудники обыскали дом заявительницы.

11 июля Уматгерей был на похоронах убитого. О задержании брата и подозрениях в отношении него он узнал только на следующий день. Ему об этом сообщил родственник, который в свою очередь узнал об этом от знакомого милиционера.

Узнав о задержании, Уматгерей поехал в прокуратуру Сунженского района, где заявил о незаконных действиях силовиков в отношении его брата. В разговоре с ним прокурор Гилани Мержуев подтвердил, что Гирихана задержали у села Мужичи и передали сотрудникам ФСБ. Прокурор заверил Цечоева, что после того, как сотрудники ФСБ проведут следственные действия, Гирихана доставят в Сунженский РОВД.

13 июля в рамках проверки заявления Уматгерея его опросили в прокуратуре Сунженского района. В опросе участвовали начальник следственного отдела прокуратуры Ахмед Хамхоев и Иса Мержоев. Они подтвердили, что Гирихан в тот момент находился в УФСБ по РИ. По словам Уматгерея, в частной беседе они признали: есть большой риск, что Гирихан исчезнет — в то время многие жители республики пропадали после задержания сотрудниками ФСБ.

В тот же день мать и брат Гирихана вновь обратились в прокуратуру Сунженского района с просьбой возбудить уголовное дело по факту похищения Цечоева сотрудниками ФСБ. Однако заявление у них не приняли, утверждая, что их родственника не похитили, а законно задержали.

Однако в последующие дни Гирихана Цечоева так и не доставили в Сунженский РОВД. Судьба его оставалась неизвестной родственникам. Они обращались в ФСБ, УВД, к Президенту Ингушетии и в другие ведомства с просьбой найти Гирихана. Ответов по существу они так и не получили.

Только 27 августа 2004 года родственники пропавшего сумели добиться того, что прокуратура Сунженского района возбудила уголовное дело о похищении человека (ст. 126 УК).

В ходе расследования ряд свидетелей сообщил, что Цечоева задержали около 11 утра 11 июля военнослужащие Бамутской военной комендатуры (село Бамут расположено на территории Чеченской Республики), которые проводили операцию у села Мужичи (Ингушетия). Руководил группой генерал-майор Старков. Военные передали Цечоева сотрудникам ФСБ (принадлежность этих сотрудников к какому-либо территориальному управлению не установлена). Те посадили Гирихана в белую «Ниву» и увезли в неизвестном направлении.

Следователи прокуратуры Сунженского района приостанавливали расследование в связи с невозможностью установить предполагаемых преступников. Затем вышестоящие инстанции признавали приостановку незаконной, и расследование должно было продолжаться. Так повторялось много раз.

Расследование велось спустя рукава, со многими упущениями. В частности, не были допрошены многие свидетели, не проводились очные ставки между свидетелями, не был составлен фоторобот похитителей, несмотря на то, что в показаниях свидетеля Пигорева есть описание похитителей, у заявительницы не было возможности ознакомиться с материалами уголовного дела. Российские суды, куда с жалобами обращались представители родственников пропавшего, признавали некоторые недостатки следствия, но это не способствовало их исправлению.

10 августа 2005 года Сунженский районный суд признал Гирихана Цечоева пропавшим без вести.

21 апреля 2009 года представители Азы Кукурхоевой подали жалобу в ЕСПЧ.