ЕСПЧ вынес решение по жалобам 12 граждан Сирии, приговоренных в России к выдворению

12.01.2018

Все заявители жаловались в ЕСПЧ, что принудительное возвращение в Сирию будет прямо угрожать их жизни и являться бесчеловечным обращением.

21 ноября 2017 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по объединенному делу № 29957/14 «M.S.A и другие против России»

Дело касалось 12 граждан Сирии, в отношении которых власти России в 2013–2016 годах приняли решения о принудительном выдворении, и они были помещены в Центры временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) с целью выдворения в Санкт-Петербурге, Махачкале, Москве, Мурманске, Ижевске.

11 из них в национальных судах и ЕСПЧ представляли адвокаты Сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал» Ольга Цейтлина (Санкт-Петербург), Шамиль Магомедов (Махачкала), Роза Магомедова (Москва), Ролан Алиев (Мурманск), Петр Петровский (Петрозаводск).

Заявители прибыли в Россию в 2012–2016 годах по разным причинам. По истечении срока пребывания они не смогли выехать на родину, поскольку там шла война.

Всех заявителей поместили в ЦВСИГ для выдворения за нарушение миграционного законодательства. Там их содержали в 2013–2016 годах в течение сроков от 5 месяцев до 2 лет 2 месяцев.

Когда ЕСПЧ вынес решение, все заявители уже были освобождены, в том числе по жалобам представлявших их адвокатов. Шестеро человек уехали в третьи страны, в частности, в Германию и Швецию.

Все заявители жаловались в ЕСПЧ, что принудительное возвращение в Сирию будет прямо угрожать их жизни и являться бесчеловечным обращением (статьи 2 и 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

ЕСПЧ указал, что, поскольку заявители освобождены национальными судами, покинули Россию и переселились в третьи безопасные страны, то им более не грозит высылка в Сирию.

Другим заявителям было предоставлено временное убежище в России, т. е. риск высылки из России им также более не угрожает. Если будут приняты новые решения, их можно обжаловать в суд.

Один заявитель не обжаловал решение суда первой инстанции о выдворении, т. е. не исчерпал эффективные средства внутренней правовой защиты.

Заявители M.S.A. и R.K., кроме того, жаловались на условия содержания в ЦВСИГ в Санкт-Петербурге (Красное Село) по ст. 3 (запрет пыток) Конвенции. В качестве бесчеловечного обращения они отмечали переполненность камер, отсутствие личного пространства (1,5 кв.м на человека, несмотря на предусмотренное законом РФ требование 4,5 кв.м), двухъярусные кровати, отсутствие стола для приема пищи, отсутствие кухни и столовой, нехватку белковой пищи, пища из свинины, которую они не могут употреблять по религиозным соображеним, произвольное ограничение на передачу продуктов, отсутствие доступа к питьевой воде, недостаточное освещение камер, невозможность передвигаться по этажам, отсутствие длительных прогулок (гулять разрешали 10–15 минут). Зимой заявители вообще не выходили на улицу, т. к. у них не было теплой одежды. Им недоставало библиотеки, возможности занять себя чем-либо, например, спортом. В ЦВСИГ царила атмосфера насилия, страха и вымогательства.

Оценивая условия содержания, ЕСПЧ подтвердил свои выводы, сделанные ранее по делу «Ким против России», и указал, что правительство не выдвинуло каких-либо новых фактов и аргументов, не представило доказательств, позволяющих прийти к иному выводу. Суд посчитал, что заявители в ЦВСИГ в Красном Селе подвергались бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в нарушение статьи 3 Конвенции.

Некоторые заявители также жаловались на нарушение статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции в связи с тем, что содержание под стражей было слишком длительным, органы, осуществляющие выдворение, не действовали тщательно и эффективно, выдворение было невозможно осуществить; некоторых заявителей держали в заключении более двух лет, они не имели доступа к эффективному судебному контролю по истечении определенного срока и при изменении обстоятельств.

Правительство России утверждало, что задержание сирийцев было законным, так как было предписано судом за нарушение ими миграционного законодательства, и, хотя предельный срок задержания не был установлен, оно не превысило двух лет — срока, установленного национальными законами.

Ранее в аналогичных делах (например, L.M и другие против России, S.K. против России) ЕСПЧ устанавливал, что власти России неоднократно нарушали права на свободу и личную неприкосновенность в отношении иностранных граждан, задержанных для административного выдворения. С учетом прежних постановлений ЕСПЧ указал, что срок содержания в ЦВСИГ превысил необходимый лимит и заявители не имели доступа к периодическому судебному контролю сроков и оснований содержания, что является нарушением пп. 1 и 4 ст. 5 Конвенции.

ЕСПЧ присудил заявителям, в отношении которых найдены нарушения, компенсации от 7500 до 9500 Евро.

Комментирует руководитель Сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» Светлана Ганнушкина: «Я несколько разочарована этим решением. На мой взгляд, то, что заявители оказались на свободе, не означает, что они не испытывали страданий из-за угрозы высылки. Уверена, что эти страдания были сильнее, чем те, которым они подвергались по причине плохих условий содержания. А нам наука, что и условиям содержания надо обязательно уделять внимание. Европейский Суд исходит не из нашей привычки справляться с любыми трудностями жизни, а из европейских стандартов».