Доказательства по делу о создании ячейки “Ат-Такфир Валь-Хиджра” не соответствуют требованиям закона

14.08.2020

Из-за коронавируса суд не смог допросить последнего свидетеля обвинения и исследовал письменные доказательства.

В ходе заседания 11 августа в Кировском районном суде Махачкалы по делу Багавудина Омарова выяснилось, что целый ряд документов, представленных в качестве доказательств по делу, составлен с серьезными нарушениями, а два из них вообще отсутствуют в материалах дела. 47-летний Омаров обвиняется в организации деятельности международного религиозного объединения «Ат-Такфир валь-Хиджра», запрещенного в России как экстремистского (ч. 1 ст. 282.2 УК РФ).

Перед началом судебного заседания стало известно, что явку свидетеля обвинения Марата Абдурахманова не удалось обеспечить из-за того, что он отбывает заключение в ИК-7 (Дагестан, пос. Ново-тюбе) и его не этапируют, пока он не сдаст анализ на Covid-19 и не проведет 14 дней в карантине.

В начале заседания Багавудин Омаров ходатайствовал о допуске в качестве защитника своего брата Асадулы, но суд отказал, так как Асадула Омаров проходит по делу свидетелем. Затем подсудимый просил суд предоставить ему возможность телефонного звонка и свидания с родными в следственном изоляторе. Судья согласился.

После чего суд приступил к исследованию письменных доказательств. Прокурором были оглашены:

  • протокол осмотра загранпаспортов Багавудина Омарова и Шаина Бургуева, российского паспорта и диплома Омарова, принадлежащего Омарову мобильного телефона. Прокурор пояснил, что в телефоне зафиксированы звонки членам «Ат-Такфир валь-Хиджра», необходимость осмотра документов он не прокомментировал;
  • протоколы осмотра 12 мобильных телефонов, планшета и трех оптических дисков, принадлежащих предполагаемым участникам ячейки «Ат-Такфир валь-Хиджра» с видеозаписями, аудиофайлами, картинками и текстами религиозного характера. Адвокат Омарова Мурад Магомедов указал, что ни один из материалов не указывает на принадлежность Омарова к запрещенной организации, но прокурор заявил, что позже даст всем доказательствам оценку и покажет их связь с делом;
  • протоколы осмотра материалов уголовных дел в отношении Чивибутты Алиева и Джабира Абачараева. Согласно обвинительному заключению, Джабир Абачараев возглавлял, а Чивибутта Алиев был членом ячейки «Ат-Такфир Валь-Хиджра», в которую входил и Багавудин Омаров. Позже в ячейке возник конфликт, Омаров и еще несколько членов покинули ее и создали ячейку под руководством Омарова;
  • решение Верховного суда России, согласно которому «Ат-Такфир валь-Хиджра» признана экстремистской и ее деятельность запрещена на территории России, а также протокол осмотра сообщения об этом на сайте Верховного суда;
  • протоколы осмотра компакт-дисков с детализацией телефонных соединений свидетелей Алимчи Гаджиева, Шаина Бургуева, Шахрудина Шахрудинова и самого Багавудина Омарова. По словам прокурора, детализации подтверждают, что эти люди созванивались с Омаровым. Адвокат Магомедов отметил, что Омаров и не отрицает факт знакомства и общения со свидетелями.

Затем прокурор огласил заключение религиоведческой судебной экспертизы стенограммы телефонных разговоров Багавудина Омарова и свидетелей. Согласно заключению, эксперт выявил частое употребление характерных для «Ат-Такфир Валь-Хиджра» терминов, содержание в разговорах информации о формах деятельности «Ат-Такфир валь-Хиджра», их участниками ставятся цели «Ат-Такфир валь-Хиджра» в качестве руководства к деятельности в РФ.

