Власти Дагестана не могут повлиять на беззаконие, творимое в Кировском РОВД Махачкалы

25.05.2010

Послесловие к встрече в Кремле 19 мая 2010 года, посвященной ситуации на Северном Кавказе18 мая 2010 года в 3 часа утра в доме Газиевых по адресу: Республика Дагестан,  поселок Шамхал, ул. Гагарина, 20, был проведен обыск, в ходе которого были обнаружены оружие и боеприпасы. Задержаны трое братьев

Послесловие к встрече в Кремле 19 мая 2010 года, посвященной ситуации на Северном Кавказе

18 мая 2010 года в 3 часа утра в доме Газиевых по адресу: Республика Дагестан,  поселок Шамхал, ул. Гагарина, 20, был проведен обыск, в ходе которого были обнаружены оружие и боеприпасы. Задержаны трое братьев Газиевых – Шамиль, 1988 г.р., Абдурахман, 1990 г.р., Магомед, 1992 г.р., – и их отец, Газимагомед Ахмедович Газиев, 1951 г.р. Все, кроме Шамиля, в тот же день были обнаружены в ОВД Кировского района г. Махачкалы. Местонахождение Шамиля Газиева оставалось неизвестным.

19 мая поступила информация о том, что Шамиль Газиев тоже находится в ОВД Кировского района. Там его видел отец. Однако в ОВД отрицали, что Газиев содержится у них, и адвоката не допустили. 20 мая Шамиля Газиева в ОВД видел адвокат. Тем не менее, его не пропустили к задержанному и продолжали настаивать, что Газиева в Кировском РОВД нет. Несмотря на усилия адвоката, местных и федеральных правозащитников, в том числе члена Совета по развитию институтов гражданского общества и правам человека при Президенте РФ Светланы Ганнушкиной и Председателя Совета ПЦ "Мемориал" Олега Орлова, Кировский РОВД не признал факт незаконного содержания у себя Газиева и не допустил адвоката.

Рассказывает отец похищенного: «18 мая в три часа ночи нас разбудил стук. Я вышел открыть калитку. Вооруженные люди вошли, сразу приказали разбудить сыновей, жену и вывести всех во двор. Я их вывел. Сыновей они куда-то увели, и больше я их не видел, их увезли в Махачкалу. Я остался, так как у нас начался обыск. Санкцию на обыск предъявили, но в постановлении было сказано, что мои сыновья подозреваются в ограблении хаты в Махачкале. Сказали, что, если ничего из вещей оттуда не найдут, всех отпустят. Приехали следователи, оперативники. Их много... рассредоточились по двору. Обыскали дом, все комнаты. Там ничего не нашли. Потом пошли в сарай. Там у нас на днях была генеральная уборка, там ничего не было, привезли новые корма. И они начали корм перекидывать. Вдруг вытаскивают пистолет. В черном целлофановом пакете, чистый, с глушителем. Потом в мешке автомат АКМ вытаскивают. Потом в другой угол пошли – вытаскивают оттуда боеприпасы. А еще в одном углу взрывпакеты, такие 1,5 литровые бутылки, заполненные жидкостью и чем-то обмотанные. И после этого успокоились. Конец обыска. Подкинули нам оружие.
Понятых они привели с собой. Это их внештатные утки. Соседей в понятые не взяли. Потом меня забрали в Кировский РОВД. Там уже были двое моих сыновей. До 20:00 нас держали, отпустили. А одного сына, Шамиля, все это время отдельно держали. Я его 19 мая в Кировском РОВД случайно через КПП увидел. Он был сильно избит. Мне сказали там милиционеры, что его за руки выводили, сам не мог передвигаться».

18 мая родственники при поддержке ПЦ "Мемориал" заключили договор с адвокатом Мадиной Магомадовой. На следующий день она безуспешно пыталась увидеться с подзащитным, жалобу в прокуратуру не подала, активных действий по поиску пропавшего не предпринимала, поэтому вечером 19 мая "Мемориал" и родственники расторгли с ней договор и заключили соглашение с адвокатом Мусой Суслановым.

Утром 20 мая Сусланов пытался добиться свидания с подзащитным. Он подготовил заявление на ознакомление с материалами уголовного дела, выписал ордер. В Кировском РОВД нашел дознавателя, вручил ему ордер. Дознаватель был очень вежлив и сообщил адвокату, что претензий к Шамилю Газиеву нет, поэтому его отпустили, что он уже давно на свободе и, видимо, уехал домой. Дознаватель подписал ордер, передал адвокату постановление о возбуждении уголовного дела и копии протокола допроса, на котором Газиев заявил, что никакого отношения к оружию и боеприпасам, найденным в сарае его дома, не имеет. Сусланов скопировал постановление и собирался уходить, но в этот момент отец Газиева, все время находившийся рядом с адвокатом, заметил Шамиля в одной из комнат дежурной части РОВД. Молодой человек был очень сильно избит. Отец указал на сына. Адвокат потребовал встречи с подзащитным. На вопрос адвоката, зачем дознаватель обманывает, тот заявил: «Я его отпустил, разбирайтесь с оперативниками». Сотрудники милиции быстро вывели Газиева из дежурной части, адвоката – из здания РОВД.

После этого Сусланов попытался связаться с Прокуратурой Кировского района Махачкалы, однако до прокурора невозможно было дозвониться. Адвокат сообщил в ПЦ "Мемориал" о сложившейся ситуации. Светлана Ганнушкина позвонила первому вице-премьеру правительства Республики Дагестан Ризвану Курбанову, попросила его помочь найти задержанного и обеспечить допуск адвоката к нему. Курбанов пообещал, что в ближайшее время допуск будет обеспечен. Однако Сусланова продолжали не допускать к подзащитному, утверждая, что никто по этому поводу не звонил и Газиева в РОВД нет. Ганнушкина снова связалась с Курбановым. Тот просил Сусланова направить заявление на его имя. Сусланов сделал это и продолжал ждать у здания РОВД.

Через некоторое время на мобильный телефон Сусланова позвонили из дежурной части Кировского РОВД и попросили его пройти внутрь. Когда Сусланов вошел, из одного из кабинетов выскочил мужчина в звании майора, представившийся начальником дежурной части. Он набросился на адвоката, толкнул его рукой, закричал, чтобы он убирался, выражался нецензурно, требовал, чтобы Сусланова "вынесли вон". Несколько раз майор замахивался руками на адвоката, пытаясь спровоцировать  его на ответные действия. Сусланов схватил за руку разбушевавшегося майора, когда подоспели работники РОВД. Они вывели адвоката, попросили не обижаться и не обращать внимания на не вполне адекватного майора. По всей видимости, агрессия майора была вызвана боязнью уголовного преследования за противоправные действия, совершенные в отношении Газиева, и желанием скрыть преступление.

После этого Сусланов направил телеграммы и факсы с сообщением о произошедшем в прокуратуру и другие инстанции. Председатель Совета ПЦ "Мемориал" Олег Орлов также направил запрос в Прокуратуру Дагестана. Председатель организации "Правозащита" Гульнара Рустамова связалась в Уполномоченным по правам человека Дагестана Умапазиль Омаровой, которая обещала помочь. Дагестанские журналисты и правозащитники прибыли к зданию Кировского РОВД.

Адвокат Сапият Магомедова, коллега Сусланова, поехала в прокуратуру Кировского района Махачкалы, а Муса Сусланов остался у здания РОВД. Магомедовой удалось поговорить с заместителем прокурора. Тот был удивлен, что Газиев по-прежнему задержан, так как, по их данным, санкция на арест выдана не была.

Сапият Магомедова объяснила ситуацию вокруг Кировского РОВД. Сотрудники прокуратуры пообещали выехать на место. Через полчаса они действительно прибыли в Кировский РОВД. За пять минут до их приезда из здания милиции вышел знакомый адвоката и родственников, которого предварительно попросили посмотреть, не сидит ли Шамиль в дежурной части. Знакомый подтвердил, что Шамиль там и очень сильно избит.

Сотрудники прокуратуры пробыли в здании ОВД Кировского района около часа. Потом они вышли и сообщили, что Газиева в дежурной части РОВД нет. Когда Сусланов еще раз объяснил, что задержанный избит и его прячут, сотрудники прокуратуры заявили, что не могут обыскивать здание РОВД, и уехали.

Днем в РОВД приехал член республиканской Общественной наблюдательной комиссии по осуществлению общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, Гасан Айгунов. Ему тоже сказали, что Газиев не задержан и в дежурной части его нет. Член комиссии не нашел Газиева в РОВД.

Через некоторое время адвокату Сусланову удалось дозвониться до заместителя прокурора Республики Магомеда Дибирова. Дибиров рассказал, что Газиев находится в Кировском РОВД и его допрашивает следователь Следственного комитета. Адвокат спросил, как такое возможно: он ждет у здания РОВД, а его подзащитного допрашивают  без его участия. Дибиров ответил, что он не может повлиять на следственный процесс.

Вице-премьер Ризван Курбанов, которому в течение дня периодически докладывали о развитии ситуации, к вечеру также признал, что ничем помочь не может. Сотрудники Кировского РОВД по-прежнему незаконно, без оформления документов удерживали человека и, очевидно, проводили следственные действия без адвоката.

Около 21:30 адвокату Сусланову позвонил Арсен Гаджибеков – его знакомый следователь из Следственного комитета республики. Гаджибеков рассказал, что дело Газиева передали ему и что на следующий день Сусланов сможет приехать и встретиться с подзащитным. Следователь разрешил родным принести передачу, так как Шамиль весь день ничего не ел. Кроме того, он сообщил, что вскоре Газиева переведут в ИВС.

Некоторое время спустя член Общественной наблюдательной комиссии Айгунов снова посетил Кировский РОВД. На этот раз Газиев был там.

Утром 21 мая вице-премьер Ризван Курбанов связался со Светланой Ганнушкиной и сообщил ей, что Газиев найден, адвокат может с ним встретиться и что, по его данным, адвоката не допускали, так как у него не было ордера. Очевидно, Курбанова ввели в заблуждение, так как ордер у адвоката Сусланова был. Кроме того, утром 19 мая его подписал дознаватель. Курбанов также сообщил, что дело ведет следователь Абурахман Алиев.

Днем 21 мая Сусланов встретился с подзащитным. Газиев с трудом передвигался, моторика нижней части туловища была затруднена, на теле были многочисленные гематомы, отеки, ссадины, кровоподтеки. Кроме того, по всей видимости, Газиеву ввели психотропные средства, так как его речь и мыслительный процесс значительно замедлены. Адвокат поговорил с подзащитным наедине. Тот сказал, что очень боится, что его обещали выпустить, если он подтвердить данные им ранее показания, поэтому он не будет жаловаться. Адвокат не смог уговорить подзащитного рассказать правду. Газиев твердил, что его не били, несмотря на очевидные следы жестоких побоев на его теле.

В ходе допроса Газиев заявил, что все, что он говорил ранее, соответствует действительности. Показания он повторить не смог и, сославшись на плохое самочувствие, попросил перенести допрос. Адвокат вызвал скорую помощь и потребовал провести судмедэкспертизу в отношении Газиева.

В ходе допроса выяснилось, что Газиев признает свое участие в теракте в г. Кизляр 31 апреля 2010 года, что 20 мая с ним проводились следственные действия с участием другого адвоката. Также известно, что ранее нанятая родственниками адвокат Магомадова в этот день в здание Кировского РОВД не проходила (родственники постоянно находились у здания). Кроме того, родным и сотрудникам ПЦ "Мемориал" она заявляла, что своего подзащитного не видела.