Европейский Cуд признал российские власти ответственными за похищение и гибель жителя Ингушетии в 2009 году

19.10.2018

16 октября 2018 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по жалобе № 66320/09 «Махлоев против России» («Makhloyev v. Russia»).

Заявитель — житель города Сунжа (до 2016 года — станица Орджоникидзевская) Республики Ингушетия Хамутхан Махлоев. 29 октября 2009 года силовики похитили его сына Масхуда, 1982 г.р. С тех пор о нем ничего не известно.
ЕСПЧ установил нарушения статей 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток и жесткого обращения) и 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и присудил заявителю 60 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда.
 
На национальном уровне делом занимался юрист Правозащитного центра «Мемориал» Иса Гандаров. Интересы заявителя в ЕСПЧ представляли юристы ПЦ «Мемориал» Татьяна Черникова и Анастасия Ражикова и юристы Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон).
В 2006–2009 годах сотрудники правоохранительных органов неоднократно обыскивали дом Масхуда, а его самого допрашивали в рамках расследования различных уголовных дел. Однако причастности Махлоева к каким-либо преступлениям не установили.
 
26 декабря 2006 года силовики похитили Масхуда. Три дня его родные не знали, где он находится. На четвертые сутки из неофициальных источников они узнали, что Масхуд содержится в ИВС Сунженского РОВД. Там его избивали, принуждая признаться, что он совершил покушение на и.о. начальника Сунженского РОВД. Следствие по обвинению Масхуда Махлоева в этом преступлении длилось почти пять месяцев. В связи с отсутствием доказательств вины Масхуда, уголовное преследование было прекращено, и он вышел на свободу в начале мая 2007 года.
 
14 августа 2009 года, когда Масхуд шел на работу, он увидел, что мужчина, сидящий в машине марки «ВАЗ» направил в его сторону оружие. Масхуд попытался убежать, тогда мужчина выстрелил в него, ранив в левое предплечье.
 
Масхуд лечился в Республиканской городской больнице Назрани. Когда отец навещал его, он видел, как туда приезжали силовики. Они угрожали Масхуду расправой, говорили, что могут похитить и убить его в любое время.
 
29 октября 2009 года, примерно в 3:30 утра, к домовладению Махлоевых на микроавтобусах «Газель» и УАЗ-«таблетка», бронированном УАЗе и легковом автомобиле ВАЗ подъехала большая группа силовиков. Свидетелями этого были соседи Махлоевых.
 
Примерно 15–20 вооруженных людей в камуфляжной форме и масках ворвались в дом. Они не представлялись и не показали никаких документов. Их вооружение и экипировка — каски-сферы, автоматы с прикрепленными к ним фонарями, пуленепробиваемые щиты — указывали на то, что в спецоперации принимала участие штурмовая группа спецназа какого-то из силовых ведомств. Видимо, силовики ожидали встретить вооруженное сопротивление.
 
Глава семьи, Хамутхан Махлоев, и его жена Аминат выбежали во двор на шум. Ворвавшиеся люди направили на них оружие и поставили к стене, затем выбили двери комнат, где спали сыновья и дочери хозяев дома, и ворвались туда.
 
Дочерей вывели на улицу и поставили к стене рядом с родителями. Им угрожали и нецензурно оскорбляли. Силовики говорили по-русски, без акцента.
 
В это время двоих из сыновей Хамутхана — Масхуда и его младшего брата Ибрагима — избивали в доме. Как позже рассказал Ибрагим, один из силовиков скрутил ему руки и обмотал их скотчем, другой завязал ему ноги, третий прижал его голову к подушке так, что стало невозможно дышать, а четвертый бил прикладом автомата по голове, туловищу и ребрам. Рядом избивали Масхуда. Затем Ибрагиму натянули на голову футболку и обмотали её скотчем, после чего бросили Ибрагима на пол.
 
Родителей и дочерей затолкали в помещение кухни, а Масхуда в это время выволокли на улицу. Несмотря на холодное время года, его увели почти раздетым.
 
Махлоевы видели, что вооруженные люди, находившиеся во дворе, постоянно переговаривались по рациям. Вскоре последовала команда: «Уходим!». Вооруженные люди покинули двор. Машины уехали, увозя Масхуда в неизвестном направлении.
 
В тот же день его родственники подали жалобы о его похищении в прокуратуру, Президенту РИ, в правозащитные организации. Однако у республиканских правоохранительных органов не было никакой информации о том, кто мог увезти Масхуда. Ни одно из государственных силовых ведомств свою причастность к спецоперации, проведенной в доме Махлоевых 29 октября, не признало.
 
Медики в ходе обследования зафиксировали у Ибрагима Махлоева сотрясение мозга, перелом ребра, кровоподтеки и ушибы на лице и на спине.
 
Судьба Масхуда не известна.
 
10 ноября было возбуждено уголовное дело по пп. «а», «г» ч.2 ст.126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением оружия) и ч.2 ст.222 (незаконный оборот оружия группой лиц по предварительному сговору) УК РФ. 13 ноября Хамутхана признали потерпевшим по этому делу.
 
17 декабря 2009 года при содействии юристов ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека отец похищенного обратился с жалобой в ЕСПЧ. Он просил применить срочные меры по Правилу 39 Регламента ЕСПЧ, но получил отказ. Однако саму жалобу ЕСПЧ принял.
 
Из материалов уголовного дела очевидно, что расследование преступления велось крайне неэффективно. В первые дни после похищения, когда еще оставалась надежда найти похищенного и установить преступников, следователь ограничился направлением запросов в различные силовые ведомства. Тогда же допросили членов семьи Махлоевых, но не допросили иных свидетелей похищения, например соседей, которые могли бы дать важные дополнительные сведения. Есть много других примеров, как халатно велось расследование. Следователь, даже не получив ответов на запросы, 10 августа 2010 года приостановил расследование дела «в связи с невозможностью установить лиц, ответственных за совершение преступления».
 
13 октября Хамутхан Махлоев обжаловал это решение в Магасский районный суд, 26 октября жалоба была отклонена. 3 ноября он подал новую апелляцию — в Верховный Суд Ингушетии. 28 декабря в удовлетворении и этой жалобы было отказано.
 
В постановлении ЕСПЧ отметил, что показания свидетелей похищения Масхуда были последовательны и непротиворечивы, что похитители приехали ночью на машинах военного типа и действовали организованно, что, согласно материалам уголовного дела, в районе событий были блокпосты и передвижение было ограничено, а также что ранее власти подозревали Масхуда в совершении преступления. То есть Махлоев исчез, когда, по всей вероятности, был в руках у представителей государства. Власти России никак не опровергли эту версию.
 
ЕСПЧ также отметил, что расследование дела было начато слишком поздно, часть свидетелей не была допрошена, а некоторые были допрошены с существенным опозданием, версия о причастности силовиков не была должным образом проверена, а доказательств иных версий предоставлено не было.