Европейский суд вынес постановление по жалобе Таисы Абакаровой, чья семья погибла при обстреле села Катыр-Юрт в 2000 году

16.10.2015

Это третье решение Страсбургского суда по событиям в Катыр-Юрте

15 октября 2015 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по жалобе № 16664/07 «Абакарова против России» (“Abakarova v. Russia”). Заявительница – Таиса Абакарова, 1991 г.р. Ей было 8 лет, когда 4 февраля 2000 года при обстреле и бомбардировке села Катыр-Юрт погибла вся ее семья – отец Мансур Абакаров, 1955 г.р., мать Хава Заумаева, 1954 г.р., братья Руслан Абакаров, 1987 г.р., и Магомед Абакаров, 1985 г.р., и сестра Мадина Заумаева, 1994 г.р. Сама заявительница была ранена.
Таиса Абакарова обратилась в ЕСПЧ в 2007 году. Ее интересы представляли юристы Правозащитного центра «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон).
ЕСПЧ признал, что в отношении заявительницы и ее родственников была нарушены право на жизнь (статья 2 Конвенции) и право на эффективные средства правовой защиты (статья 13 Конвенции). В постановлении указано, что власти несут ответственность за гибель родственников заявительницы и за то, что не было проведено эффективное расследование преступления.
ЕСПЧ присудил заявительнице 300 тысяч евро в качестве компенсации морального ущерба и 12 600 евро - в качестве компенсации материального.
К февралю 2000 года село Закан-Юрт, как и весь Ачхой-Мартановский район Чечни, находилось под контролем российской армии. Вокруг населенного пункта были выставлены блок-посты. Несмотря на это, 1 февраля в село вошли боевики. Жители утверждали, что их пропустила российская армия.
Сами военные тогда заявляли, что в конце января 2000 года командование федеральных сил в обстановке полной секретности провело специальную операцию по выманиванию из Грозного отрядов чеченских боевиков, которые до этого занимали город. До чеченских командиров была доведена дезинформация, что боевики могут купить у российских военных безопасный выход из Грозного в горы по определенному маршруту. И те якобы оплатили коридор, но на самом деле на этом пути боевиков поджидали подготовленные минные поля. Федеральные артиллерия и авиация наносили удары по селам, через которые проходил маршрут отхода. При этом чеченские отряды понесли значительные потери.
Неизвестно до конца, сколько в этих заявлениях было правды, а сколько – желания представить успешный отход многотысячных отрядов боевиков из Грозного как результат «спланированной спецоперации». Однако далее, на равнине, по пути к горам, военные уже вполне сознательно пропускали боевиков в населенные пункты, где пытались затем блокировать и уничтожать. Однако больше всего жертв было среди гражданского населения. Жителей сел не уведомили ни о возможном вторжении боевиков, ни о готовящейся военной операции по ликвидации этих боевиков.
Сразу после входа боевиков в Закан-Юрт федеральные силы обстреляли село и подвергли его бомбардировке. Жители бросились бежать из села. 2 февраля семья Таисы выехала из Закан-Юрта в Катыр-Юрт. Это село они выбрали в качестве убежища, поскольку российское командование объявило его «зоной безопасности». На въездах в Катыр-Юрт стояли российские блок-посты, в самом селе скопились тысячи людей – местных жителей и беженцев.
Семью Таисы принял у себя в доме один из жителей Катыр-Юрта. На рассвете 4 февраля и в это село беспрепятственно вошел крупный отряд боевиков. Утром российские военные нанесли по Катыр-Юрту авиационные и артиллерийские удары, применяя боеприпасы большой разрушительной силы. Тяжелое вооружение использовали по всей площади села, обстрел продолжался весь день. Семье Таисы, как и прочим жителям Катыр-Юрта, не дали времени и не предоставили безопасный коридор для выхода из села. Российские военные видели пытавшихся выехать мирных жителей, но военная операция не прекращалась и меры по защите населения не принимались.
В ходе официального расследования следствие усмотрело 46 погибших и 53 раненых гражданских лиц. Местные жители утверждали, что погибли не менее 150 мирных жителей.
Вечером 4 февраля семья Таисы Абакаровой попыталась выехать из Катыр-Юрта. Захватив с собой двух двоюродных сестер Таисы, Луизу и Хаву Абубакаровых, они на своей машине ехали в сторону Ачхой-Мартана. Обстрел Катыр-Юрта продолжался, были слышны разрывы бомб и снарядов. По дороге Таиса видела много других людей, которые тоже пытались выехать из села. Внезапно прогремел взрыв, Таиса потеряла сознание. Очнулась она, лежа на земле. Разбитая машина Абакаровых горела. Рядом лежали сестра Мадина и двоюродная сестра Луиза. У Мадины шла кровь изо рта, у Луизы было обожжено лицо. У брата Руслана были оторваны ноги. Родителей Таиса не видела. Рядом она заметила машину «Скорой помощи», вокруг которой неподвижно лежали люди в белых халатах. Кто-то отнес заявительницу, ее брата и сестер в стоявший неподалеку автобус. Тут она вновь потеряла сознание.
