В Дагестане похищены граждане Узбекистана

24.07.2013

На родине их разыскивают по сфабрикованному обвинению в экстремизме13 июля 2013 года 23-летний Алишер Фазилов и его брат, 30-летний Жасурбек Фазилов, уроженцы города Карши (Узбекистан), исчезли на территории Кировского района Махачкалы. Родственники предполагают, что они могли быть похищены

На родине их разыскивают по сфабрикованному обвинению в экстремизме

13 июля 2013 года 23-летний Алишер Фазилов и его брат, 30-летний Жасурбек Фазилов, уроженцы города Карши (Узбекистан), исчезли на территории Кировского района Махачкалы. Родственники предполагают, что они могли быть похищены спецслужбами, так как имена братьев упоминались в документах, поступивших в Россию из Генеральной прокуратуры Узбекистана.

Жена Алишера, гражданка России Жамулат Нажмудинова, проживающая в селе Заречное Кизлярского района, сообщила Правозащитному центру «Мемориал», что братья выехали из дома около 10 утра в пос. Ленинкент на окраине Махачкалы, где должны были крыть крышу в строящемся доме. Через полчаса связь с ними прервалась. Вечером один из родственников обнаружил машину, на которой ехали братья, на обочине. Ключи находились внутри автомобиля, личных документов исчезнувших не было. Местные жители сообщили, что машина простояла на обочине целый день. 14 июля в ОВД Кировского района Махачкалы было подано заявление об исчезновении. Какого-либо ответа из полиции пока не поступило.

Родственники братьев полагают, что их исчезновение может быть связано с тем, что в Узбекистане их безосновательно обвиняют в причастности к религиозно-экстремистской деятельности.

12 апреля 2013 года Алишер Фазилов был задержан сотрудниками ОМВД по Кизлярскому району Дагестана как лицо, находящееся в международном розыске, и помещен в ИВС. Однако 15 апреля районный суд отклонил ходатайство прокуратуры об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Как видно из документов, 18 июня 2012 года УВД Кашкадарьинской области Узбекистана возбудило уголовное дело в отношении братьев Алишера и Жасурбека Фазиловых по обвинению в посягательстве на конституционный строй Республики Узбекистан (159 ч.1 УК РУ). По версии следствия, братья Фазиловы вместе с несколькими трудовыми мигрантами из Узбекистана, находившимися на заработках в Махачкале, в 2009-2012 годах вели на территории России пропаганду с использованием компьютеров и электронных носителей фильмов, выпущенных студией «джихадистского» Исламского движения Узбекистана (ИДУ), а также хранили и использовали религиозную литературу «с идеями, чуждыми традиционному исламу». Позднее обвинение было дополнено формулировками о создании некоего «жамоата» (сообщества) узбекских трудовых мигрантов, участники которого «проводили сборы», где проповедовали нормы ислама, а также говорили, что существующий в Узбекистане государственный строй не соответствует требованиям шариата, необходимо создать исламское государство на родине и во всем мире, призывали участвовать в этой борьбе и положительно высказывались о деятельности ИДУ. В качестве обвиняемых по делу проходят девять жителей Кашкадарьинской области (некоторые - заочно).

23 июля 2012 года Алишер Фазилов был объявлен в розыск по ст.159 ч.3 п.«б» (посягательство на конституционный строй), ст.244-1 ч.3 п.«а» (изготовление и распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности) и ст.244-2 ч.1 (участие в запрещенных религиозно-экстремистских организациях) УК РУ.

Хотя, по версии правоохранительных органов Узбекистана, эти преступления были совершены им в 2009-2012 годах в Махачкале, правоохранительные органы России никакой информацией о незаконной деятельности Фазилова в Дагестане не располагают. Нет и фактов, подтверждающих его принадлежность к какой-либо из запрещенных в России организаций. Можно предположить, что речь идет об очередном сфабрикованном деле, основанном на полученных под давлением показаниях трудовых мигрантов, задержанных на родине.

Отклонив ходатайство прокуратуры о взятии Фазилова под стражу, суд в своем решении указал, что отсутствуют доказательства того, что обвиняемый скрывается от следствия, что он постоянно живет в России с 2010 года, добровольно пришел по вызову в отдел полиции, его жена находится на девятом месяце беременности и др.

Прокуратура не стала обжаловать это решение, однако отказалась вернуть Алишеру паспорт. 7 мая Генеральная прокуратура Узбекистана направила в Москву запрос об экстрадиции обвиняемого. В тот же день помощник Генерального прокурора РФ Герцовский поручил прокуратуре Дагестана «решить вопрос об избрании меры пресечения». 13 мая прокуратура вновь обратилась в районный суд с ходатайством об аресте Алишера Фазилова.

Опасаясь, что в случае экстрадиции в Узбекистан ему угрожают пытки и осуждение на длительный срок по сфабрикованным обвинениям, 21 мая Фазилов, адвокат Марат Сагитилов и юрист ПЦ «Мемориал» Елена Денисенко пришли в местное управление ФМС, где Алишер подал ходатайство о предоставлении статуса беженца. 24 мая было получено свидетельство о принятии ходатайства к рассмотрению. Согласно законодательству РФ, до завершения всех процедур, связанных с рассмотрением ходатайства об убежище, заявитель не может быть выслан на родину. Это обстоятельство было известно спецслужбам, которые стали искать предлоги для высылки Алишера в Узбекистан.

По словам его жены, в 20-х числах июня участковый инспектор несколько раз приходил домой к ним и к ее родителям, просил передать Алишеру, чтобы он пришел в районное отделение УФМС, так как якобы обнаружились технические погрешности в свидетельстве о регистрации. Уловки такого рода нередко используются, чтобы обвинить просителей убежища в совершении административного правонарушения, которое в свою очередь может стать предлогом для принудительной высылки (фактически - скрытой экстрадиции). В соответствии со сложившейся практикой, операции такого рода обычно курирует ФСБ, а спецслужбы Узбекистана выплачивают российским коллегам неофициальное вознаграждение за поимку и передачу «экстремистов».

Судьба братьев Фазиловых пока остается неизвестной.

С осени прошлого года на территории России ведется настоящая охота на подлинных и мнимых «экстремистов» из Узбекистана и Таджикистана, нередко сопровождающаяся серьезными нарушениями закона. Большинство этих случаев остается неизвестным и не упоминается в СМИ.

Виталий Пономарев,
директор Центрально-Азиатской программы ПЦ «Мемориал»