ЕСПЧ признал нарушением избиение людей после «Марша несогласных» в Санкт-Петербурге в 2007 году

16.06.2020

Потерпевшим присуждена компенсация

16 июня 2020 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по делу «Казанцев и другие против России». После «Марша несогласных» в Санкт-Петербурге в 2007 году сотрудники ОМОНа избили Александра Казанцева и Ольгу Цепилову (член исполнительного комитета партии «Яблоко», на фото). Никто из милиционеров не привлечён к ответственности, потерпевшие не получили компенсации. ЕСПЧ установил нарушение статьи 3 (запрет пыток и жестокого обращения) в отношении Казанцева и Цепиловой и статьи 11 (право на свободу собраний) Конвенции в отношении всех заявителей (в ЕСПЧ также обращалась супруга Александра). ЕСПЧ присудил им в общей сложности 48 574 евро. Интересы заявителей представляли адвокат Ольга Цейтлина и другие юристы Правозащитного центра «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон).

В сегодняшнем постановлении ЕСПЧ расценил действия полицейских в отношении Казанцева и Цепиловой как жестокое обращение. ЕСПЧ постановил, что власти не провели эффективного расследования.

ЕСПЧ отметил, что нарушением права на свободу собраний являются не только запрещение акций и действия властей во время них, но и действия властей после акций, направленные на наказание участников. ЕСПЧ напомнил, что человек не лишается права на свободу собраний, если во время митинга другие люди совершили насильственные действия.

***

15 апреля 2007 года на Пионерской площади в Санкт-Петербурге состоялся «Марш несогласных» — согласованный митинг в защиту конституционных прав граждан. После него участники, в том числе супруги Казанцевы, направились в сторону метро «Пушкинская» — остальные выходы с места проведения акции были перекрыты сотрудниками ОМОН.

Вход в «Пушкинскую» был ограничен, там тоже дежурили милиционеры, у метро скопилось много людей. Зайти через выход Казанцевым также не удалось. В это время у метро ОМОН стал избивать людей — как участников митинга, так и случайных прохожих. Позже власти заявят, что милиция реагировала на попытку людей прорваться через оцепление. Казанцевы не видели подобных эпизодов.

Проход через Загородный проспект был тоже перекрыт.

ОМОН продолжал оттеснять и избивать людей. Казанцевы и некоторые другие участники митинга укрылись в сквере напротив Витебского вокзала.
В какой-то момент они увидели сотрудника ОМОНа, который бежал в их сторону и что-то кричал. Подбежав к Александру, он ударил его в грудь рукой в специальной защитной перчатке. Александр упал и потерял сознание. После этого сотрудник несколько раз ударил его ногами по рёбрам. Наталия попыталась помочь мужу, но милиционер оттолкнул её.

Александра по «Скорой» госпитализировали в Мариинскую больницу. Ему диагностировали закрытый перелом ребра, травматический пневмоторакс, закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга. Казанцев пролежал в больнице с 15 по 23 апреля 2007 года, позже продолжил лечение амбулаторно. После этого у Александра обострились сердечно-сосудистые заболевания.

Ольга Цепилова, член исполнительного комитета партии «Яблоко», с мужем также принимала участие в митинге. После завершения они пытались пройти по ул. Гороховой в сторону своего дома, но сотрудники милиции, перекрывшие проход, сказали им идти в сторону метро.

Когда они стояли около «Пушкинской» вместе с однопартийцами Ольги, они увидели, что на людей бежит большая группа сотрудников ОМОНа; они размахивали дубинками и били ими о щиты.
Один из милиционеров сбил на ходу пожилую женщину. Когда Ольга попыталась помочь ей подняться, милиционер ударил Цепилову дубинкой по лицу. Ольга почти потеряла сознание, от падения ее удержал знакомый.

Цепилову госпитализировали в Мариинскую больницу с диагнозом «закрытая травма черепа и головного мозга, сотрясение головного мозга, закрытый перелом костей носа, параорбитальные гематомы». Ольга пробыла в Мариинской больнице до 18 апреля, затем — в клинической больнице Российской Академии наук по 8 мая, после лечилась амбулаторно.

Цепилова после избиения

Все заявители пожаловались на избиения в прокуратуру.