Очнулась Таиса в больнице в Ачхой-Мартане. У нее нашли перелом левого бедра, правой голени, ожоги лица и руки. Через месяц Таису выписали. Она узнала, что одни ее родственники погибли в Катыр-Юрте, а другие умерли позже в больнице.
В ноябре 2006 года Таисе исполнилось 15 лет. Она начала расспрашивать взрослых о событиях, произошедших в Катыр-Юрте, узнала о существовании правозащитных организаций. Благодаря правозащитникам, Таисе стало известно, что Военная прокуратура Объединенной группировки войск в Чеченской республике расследует возбужденное по этим событиям уголовное дело № 34/00/0026-05Д. 18 декабря 2006 года она обратилась с ходатайством о признании ее потерпевшей. 19 марта 2007 года ее признали потерпевшей и допросили по делу. В том же году расследование было прекращено за отсутствием состава преступления. Действия военных были признаны необходимыми и соответствующими российскому законодательству. Руководители военной операции были назначены на высокие должности – генерал Владимир Шаманов стал командующим воздушно-десантными войсками, а генерал Яков Недобитко возглавил Объединенную группировку войск в Чеченской республике.
18 апреля 2007 года заявительница обратилась с жалобой в ЕСПЧ.
Одним из ключевых для представителей Абакаровой в ЕСПЧ стал вопрос о соблюдении срока для обращения в суд. При коммуникации жалобы ЕСПЧ также поднял этот вопрос. В ответ юристы «Мемориала» сослались на специфические обстоятельства Абакаровой, в частности на то, что в 2000 году ей было 8 лет, в силу чего она не могла в какой-либо форме защищать свои законные интересы, в то же время власти не назначили ей опекуна для представления ее интересов; что даже на момент обращения в суд Абакаровой было всего 15 лет.
Постановление «Абакарова против России» – уже третье, вынесенное Европейским судом по событиям в Катыр-Юрте 4-7 февраля 2000 года.
24 февраля 2005 года ЕСПЧ вынес постановление по жалобе № 57950/00 «Исаева против России» (“Isayeva v. Russia”), в котором признал, что власти России несут ответственность за гибель людей в Катыр-Юрте и за нерасследование этого преступления (см. http://ehracmos.memo.ru/page.php?page=131; http://www.memo.ru/hr/news/ecdec.htm; http://ehracmos.memo.ru/page.php?page=113).
2 декабря 2010 года ЕСПЧ вынес постановление по жалобе № 27065/05 «Абуева и другие против России» (“Abuyeva and others v. Russia”), в котором вновь подтвердил ответственность российских властей за это преступление и прямо указал российским властям на необходимость провести новое расследование по делу (http://www.memo.ru/d/2235.html; http://ehracmos.memo.ru/page.php?page=459).
После вынесения постановлений ЕСПЧ по событиям в Катыр-Юрте власти России возобновляли расследование дела, однако 16 марта 2012 года снова прекратили его по тем же основаниям, что и прежде.
Поскольку российские власти систематически не исполняли решения Европейского суда в полном объеме, ограничиваясь выплатой компенсации, не расследовали массовое убийство мирных жителей, не нашли и не привлекли преступников к ответственности, 1 августа 2012 года ПЦ «Мемориал» и EHRAC обратились в Комитет министров Совета Европы. Они призывали Комитет направить дело заново в ЕСПЧ в связи с систематическим неисполнением постановлений ЕСПЧ.
Заседание Комитета министров по этому вопросу состоялось в Страсбурге 24-26 сентября 2012 года. К сожалению, Комитет не принял никакого решения по запросу о направлении дела в ЕСПЧ, однако выразил сожаление в связи с тем, что дело не расследуется и нарушения, выявленные ЕСПЧ, не устранены. Аналогичные решения Комитет министров принимал и на своих последующих заседаниях, на которых рассматривались чеченские дела, включая дела, связанные с преступлением в Катыр-Юрте.
Власти через некоторое время снова возобновили расследование дела, однако 9 марта 2013 года вновь прекратили его. 26 сентября 2013 года представители заявителей обжаловали это решение в Грозненский гарнизонный военный суд. 6 декабря 2013 года суд отклонил жалобу. Это решение было подтверждено апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 6 марта 2014 года и постановлением Верховного суда Российской Федерации от 25 сентября 2014 года.
В постановлении «Абакарова против России» ЕСПЧ признал, что власти не устранили нарушения, выявленные в предыдущих постановлениях ЕСПЧ. Европейский суд отметил, что история заявительницы отличается от других историй особой трагичностью: заявительница потеряла в возрасте 8 лет всю семью.
ЕСПЧ подчеркнул, что отсутствие прогресса в расследовании связано не с объективными трудностями, а с полнейшим нежеланием властей проводить расследование. ЕСПЧ указал в постановлении, что на апрель 2015 года Комитет министров так и не получил от властей информацию о прогрессе в расследовании и что Комитет должен и дальше наблюдать за ходом исполнения этого и предыдущих постановлений ЕСПЧ по событиям в Катыр-Юрте.
Таиса Абакарова сейчас живет в Чечне с родственниками матери. Несмотря на длительное лечение, у нее остались шрамы от ран, полученных 4 февраля 2000 года. Таиса окончили медицинский колледж и вышла замуж.