Напомним, что ранее адвокат требовал признать недопустимым доказательством стенограмму телефонных переговоров. Теперь же адвокат Магомедов резко раскритиковал заключение эксперта, указав, что:

  • религиоведческую экспертизу проводит социолог;
  • в постановлении о назначении экспертизы указано, что для ее производства материалы направлены в ФГБОУ ВО «Набережчелнинский государственный педагогический университет», а экспертиза проведена в ООО "Центр междисциплинарных экспертиз", при этом на заключении почему-то стоит печать отдела кадров университета;
  • согласно законодательству, коммерческая организация вообще не вправе проводить экспертизу по уголовному делу.

Обвинитель не смог объяснить отмеченные адвокатом нарушения и противоречия, и судья попросил прокурора разобраться с допущенными нарушениями, а затем вернуться к исследованию этого доказательства. 

Затем были исследованы:

  • заключение лингвистической экспертизы. По неизвестной причине в заключении указано, что исследованы четыре компакт-диска с видеозаписями, хотя следователь представлял на экспертизу изъятые у Омарова книги. По мнению адвоката Магомедова, экспертиза также не может служить доказательством. Прокурор заявил, что он только  представляет доказательства, а оценку им даст позже;
  • протоколы обысков по месту жительств Гаджиева, Шахрудинова, Магомеда Омарова, Бургуева, где были изъяты различные религиозные книги, брошюры, тетради, печатные документы и файлы религиозного содержания. Адвокат Магомедов заметил, что эти лица по данному делу являются свидетелями и, хотя в отношении них возбуждено уголовное дело за участие в деятельности якобы организованной Омаровым ячейки «Ат-Такфир валь-Хиджра», изъятое у них никакого отношения к Багавудину Омарову не имеет. Если же обвинение считает иначе, то оба дела должны быть объединены;
  • рапорт оперативного работника 2-го направления 2-го отдела СЗКСиБТ УФСБ России по РД Карбинцева В.В., согласно которому дагестанскую ячейку «Ат-Такфир валь-Хиджра» возглавляет Багавудин Омаров. Судья спросил, почему прокурор считает рапорт доказательством, но тот вновь ответил, что все разъяснит позже;
  • заявление Омарова от 22.05.2019 из СИЗО-1 в котором он признается в преступлении и просит себя допросить. Судья возразил, что документ не является доказательством, но прокурор снова обещал все прояснить позже.

Еще два документа, которые сторона обвинения хотела огласить на заседании, отсутствовали в материалах дела. Это:

  • протокол опознания свидетелем Алакаев обвиняемого Омарова;
  • ответ из УФСБ России по РД на поручение следователя о производстве оперативно-розыскных мероприятий для определения, какими номерами телефонов пользуются свидетели и обвиняемый.

По мнению адвоката Мурада Магомедова, отсутствие документов в материалах дела - грубейшее процессуальное нарушение.

Следующее судебное заседание назначено на 14.30 25 августа.

* * *

Уголовное дело в отношении Омарова возбудили 15 октября 2018 года. По официальной версии, в 2013 году он познакомился с идеологией египетского лидера радикальной организации «Ат-Такфир валь-Хиджра» Шукри Ахмада Мустафы. В 2014 году Омаров якобы организовал в Махачкале деятельность её ячейки, в которую вошли восемь человек, и руководил ею до 2018 года. На совместных собраниях они «призывали к игнорированию законов Российской Федерации, а также совместными решениями объявляли “такфир” (обвиняли в неверии) лицам, не поддерживающим идеологию их религиозного объединения».

Омаров не признает свою вину и утверждает, что признательные показания во время предварительного следствия дал под угрозой пыток и опасаясь за свою жизнь, а о существовании «Ат-Такфир валь-Хиджра» он даже не подозревал до своего задержания.

Программа: Горячие точки

В Дагестане в ноябре 2019 г начался судебный процесс по обвинению жителя Махачкалы Багавудина Расуловича Омарова в организации деятельности запрещенного в России международного религиозного объединения «Ат-Такфир валь-Хиджра».