Казанцевым сначала отказали в возбуждении уголовного дела, но после того, как они обратились в суд, дело было возбуждено, Александра признали потерпевшим.
На допросах супруги предъявили следователю фотографию милиционера, избившего Александра, которую они обнаружили в газете.
Однако эффективного расследования проведено не было. Казанцевых не информировали о ходе расследования, препятствовали в доступе к материалам дела.

Ольгу Цепилову также признали потерпевшей по уголовному делу. Находясь в больнице, она передала следователю под роспись медицинские документы, подтверждающие её травмы. Однако никаких следственных действий по делу проведено не было, очевидцев происшествия не допросили, медицинские документы из материалов исчезли.

Не добившись справедливости на национальном уровне, в 2008 году заявители обратились в ЕСПЧ.

Комментарий адвоката Ольги Цейтлиной:

«Вместе с заявителями мы очень долго ждали этого решения, поскольку события касались ещё первого согласованного массового публичного протеста в Санкт-Петербурге 15 апреля 2007 года, на котором по вине полиции пострадали мирные участники акции (Ольга Цепилова) и люди, проходившие мимо и пытавшиеся попасть в метро (Александр Казанцев с женой).

Власти выдвигали аргумент, что они применяли силу с целью предотвратить выкрикивание лозунгов и возможные последующие нарушения, к которому ни Александр Казанцев, ни Ольга Цепилова не имели никакого отношения — после митинга они пытались пройти к метро, но оно оказалось закрыто, а сотрудники ОМОН перекрыли все проходы и избивали граждан дубинками.

Суд признал нарушение властями субстантивного обязательства по ст.3 Конвенции не избивать мирных людей, а также не проведение расследования избиений.

„Объективным препятствием“ для идентификации сотрудников ОМОН, избивавших мирных людей, и расследования власти назвали то, что милицонеры были шлемах и не имели опознавательных знаков на форме. Но это абсурд! Следствие за четыре года так и не смогло их установить.

ЕСПЧ посчитал, что вмешательство полиции и применяемая сила были несоразмерными и недопустимыми по смыслу пункта 2 статьи 11 Конвенции.

Я полностью согласна с выводом Суда, о том, что применение непропорциональной силы полицией имело „эффект охлаждения“ и запугивания других лиц от участия в аналогичных публичных собраниях. На компенсацию Александр Казанцев продолжит лечение тех травм и последствий, которые он получил при избиении сотрудником ОМОН на мирном митинге много лет назад».

Комментарий заявительницы Ольги Цепиловой:

«Для меня выигранное дело в ЕСПЧ — большая неожиданность. Прошло 13 лет. Но для меня, моей семьи, друзей, соратников — это большое событие. Виновные не наказаны, но я и семья Александра Казанцева получили финансовую и моральную компенсацию. И самое главное — репрессивное государство увидит, что люди умеют защищаться, когда их бьют. Собирать многочисленные документы, свидетельства, наталкиваться постоянно на грубость и невменяемость власти — через всё это мы с Александром Казанцевым прошли вместе с нашим адвокатом Ольгой Цейтлиной. Без её упорства, профессионализма и очень человечного отношения к нам, потерпевшим, мы не имели бы этого результата. Всё-таки это ещё одна победа гражданского общества в нашей измученной бесчинствами власти стране».

Комментарий заявителя Александра Казанцева:

«Мы прошли огромные испытания и унижения, когда после избиения нас футболили, выгоняли из кабинетов прокуратуры, не принимали наши жалобы и заявления. Ммы бились в закрытые двери. Над нами издевались в судах, объясняя, что всё бесполезно. Я инвалид-сердечник, перенёс после нападения два инфаркта.

Разрешённый митинг, где нас избили, назывался „в защиту Конституционных прав граждан“, и наши права на нём были грубо нарушены.

Трагедия для нашей семьи жуткая, когда меня бил ОМОНовец на глазах жены она дико кричала, думала, что меня убили, после чего у нее был нервный срыв.
Когда я позвонил жене и сказал, что мы выиграли в ЕСПЧ спустя столько лет, она заплакала. Слава богу, что есть Европейский суд, а так никто не узнал бы о нашей трагедии, о нарушении наших прав и мы ничего бы не добились. Спасибо суду, программе Мемориал и нашему адвокату»