Дагестан: жестокие пытки братьев и самооговор одного из них в убийстве отца

05.03.2018

В представительство Правозащитного центра "Мемориал" обратилась мать обвиняемого.

В конце декабря 2017 года в с. Доргели Карабудахкентского района Республики Дагестан произошло убийство одного из местных жителей, в котором сотрудники районной полиции обвинили старшего сына Магомедзапира Кадирагаева, 1982 г.р. Они жестокими пытками заставили его оговорить себя и отказаться от адвоката, с которым родственники заключили соглашение. Кроме того, полицейские пытали и младшего сына убитого, также склоняя его к самооговору.

По состоянию на 5 марта, Магомедзапир находится в СИЗО и ему предъявлено обвинение в убийстве отца. Адвоката, которого привлекло следствие, он просил не жаловаться на пытки, пояснив, что «сам упал». Очевидно, что такую позицию он занял, опасаясь угроз и жестоких пыток.

Между тем, его мать Абидат Кадирагаева обратилась в Представительство Правозащитного центра «Мемориал» в Махачкале Республики Дагестан с просьбой помочь защитить ее сына от незаконного обвинения в убийстве отца и фальсификации на этом основании уголовного дела. Она уверена, что ее сын не убивал отца. В этот день с утра до вечера он был с женой. Об этом свидетельствуют очевидцы и видеозаписи с камер наблюдения, зафиксировавшие их передвижение.

* * *

28 декабря 2017 года при странных и до конца не выясненных обстоятельствах был убит муж Абидат, Абдулагат Кадирагаевич Кадирагаев, 1959 г.р.

В этот день женщина уехала из дома в 4:00 на работу на центральный рынок Махачкалы. Около 20:00 она, взяв с собой внука, вернулась домой.

Она вошла в дом, поднялась на второй этаж и увидела своего мужа лежащим лицом вниз на полу. По ее словам, она сразу поняла, что он мертв и попросила внука позвонить ее старшему сыну, Магомедзапиру. Он был у друга и трубку подняла его жена. Абидат рассказала, что нашла мужа мертвым, невестка позвонила Магомедзапиру и тот с двумя друзьями через 10 минут приехали к Абидат. Мужчины перевернули тело отца и увидели на нем ножевые ранения - позже выяснили, что их было 12. При этом, что несколько странно, крови в комнате было немного.

Затем они созвонились с родственниками Абдулагата и те вызвали полицию. Около 22:00 на несколько легковых машинах и УАЗах прибыли около тридцати полицейских в гражданской одежде; часть из них, как позже выяснилось, были оперативники из Махачкалы.

Силовики зашли в дом и стали расспрашивать о произошедшем. Абидат рассказала, как нашла своего мужа на полу. Полицейские потребовали показать все ножи в доме, забрали их и увезли с собой. Затем полицейские отвезли в отдел Магомедзапира и его друзей.

Около 22:30 тело Абдулагата забрали на экспертизу, а в полночь полицейские привезли в отдел Абидат и ее невестку. Там женщин опрашивал заместитель начальника отдела по имени Мамаси, фамилию его они не знают. Абидат обо всем рассказала. После этого Мамаси в грубой форме и на повышенных тонах обвинил ее в убийстве мужа. Абидат категорически отвергла это обвинение. Примерно в 2:20 опрос закончился и, когда она вышла из кабинета, то услышала доносившийся из другого кабинета голос сына и сотрудника полиции: полицейский кричал, требуя ответа, почему тот убил отца, а Магомедзапир отвечал, что не убивал его.

Абидат открыла дверь этого кабинета и увидела сына, стоящего в углу. Рядом с ним стоял человек среднего роста плотного телосложения с поломанными ушами, в руках он держал черенок от лопаты. В кабинете также были мужчины в гражданском. Они крикнули, чтобы она закрыла дверь. Затем Мамаси отпустил Абидат и ее невестку. Магомедзапир остался в отделе полиции.

29 декабря рано утром приехал зять Абидат, живущий в Ставрополе. Он отправился с другими родственниками в отдел полиции Карабудахкентского района, но там ответили, что Магомедзапира у них нет. Они пытались узнать и в последующие дни, но ничего не смогли выяснить.

В 11:00 младший сын Магомедбек Кадирагаев, 1984 г.р., забрал тело отца домой, в этот же день его похоронили.

Позже младший сын Магомедбек рассказал Абидат, что после похорон отца 29 декабря домой к ним приехал начальник участковых по имени Рашид и потребовал, чтобы тот поехал с ним в отдел полиции. Там его допрашивали, интересовались, где он был 28 декабря. Магомедбек рассказал, что был у себя дома в Махачкале, полицейские обещали проверить. Магомедбек пробыл в отделе до 9:00 следующего дня без еды и воды. Все это время его вызывали в разные кабинеты разные оперативники, спрашивали: «как думаешь, кто это сделал?» Он отвечал, что не знает. 30 декабря в 21:00 его посадили в машину без опознавательных знаков с тонированными стеклами. На голову надели вязанную шапку так, чтобы она закрывала глаза, замотали скотчем руки за спиной и отвезли в неизвестное место, примерно в 30 минутах езды.

В помещении его свалили на пол, лицом вниз и спрашивали, куда он спрятал нож и зачем он убил отца. Его пытали током, издевались и унижали. Пытки продолжились до двух часов ночи. Обратно его привезли в легковой машине в отдел полиции Карабудахкента. Там он пробыл до 5:00 31 декабря. Когда он снял шапку и освободил руки, то увидел, что находится в тире отдела полиции. В тот день его снова вывозили в неизвестное место и снова пытали электротоком. Одного из пытавших Магомедбек сможет опознать по голосу. Это был силовик говоривший по-русски без акцента из числа тех, кто прикомандирован в районный отдел полиции.

31 декабря вечером Магомедбека отпустили с угрозами: «ты один день пропадешь, и придешь инвалидом с признанием, сам признайся, мы тебе минимальное сделаем – 4 года, выйдешь спокойно».

1 января 2018 года в обед Абидат позвонил Рашид и попросил принести в Карабудахкентский РОВД еду для Магомедзапира. Жена Магомедзапира отвезла продукты и одежду, но полицейские взяли только еду. Примерно в 18:00 начальник участковых приехал домой к Кадирагаевым и сказал, что Магомезапира увозят в Махачкалу, и если родные хотят его увидеть, то они должны поехать в отдел полиции. Мать и жена Магомедзапира немедленно поехали туда, Там в кабинете Мамаси снова устроил им допрос: «Кто убил Абдулагу?» Женщины ответили, что не знают. Затем в кабинет вошел Магомедзапир и Мамаси дал им 20 минут свидания.

Как отмечает Абидат, она не узнала сына. Он был сильно избит, губы распухли, у него была откушена часть языка и он не мог принимать пищу, нормально разговаривать и хромал. Одежда на нем была окровавлена и разорвана. Ягодицы и бедра были черные, отбитые, под ногтями были заметны повреждения от острых предметов.

Позже Магомедзапир рассказал родственникам, что во время допроса, когда он отрицал свою вину в убийстве отца, полицейские надели ему на голову пластиковый пакет, замотали скотчем со словами «теперь ты наш!» и принялись пытать электрическим током, время от времени поливая водой. Он также рассказал матери, что его подвешивали за руки заведенные за спиной, подсоединили провода к половым органам и пускали электроток. Магомедзапир вспомнил, что после долгих пыток силовики удивлялись, почему он не признается: «в его случае «лесные» давно бы признались».

После окончания свидания женщины вернулись домой и через полчаса Магомедзапир сообщил жене по телефону, что его отпустили, просил прийти за ним.

Из отдела полиции его забрали брат и племянник. Магомедзапир рассказал, что его каждую ночь вывозили в неизвестное место из отдела полиции с маской на голове, заматывали скотчем шею и руки. Там его раздевали, били током, издевались, наматывали провода на уши, пытали и в один из таких дней он откусил себе часть языка. Родственники спросили, может ли он опознать пытавших его, Магомедзапир ответил, что может - по голосу.

Дома, по словам родственников, он был подавлен, не мог спать, очень страдал от болей, одна рука у него не двигалась. Родные хотели вызывать врача, но Магомедзапир отказался, потому что был сильно испуган: Мамаси, убедил его, что поможет раскрыть убийство отца, если он не будет жаловаться. «И нам легче будет, если ты будешь молчать и тебе будет лучше, мы найдем убийцу твоего отца», - сказал Мамаси, добавив - «Ты тоже ищи, помогай нам».

С 1 по 4 января семью никто не беспокоил. Утром 5 января полицейский Рашид позвонил Магомзапиру и вызывал его в отдел вместе с матерью. Их развели по разным кабинетам и начали снова допрашивать. У Абидат спрашивали то же самое — кто убил ее мужа. В этот время в другом кабинете оперативник из Махачкалы по имени Сиражутдин (фамилию не знают) требовал от Магомедзапира написать признательные показания в убийстве отца, но тот отказался. Мать и сына продержали в отделе до 21:00 и отпустили.

Утром 6 января Рашид позвонил снова и вызывал Магомедзапира, его брата Магомедбека и их мать Абидат. В отделе полицейские заявили: «Убил один из вас, сами определяйтесь, кто пойдет в тюрьму за убийство». Мамаси сузил "круг подозреваемых", заявив Абидат, что в тюрьму за убийство пойдет или она, или ее сын Магомедзапир. Их продержали до 21:00, без еды и воды и потом отпустили всех троих.

9 января Магомедзапир Кардиагаев и приглашенный родственниками адвокат Ханмагомед Муртазалиев подали жалобу в прокуратуру Карабудахкентского района на незаконные действия сотрудников полиции, пытки, избиения и попытку сфальсифицировать против него уголовное дело. Но никаких нужных результатов адвокат и родственники не получили.

10 января жену Магомедзапира, не смотря на то, что с ней был младенец, забрали в Следственный комитет г. Каспийска для дачи показаний на детекторе лжи об обстоятельствах убийства ее свекра.

В этот же день в 19:00 домой к Кадирагаевым пришел Рашид. Абидат снова забрали в отдел полиции Карабудахкентского района. Оперативник Сиражутдин во время допроса оскорблял ее, обвинял в убийстве мужа и обругал матом. Абидат ответила, что он сам такой и это он убил ее мужа, после чего полицейские составили протокол об оскорблении полицейского при исполнении и посадили Абидат в камеру. У Абидат был с собой телефон, она позвонила сыновьям, рассказала о случившемся. Выпустили ее только через 3 дня, составив протокол об административном правонарушении - о каком именно, женщина не знает.

Пока Абидат находилась в отделе, Рашид пришел к ним домой забрать Магомедзапира. Тот сразу же позвонил адвокату Х. Муртазалиеву и он посоветовал никуда не ходить. Но Магомедзапир сказал, что его забирают насильно. Защитник попросил передать трубку полицейскому, но тот отказался говорить с адвокатом. Магомедзапир сказал, что не поедет, но Рашид пригрозил в случае сопротивления забрать его силой и Магомедзапиру пришлось поехать в отдел.

Адвокат отправился в отдел, но его не пустили к Магомедзапиру. И тогда защитник подал ходатайство о проведении Кадирагаеву судебно-медицинской экспертизы на предмет наличия телесных повреждений, а также жалобу на недопуск его к своему подзащитному. Но адвоката так и не допустили к Магомедзапиру.

11 января Магомедбек вместе с адвокатом Муртазалиевым отправились в прокуратуру Карабудахкента и подали заявление о незаконном задержании Магомедзапира. Из прокуратуры позвонили в отдел полиции и потребовали отпустить Магомедзапира. Там ответили, что его отпустили. Но домой он не вернулся и родственники не смогли найти Магомедзапира. Магомебек с адвокатом написали еще одно заявление в прокуратуру о то, что Магомедзапира, по совам полицейских, выпустили из отдела, но он не вернулся домой и они не могут его найти.

Как позже выяснилось, 11 января примерно в 11:30, после звонка прокурора, Магомедзапира отпустили из отдела полиции, но тут же подъехал УАЗ, из него вышли люди в масках и похитили его в 300-х метрах от райотдела.

В тот же день в 21:00 Мамаси вызвал Абидат в отдел полиции и сказал ей, что убийцу нашли - это ее сын Магомедзапир. Женщина с возмущением завила, что они пытками вынудили его признаться.

Мамаси предложил ей повидаться с сыном, когда его привезут из Каспийска. Она согласилась и ее отвели в другую комнату, к двери поставили полицейского, которому поручили ее не выпускать. Там Абидат провела несколько часов. Около 3:00 она услышали голос Магомедзапира среди множества других голосов. Абидат хотела выйти, но ее не выпустили. Она так и не увиделась с сыном. 12 января в 3:00 Магомедбек с племянником приехали за Абидат в отдел. В 4:30 женщину отпустили и один из полицейских сказал, что Магомедзапир был в отделе, родственники приносили ему передачи, их принимали.

Как позже выяснилось, накануне, 11 января, полицейский Рашид пригласил брата убитого Абдулагата – Абдулгамида - и сказал ему, что Магомедзапир просит его приехать в с. Губден в отдел полиции, чтобы признаться в убийстве отца. Абдулгамид поехал туда и позже рассказал, что Магомедзапир признался в убийстве отца и просил простить его. Абдулгамид попросил повторить эти слова и старшему брату. Магомедзапира привезли в отдел полиции Карабудахкента, куда приехали остальные братья, и там Магомедзапир повторил признание в убийстве.

Адвокат по соглашению с родственниками пытался встретиться со свои подзащитным, но ему не разрешали, ссылаясь на то, что подзащитный от него отказался.

Следователь Каспийского МРСО Алимагомед Пирмагомедов, ведущий расследование убийства Абдулагата Кадирагаева, посоветовал родным нанять адвоката Курбана Абдулаева, которого привлекло следствие для участия в этом деле. Они согласились и заплатили ему гонорар.

Абидат попросила его встретиться с Магомедзапиром, что тот и сделал. После встречи он рассказал матери, что Магомедзапир оговорил себя, потому что оперативники обещали его убить, сказали «достанем тебя и в СИЗО», угрожали пытать его и мать.

По слова адвоката, он не стал жаловаться на пытки подзащитного и требовать медицинское освидетельствование, поскольку Магомедзапир просил его никуда не жаловаться, пояснив, что «сам упал».

Очевидно, что такую позицию он занял опасаясь последующих угроз и жестоких пыток.

Позже один из братьев убитого Абддулагата рассказал, что к нему приезжал оперативник, не представился, не показал удостоверение и предложил: «Мы можем повесить это убийство на Магомедзапира, вы этого хотите или нет?» Брат убитого ответил «Мы хотим найти настоящего убийцу. Если Магомедзапир этого не делал, отставьте, не мучайте его» Оперативник уехал.

По словам Абидат, одного из сельчан по имени Камиль вызвали в отдел и просили написать, что он привозил Магомедбека в село к отцу 28 декабря в день и время убийства. Камиль отказался.

Магомедзапиру предъявлено обвинение в убийстве отца. Абидат уверена, ее сын не убивал отца. В этот день с утра до вечера он был с женой. Об этом свидетельствуют очевидцы и видеозаписи с камер наблюдения, зафиксировавшие их, когда они ходили по делам.

Абидат просит помочь восстановить утраченные права сына, защитить от произвола сотрудников полиции Карабудахкентского района.