Дело Ивана Сафронова: арест по «каучуковой» статье о госизмене и закрытый суд. Общество должно знать!

08.07.2020

Заявление Правозащитного центра «Мемориал»

Утром 7 июля 2020 года в Москве по делу о государственной измене сотрудниками Федеральной службы безопасности был задержан советник главы Роскосмоса Иван Сафронов, ранее работавший журналистом в «Коммерсанте» и «Ведомостях» и специализировавшийся на темах армии и космоса. В тот же день Лефортовский районный суд вынес постановление об аресте Сафронова на месяц и 30 дней.

Как сообщил его адвокат, Сафронова подозревают в передаче секретных данных разведке Чехии, которая, в свою очередь действовала под руководством США: Сафронов был якобы завербован в 2012 году, а в 2017 году через интернет передал секретные сведения о военном сотрудничестве России с некой африканской или ближневосточной страной.

К настоящему моменту общественности неизвестны ни действия, вменяемые Сафронову, ни доказательства его вины, собранные ФСБ. Однако общественно-политическая обстановка в России и сложившаяся практика позволяют предположить, что «дело Сафронова», с большой вероятностью, может быть сфабриковано.

Во-первых, человек, недавно устроившийся в Роскосмос не мог быть допущен к работе без проверки в органах ФСБ (это подтвердил пресс-секретарь госкорпорации Владимир Устименко). Ранее, работая в «Коммерсанте», Сафронов входил в т.н. «кремлевский пул» журналистов, в связи с чем его также неоднократно проверяли спецслужбы.

Во-вторых, ещё в 2012 году, в Уголовный кодекс были внесены поправки, позволяющие произвольно и расширительно трактовать понятие «государственная измена», квалифицируя так едва ли не любой контакт с иностранцами. Если до 2012 года обвинить в разглашении секретных сведений можно было только человека, имеющего к ним допуск, то после — и тех, кто к секретным сведениям не допущен, и, соответственно, не может оценить, содержит ли та или иная информация гостайну.

В-третьих, с 2014 года усилилась волна шпиономании: необоснованных, подчас абсурдных дел о госизмене. Можно вспомнить дело Светланы Давыдовой, возбужденное по факту передачи в посольство Украины содержания случайно услышанного ею разговора в маршрутном такси, или дело Петра Парпулова, осужденного к 12 годам лишения свободы за то, что в разговоре с родственниками, проживающими в Грузии, он пересказал сведения, опубликованные на сайте газеты «Красная звезда». 

С 2015 года Правозащитный центр «Мемориал» признал политзаключёнными девять человек, обвиняемых в госизмене. Ещё трое включены в список вероятных жертв, поскольку засекреченность таких дел не всегда  позволяет вынести обоснованное суждение о том, является ли человек политзаключённым.

Закрытость процесса, невозможность ознакомиться с фабулой обвинения и доказательствами вины усиливают сомнения в обоснованности дел о госизмене. 

В деле Ивана Сафронова власти придерживаются обычного сценария: фабула обвинения не обнародована, заседание по избранию меры пресечения проведено в закрытом режиме, а стороне защиты не предоставили возможности ознакомиться с экспертизами, на которых основывается обвинение.

Четвертое, - по порядку, но не по значению. В России много лет разворачивается наступление на независимые СМИ, которое всё чаще принимает характер незаконного уголовного преследования журналистов. Год назад, 6 июня 2019 года, сотрудники МВД подбросили наркотики Ивану Голунову в связи с его журналистскими расследованиями. 6 июля 2020 года, накануне задержания Сафронова, Второй западный окружной военный суд признал журналистку Светлану Прокопьеву виновной в «оправдании терроризма» в связи с текстом, в котором она анализировала причины теракта в здании архангельского УФСБ. Иван Сафронов писал на чувствительные для государства темы, и расправа за его журналистскую деятельность видится вполне вероятным мотивом преследования.

Вышеизложенное дает серьезные основания полагать, что дело против Ивана Сафронова необоснованно, сфабриковано и связано с его журналистской деятельностью.

Мы уверены: общество должно знать, в чем и на каких основаниях обвиняют Ивана Сафронова. Мы требуем открытости расследования этого уголовного дела и публичности суда, если он состоится.