Туркменистан: новая амнистия не принесет свободу диссидентам и гражданам иностранных государств

06.11.2008

Продолжая начатую в 1999 году практику ежегодных массовых освобождений заключенных, президент Сапармурат Ниязов объявил 19 октября 2001 г. о готовящейся в декабре амнистии, в ходе которой будут освобождены 9000 из 18000 чел., находящихся в местах лишения свободы. В соответствии с традицией

Продолжая начатую в 1999 году практику ежегодных массовых освобождений заключенных, президент Сапармурат Ниязов объявил 19 октября 2001 г. о готовящейся в декабре амнистии, в ходе которой будут освобождены 9000 из 18000 чел., находящихся в местах лишения свободы. В соответствии с традицией президент подпишет указ, содержащий поименные списки освобождаемых.

В эти списки, вероятно, не будут включены политические и религиозные диссиденты, содержащиеся в туркменских тюрьмах.

По последним данным, политзаключенный Мухаметкули Аймурадов, несмотря на заметно ухудшающееся состояние здоровья, продолжает отбывать 18-летний срок заключения в тюрьме г.Туркменбаши в переполненной камере вместе с 16 уголовниками. Жена Аймурадова Алина, проживающая в Ашхабаде, сообщила, что власти разрешают ей в течение года лишь один раз побеседовать с мужем по телефону и передать две посылки с продуктами и медикаментами.

Журналист Николай Герасимов, осужденный по сфабрикованному обвинению в октябре 2000 г., летом также был переведен в тюрьму г.Туркменбаши, хотя согласно приговору должен был содержаться в колонии общего режима. Начальник колонии в пос.Акдаш (близ Туркменбаши), где ранее содержался Герасимов, недавно был снят с должности и находится под следствием. Среди прочего его обвиняют в том, что он без разрешения властей допустил встречу Герасимова с местным адвокатом.

В марте 2001 г. Кестоновский институт сообщил, что баптист Шагельды Атаков – наиболее известный из туркменских религиозных диссидентов, а также «Свидетели Иеговы» Ахмет Муратов и Язмаммед Аннамаммедов были переведены в тюрьму г.Туркменбаши, которую власти используют для изоляции наиболее «неудобных» заключенных от внешнего мира.

В настоящее время в туркменских тюрьмах находится не менее 7 верующих (баптистов и «Свидетелей Иеговы»), осужденных по сфабрикованным обвинениям или за отказ от службы в армии по религиозным убеждениям. Особое беспокойство вызывает то, что трое этнических туркмен, принявших христианство (Я.Аннамаммедов, З.Курбанов, А.Муратов), по истечении срока заключения не смогли выйти на свободу и были осуждены повторно за отказ принести на Коране клятву «верности Родине и президенту» (публичное принятие т.н.«национальной клятвы» на Коране по указанию президента Ниязова с 1999 г. стало обязательным элементом процедуры освобождения). Шагельды Атаков в начале года также отказался произнести клятву на Коране в обмен на досрочное освобождение, за что был подвергнут пыткам.

Новая амнистия, вероятно, не принесет свободу не только диссидентам, но и большинству граждан иностранных государств. Хотя Ниязов в 1999-2000 гг. ежегодно объявлял о помиловании сотен осужденных иностранцев, помилованные в действительности не освобождались, а передавались под конвоем правоохранительным органам соответствующих государств. Генеральная Прокуратура России сообщила, что не располагает текстами указов Ниязова об амнистии и что несколько сот российских граждан за последние три года были переданы из Туркменистана для дальнейшего отбытия наказания в рамках соответствующего двустороннего соглашения. При этом российская сторона не имеет права изменять меру наказания, установленную туркменским судом (за исключением наказания за действия, не являющиеся преступными согласно УК РФ).

Местные наблюдатели отмечают, что проведение «ниязовских» амнистий на основе утверждаемых президентом поименных списков создает благоприятную почву для коррупции. В ходе последней амнистии в декабре 2000 г. чиновники центральных учреждений в Ашхабаде и члены местных комиссий по освобождению нередко открыто вымогали деньги у родственников осужденных. Вследствие такой практики на свободу не редко выходили заключенные, совершившие особо опасные преступления, а лица, осужденные за незначительные или неумышленные преступления, продолжали отбывать полный срок наказания.

Сотрудник правоохранительных органов Балканского велаята сообщил ПЦ «Мемориал», что ему известны случаи, когда по президентскому указу 2000 г. об амнистии были освобождены убийца, осужденный на 12 лет, и наркоторговец, задержанный с 20 кг героина и приговоренный к 20 годам лишения свободы. В то же время из-за отказа дать взятку было отказано в освобождении двум лицам, один из которых был осужден на 3,5 года за дорожно-транспортное происшествие, а другой – на 1,5 года за незаконный переход границы, т.е. за поездку к родственникам в Баку без оформления визы.