Слышал звон, да не знает, где он (Ответ на статью Баходыра Мусаева)

23.12.2008

Уважаемые господа. В связи с публикацией 17 июля 2002 года на сайте «ЦентрАзия» статьи кандидата философских наук и независимого исследователя из Ташкента Баходыра Мусаева «Еще раз о "Хизбут Тахрир ал-Исламия»: вымыслы и действительность»

Уважаемые господа.

В связи с публикацией 17 июля 2002 года на сайте «ЦентрАзия» статьи кандидата философских наук и независимого исследователя из Ташкента Баходыра Мусаева «Еще раз о "Хизбут Тахрир ал-Исламия»: вымыслы и действительность» (http://www.centrasia.ru/news.php4?news=view&st=1026860940) хочу внести некоторые уточнения.

Поскольку я неоднократно излагал свою позицию по вопросу о деятельности исламской партии «Хизб ут-Тахрир» в Центральной Азии, не буду повторять ее снова. Господин Мусаев не согласен со мной, это – его право. К сожалению, для обоснования своей позиции господин Мусаев прибегает к аргументам, основанным на вымышленных или ненадежных фактах, заимствованных из сомнительных источников.

Например, Мусаев без каких-либо комментариев воспроизводит утверждение автора статьи в «Независимом военном обозрении» о том, что «Хизб ут-Тахрир» якобы занимается вербовкой наемников для отрядов чеченских сепаратистов. Однако это заявление ничем не подкреплено. Насколько мне известно, в России или в странах Центральной Азии не было ни одного судебного процесса, в ходе которого были бы установлены факты такого рода.

Также некритически Мусаев повторяет заявление депутата кыргызского парламента Турсунбая Бакир уулу о том, что в «Карасуйском районе Ошской области с населением свыше 300 тысяч человек почти каждый пятый-шестой житель является сторонником "Хизбут-тахрира". Уверяю господина Мусаева, что такого числа последователей «Хизб ут-Тахрир» (при всем разбросе цифр, фигурирующих в различных источниках) нет не только в Карасуйском районе, но и во всей Центральной Азии. Кстати, подобную фантастическую цифру не называют и активисты карасуйской организации «Хизб ут-Тахрир», у которых я неоднократно брал интервью.

Мало что доказывает изложение Мусаевым выводов «секретного доклада ЦРУ» о деятельности исламских террористических организаций, к числу которых «Хизб ут-Тахрир» как известно не относится. Примечательно, что автор в качестве источника информации о документе ЦРУ использует не «Вашингтон пост» или «Нью-Йорк таймс», а пристрастную и откровенно лживую книгу Олега Якубова, подготовленную при содействии узбекских правоохранительных органов.

Чтение «антихизбутовских» публикаций приводит Мусаева к абсурдным утверждениям о «признании самими членами «Хизбут-тахрир» своего отступничества от ислама» и якобы об отсутствии у них «любой искренней и глубокой веры в высшие духовные материи»(?). Вера в способность ислама быть «универсальном средством разрешения экономических, политических… и иных проблем», по мнению Мусаева, «не имеет никакого отношения к религии ислам»! После такого рода «сенсационных открытий» едва ли другие выводы господина «независимого исследователя» можно принимать всерьез.

Попутно хочу отметить, что Мусаев не гнушается мелкими фальсификациями, например, приводя якобы принадлежащую мне цитату, что «эта организация /»Хизб ут-Тахрир»/ безобидная». Эта фраза, отдающая дилетантизмом, в действительности сочинена самим Мусаевым. Я не использовал в интервью слово «безобидная», а говорил о том, что государство не должно препятствовать гражданам собираться, обсуждать и верить во что угодно, «если они при этом не призывают к насилию, не призывают к какой-то вооруженной борьбе, не призывают к нарушению прав других, к действиям, нарушающим права других групп населения». Это мое высказывание полностью соответствует обязательствам, которые взял на себя Узбекистан, присоединившись к пакту о гражданских и политических правах и некоторым другим международным документам.

Не буду подробно анализировать использованные Мусаевым цитаты из изданий «Хизб ут-Тахрир», которые приводят его к тривиальным выводам о том, что партия «Хизб ут-Тахрир» выступает за создание исламского государства и не исключает участия своих членов в джихаде (последнее, впрочем, возможно только при определенных условиях, которые Мусаев даже не упоминает).

Зададим простой вопрос: существуют ли доказательства того, что в Узбекистане, где в 1999-2001 гг. было осуждено свыше 4000 членов «Хизб ут-Тахрир», или в любой другой стране эта организация готовила насильственный переворот, пыталась или планировала прийти к власти вооруженным путем? Правозащитный Центр «Мемориал» располагает текстами более 200 судебных приговоров в отношении членов «Хизб ут-Тахрир» из Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана, но ни в одном из них нет доказательств подготовки осужденных к каким-либо насильственным действиям. Не удалось найти такие доказательства и господину Мусаеву.

В одном можно согласиться с Мусаевым: «Хизб ут-Тахрир» действительно не является «течением ислама». Хизб – не течение, а исламская политическая организация, исламская партия. Нет ничего удивительного в том, что члены партии изучают не только теологию, но также экономику и политику. Но все это, вопреки мнению Мусаева, не ставит «Хизб ут-Тахрир» вне рамок исламского мира.

Больше всего удивляет то, что человек, называющий себя «независимым исследователем», оправдывает массовые репрессии против инакомыслящих, развязанных узбекским правительством в последние годы. У него не вызывает сомнения необходимость насильственных действий в отношении «новоявленных бесов», при этом лишь мимоходом упоминаются «жестокости», имевшие место со стороны государства. Главный смысл статьи состоит в том, что репрессии против «Хизб ут-Тахрир» необходимо дополнить серией политических и идеологических мероприятий, поскольку «дальнейшее предпочтение средств насилия… может сказаться в ближайшее время негативным образом на общественно-политической обстановке в стране».

Таким образом, Мусаев признает дестабилизирующий характер репрессий, о чем с 1999 года неоднократно предупреждали правозащитники. В то же время он пытается доказать, что члены «Хизб ут-Тахрир» в некотором роде сами виноваты в происходящем, так как «не соблюдают законы». Какое же преступление совершили члены «Хизб ут-Тахрир», подвергающиеся пыткам и осужденные на сроки до 20 лет, кроме несанкционированного государством распространения своих идей? Ответ на этот вопрос Мусаев не дает. Не комментирует он и тот факт, что листовочная война «Хизб ут-Тахрир» против правительства Каримова началась лишь после того, как узбекские власти перешли к массовым репрессиям против членов этой организации.

Мусаев критикует западные радиостанции за сообщения о гонениях на мусульман в Узбекистане. Эта критика представляется мне лицемерной и неискренней, поскольку ее автор не может не знать, что религиозные свободы в Узбекистане неправомерно ограничиваются, преследованиям спецслужб подвергаются не только члены «Хизб ут-Тахрир», но и тысячи других мусульман, многие из которых вообще не причастны к какой-либо «экстремистской деятельности».

В целом создается впечатление, что господин Мусаев недостаточно владеет той темой, о которой решился писать. Хочется пожелать ему более серьезного изучения предмета и более критического подхода к источникам, прежде чем он вновь вынесет на суд читателей те или иные свои предложения и выводы.

Виталий Пономарев

Правозащитный Центр «Мемориал»

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман
Программа: Центральная Азия

В последние годы организация «Хизб ут-Тахрир» — ненасильственная международная исламская организация, созданная в начале 50-х годов прошлого века на Ближнем Востоке и выступающая за создание всемирного исламского Халифата — получила широкое распро

Поделиться: