Умаров против России (Umarov v Russia)

17.03.2009

Заявитель проживал с семьей в районе Грозного под названием Иваново, однако в ноябре 1999 г. из-за обстрела уехал вместе со своими четырьмя детьми. Они жили в железнодорожных вагонах в лагере для перемещенных лиц в Ингушетии и вернулись в Грозный в феврале 2000 г. 27 мая 2000

Заявитель проживал с семьей в районе Грозного под названием Иваново, однако в ноябре 1999 г. из-за обстрела уехал вместе со своими четырьмя детьми. Они жили в железнодорожных вагонах в лагере для перемещенных лиц в Ингушетии и вернулись в Грозный в феврале 2000 г.

27 мая 2000 г. около 6 утра группа из около 15 солдат, одетых в камуфляжную униформу и некоторые — в вязаные шлемы, ворвались в их дом в Грозном. Они угрожали оружием жене и дочерям заявителя, грязно ругались в их адрес и избили заявителя. Они выволокли его во двор, пинали его и били его прикладами автоматов.

Сын заявителя, спавший в пристройке к дому, расположенной в том же дворе, выбежал во двор, требуя от солдат сказать, за что они бьют его отца. Солдаты схватили его, избили и бросили его в кузов своего грузовика. Затем они уехали. Заявитель позднее обнаружил, что военнослужащие также забрали паспорт и студенческий билет сына.

Брат заявителя отвез его в городскую больницу Грозного № 3, где его обследовали и установили сотрясение мозга, травмы лица, груди и ног и два треснувших ребра.

Тем временем соседи заявителя заметили, что грузовик приехал из Старопромысловского ВОВД. Они пошли вместе с родственниками заявителя в местное военное командование. Сотрудники командования отказались им что-либо говорить и посоветовали обратиться в прокуратуру.

После выписки из больницы заявитель пошел вместе с братом в Грозненскую городскую прокуратуру. Они встретились с прокурором города и подали письменную жалобу о нападении на дом и аресте его сына. Он попросил установить личность виновных и привлечь их к ответственности, а также установить местонахождение своего сына.

После встречи с прокурором старший следователь прокуратуры вместе с заявителем и его братом пошли в ВОВД и в Старопромысловское районное военное командование. В ВОВД заявитель опознал одного из военнослужащих, виновных в его избиении тем утром. Сотрудники ВОВД пояснили прокурору, что они проводили «спецоперации» в этом квартале, однако о грузовике ничего не знают.

Заместитель военного командующего района пригласил прокурора, следователей и опознанного военнослужащего на отдельную беседу. После этого прокурор заверил заявителя, что все будет улажено, и они ушли.

Заявитель вернулся домой и там узнал, что в тот же день в том же районе были задержаны еще два человека. Однако они были отпущены четыре дня спустя по уплате выкупа. Они сказали заявителю, что их держали в яме вместе с его сыном. Они рассказали заявителю, что, хотя их перевозили с надетыми на голову мешками, они полагают (на основании звуков вертолетов и поездов), что этим местом была военная база в Ханкале, штаб российских войск в Чечне. Другой молодой человек, выпущенный примерно через 12 дней, сообщил заявителю, что также содержался в яме вместе с сыном заявителя.

После этого заявитель не получал более никакой информации о местонахождении своего сына. Он пытался найти сына, посылал десятки писем в органы власти и организовал петицию, подписанную сотней жителей Старопромысловского района к военному командованию Чечни. В сентябре 2000 г. заявителю сообщили об открытии следствия по факту исчезновения его сына.

Ни в одном из этих писем не раскрывалось местонахождение его сына, и он утверждает, что во время некоторых из множества его визитов в прокуратуру ему делались намеки, что он не должен жаловаться, но искать «посредников», которые могли бы помочь найти его сына, который в противном случае мог «исчезнуть». Заявитель пытался найти своего сына таким образом, но безуспешно.

Заявитель жалуется на нарушения ст. 2, 3, 5, 8 и 13 Конвенции и на непроведение эффективного расследования по его жалобам.

Решение о приемлемости

8 февраля 2007 г. Суд признал данную жалобу частично приемлемой. Суд присоединил к рассмотрению дела по существу исследование возражения правительства о неисчерпании внутренних средств защиты в отношении ст. 2, 3, 5, 8 и 13.

Требования заявителя по ст. 8 (право на неприкосновенность жилища) Суд признал неприемлемыми в связи с пропуском шестимесячного срока для подачи жалобы по данному основанию.

Поделиться: