Туркменистан: «битва за хлопок» привела к волнениям в Дашогузе и увольнениям учителей в Туркменбаши

06.11.2008

Осенняя кампания по уборке хлопка в Туркменистане с каждым годом все более напоминает борьбу с последствиями природной катастрофы. В этом году власти пошли на беспрецедентные меры, чтобы обеспечить выполнение задания по хлопку, утвержденного президентом Сапармуратом Ниязовым. В хлопкосеющих

Осенняя кампания по уборке хлопка в Туркменистане с каждым годом все более напоминает борьбу с последствиями природной катастрофы. В этом году власти пошли на беспрецедентные меры, чтобы обеспечить выполнение задания по хлопку, утвержденного президентом Сапармуратом Ниязовым. В хлопкосеющих районах были закрыты большинство предприятий и учреждений. Местные администрации широко использовали внеэкономические методы принуждения, чтобы заставить сотни тысяч людей (включая горожан и учащихся школ) работать в поле за нищенскую плату и при отсутствии элементарных бытовых условий.

Ниже приведены сообщения о хлопковой кампании этого года наших корреспондентов в Дашогузском и Балканском велаятах (их имена не указываются по соображениям безопасности). Приводимые факты высвечивают достаточно типичную для Туркменистана картину тотального произвола и некомпетентности властных структур и массового нарушения ими гражданских прав значительной части населения.

Дашогузский велаят

«В начале октября на следующий день после того, как на совещании в Марыйском велаяте президент Сапармурат Ниязов осудил практику массового привлечения школьников к работе на хлопковых полях, в г.Дашогузе отправили на уборку хлопка учащихся шестых классов городских и четвертых классов сельских школ. В отдельных этрапах (районах) на полевые работы были вывезены даже третьеклассники.

В Куняургенчском районе занятия в школах были почти полностью прекращены. Уроки проводились одним учителем только в первых классах. Школьники вторых и третьих классов из-за отсутствия учителей просто сидели за партами положенные часы. Все остальные – и учителя, и школьники – вместо занятий работали в поле.

Обстановка в городе Куняургенче напоминает прифронтовую. Чтобы население не отвлекалось от уборки хлопка районный базар закрыт до вечера, все ворота заперты, наряды полиции отгоняют немногочисленных прохожих. Часам к пяти вечера у базара начинают собираться продавцы и покупатели. Официально торговля разрешена только с семи вечера. В октябре смеркается рано, поэтому в начале восьмого на базаре начинается страшная неразбериха: толкотня, крики, воровство. Все перемешивается: повозки, машины, тачки, ишаки, мешки, люди… С восьми вечера полиция разгоняет торгующих. Если кто-то успел купить или продать товар, можно считать, что ему повезло.

Всем учреждениям и организациям в городе Куняургенче разрешено открывать центральные двери для посетителей только в семь вечера. Днем на дверях висят замки, персонал работает в поле. Правда, в некоторые учреждения посетителям удается проникнуть с черного хода. Если после семи вечера кто-либо из руководителей предприятий и организаций или работник районной администрации будет замечен на базаре, ему грозит немедленное увольнение с работы.

Из-за невыполнения задания по сбору хлопка в районе царит обстановка подозрительности и страха. На многочисленных собраниях людей предупреждают «не болтать лишнего» и на вопросы посторонних «Есть ли хлопок на полях?", «Как дела с водой?" и т.п. отвечать односложно: "Есть" или "Все хорошо". Крестьян, таксистов и других граждан предупреждают, что агенты КНБ могут, переодевшись в обычного человека или яшули (аксакала), задавать провокационные вопросы, поэтому лучше не втягиваться в дискуссии с незнакомцами.

Чтобы заставить людей работать в поле, власти угрожают им отключением электричества и газа. По неподтвержденным данным, в некоторых дайханских объединениях сварщики вырезают куски газопровода, чтобы отключить подачу газа в семьи, члены которых отказываются от уборки хлопка.

В г.Дашогузе (административном центре одноименной области) с целью ограничить днем доступ населения в район городского базара полиция перекрывает прилегающие улицы нарядами и специальными шлагбаумами, не пропускает транспорт, требуя для проезда специальное разрешение с подписью и печатью главы администрации. Дашогузских школьников заставляют ездить на уборку ежедневно без выходных. Дети приходят к месту сбора в 8 часов утра и возвращаются домой после семи часов вечера. Автобусы, доставляющие детей на хлопковые поля, переполнены. Отмечаются случаи травматизма, которые скрываются властями. Об отношении властей к своим гражданам говорит следующий случай. Учащиеся школы №7 г.Дашогуза по дороге домой были оставлены на дороге в сломанном автобусе. Несмотря на сопровождение колонны со школьниками машиной ГАИ, власти не позаботились предоставить детям другой транспорт. Лишь через два с половиной часа один из учащихся, вернувшийся в город на попутной машине, сообщил родителям школьников о происшедшем. Делегация родителей пришла в хякимлик велаята (областную администрацию), где потребовала от руководителя области Дурдыева предоставить транспорт. Дети смогли вернуться домой лишь в одиннадцать часов вечера.

8 октября власти попытались закрыть на время все базары в г.Дашогузе, чтобы продавцы и покупатели «не тратили время на рынке», а помогли государству в уборке хлопка. Пришедших утром на базары торговцев и покупателей встретили у наглухо закрытых ворот полицейские наряды. Подобная мера, ранее опробованная в районных центрах, на этот раз спровоцировала открытое проявление общественного недовольства. Несколько сот человек, зарабатывающие на жизнь продажей привозимых товаров или сельхозпродукции, собрались у закрытых ворот центрального Бай-базара, отказавшись подчиниться требованию полиции «разойтись по домам». Вскоре начались столкновения с силами правопорядка, в ходе которых были избиты несколько сотрудников полиции и поврежден один из автомобилей ГАИ. Офицер полиции снимал происходящее на видеокамеру, стараясь заснять крупным планом лица наиболее активных участников беспорядков, но это не остановило недовольных.

Не добившись открытия ворот Бай-базара, часть толпы из 300-400 человек двинулась в сторону хякимликавелаята (области), другая группа из 150-200 человек направилась к зданию областного потребительского союза, которому подчинена дирекция базара. (администрации) Дашогузского

Собравшиеся у здания хякимлика люди потребовали встречи с хякимом велаята (главой администрации области) Хабибиллой Дурдыевым. В ответ областные руководители отдали команду закрыть двери здания и вызвать для усиления охраны подразделение полиции. Возмущенные демонстранты стали закидывать камнями и тяжелыми предметами окна первого этажа здания. Прибывшие к месту происшествия полицейские подверглись избиению. Вскоре представитель хякимлика сообщил демонстрантам, что власти отдали распоряжение об открытии всех базаров, с подступов к которым будут убраны шлагбаумы и полицейские кордоны. После этого толпа разошлась без каких-либо инцидентов. У хякимлика до вечера дежурил дополнительный наряд из 6 полицейских, а рабочие заменили разбитые стекла кабинетов на первом этаже».

Как сообщает наш корреспондент, события 8 октября широко обсуждаются населением Дашогузского велаята, ранее считавшегося одним из наиболее стабильных регионов Туркменистана. Это первый инцидент такого рода на севере Туркменистана за последние пять лет.

Балканский велаят

Отправка горожан Балканского велаята на хлопковые поля под Казанджиком началась в конце августа. По распоряжению правительства в этот район должны быть направлены 12000 жителей Небитдага, 8000 – Красноводска, 4000 – Челекена.

Вот как описывает сентябрьскую поездку на хлопок наш региональный корреспондент:

«Поздно вечером я доехал до Казанджика. По дороге недалеко от города я увидел длинную вереницу людей, возвращавшихся с полей после работы. Мобилизованные на уборку хлопка врачи из Челекена, в основном пожилые женщины, с возмущением рассказывали, что каждый день вынуждены возвращаться в Казанджик пешком из-за отсутствия транспорта. А ведь до полей, где они работают, без малого 9 километров.

Районный центр в поздний час напоминал потревоженный улей. Город, еще до конца не оправившийся от катастрофического землетрясения в декабре 2000 года, принимал все новых и новых мобилизованных горожан, возвращающихся с полей после работы. Некоторые готовили себе ужин на костре, другие спали прямо на улице, положив на землю какие-то халаты. У немногочисленных счастливчиков можно было увидеть матрацы.

С огромным трудом нашел знакомых учителей из Туркменбаши. Они подробно рассказали о том, как были отправлены на уборку хлопка. Решение о мобилизации учителей на хлопковые поля было принято на самом верху. Всего из образовательных учреждений города Туркменбаши на сельскохозяйственные работы было направлено более 1000 человек. На уборку мобилизуют всех без разбора, независимо от наличия медицинских справок, кроме женщин с детьми младше одного года. Перед отправкой на поля в августе учителям сообщили, что занятия в школах в сентябре и октябре для основной массы учащихся проводиться не будут – до тех пор, пока народ Туркменистана не соберет обещанные президентом с высоких трибун 1,8 миллиона тонн хлопка.

Пытаясь избежать отправки на уборку хлопка, группа учителей из трех школ подала заведующему городским отделом народного образования Бердыеву заявления об увольнении по собственному желанию. Бердыев, однако, отказался принять документы и пригрозил увольнением за прогул. Он также заявил учителям, что «отказ от уборки хлопка будет рассматриваться, как подрыв экономической политики Великого Сапармурада Туркменбаши» и что «с подобными людьми позднее разберутся соответствующие органы».

Мои собеседники рассказали о своем быте в Казанджике. Спать приходится на полу, так как кроватей нет. Воды не хватает, туалет – один на 2000 человек. Кругом страшная антисанитария. Работающих на хлопковых полях горожан никто не кормит. Поэтому каждый коллектив или группа собирают в складчину собственные деньги для покупки продуктов, которые приходится везти из Небитдага или Туркменбаши, так как в Казанджике купить ничего нельзя. Утром в 7 часов учителей везут на поля, а вечером после 7 часов каждый добирается до ночлега кто как может. Некоторые поля расположены в 20 километрах от Казанджика, и горожане возвращаются оттуда далеко за полночь.

Теоретически каждую группу принимает тот или иной арендатор, который, вероятно, должен оплачивать труд работников, обеспечить им нормальные условия жизни, транспорт и питание. На практике горожанам не достается ни одного маната, хотя хлопок, собранный ими, зачисляется в счет арендатора, за который он получит от государства немалые деньги! По другой версии, деньги на питание мобилизованных все же выделяются из бюджета, но почти полностью разворовываются чиновниками различных уровней.

Важным источником теневых доходов некоторых лиц являются т.н. «откупные». Любой привлеченный на уборку хлопка горожанин, уплатив арендатору или ответственным лицам из районных органов власти 15 тысяч манатов за день отсутствия, может спокойно уезжать домой. Арендаторы за третью часть этих средств нанимают батраков из числа местных безработных, или просто приписывают собранный урожай, договорившись с заведующим приемным пунктом.

Узнав о такой возможности, горожане занимают деньги у знакомых, чтобы откупиться от арендаторов. Уже к началу сентября бегство горожан из Казанджика приняло массовый характер. Как сказал мой собеседник, здешние условия жизни нормальный человек выдерживает не более недели. Да и хлопка вопреки сводкам на полях немного.

Главы администраций скрывают реальные цифры сбора, опасаясь вызвать гнев у президента. Ранее в этом году было объявлено о сборе более 2 миллионов тонн зерна, хотя неофициальные источники утверждают, что в действительности было собрано не более половины заявленного урожая».

Уже после получения этого материала корреспондент сообщил, что часть учителей в Туркменбаши, несмотря на запугивания, подала заявления об увольнении. На вопрос о причинах один из них ответил так: «Не хочу быть рабом на хлопковых плантациях нашего президента».