Ситуация в Туркменистане: взгляд из Ташауза

30.10.2008

В июле 2000 г. туркменская служба Радио «Свобода» получило письмо от жителя Туркменистана, которое было переправлено в Москву по неофициальным каналам и, из-за отсутствия у отправителя почтового адреса радио, первоначально адресовано лидеру российских коммунистов Геннадию Зюганову. Автор –

В июле 2000 г. туркменская служба Радио «Свобода» получило письмо от жителя Туркменистана, которое было переправлено в Москву по неофициальным каналам и, из-за отсутствия у отправителя почтового адреса радио, первоначально адресовано лидеру российских коммунистов Геннадию Зюганову. Автор – житель г.Ташауза (областного центра на севере Туркменистана). Оригинал письма написан на туркменском языке. По мнению Информационного Центра по правам человека в Центральной Азии, письмо представляет интерес как с точки зрения изложения отдельных фактов, касающихся внутренней ситуации в Туркменистане, так и слухов (порой фантастических), циркулирующих внутри туркменского общества. Перевод текста был любезно предоставлен нам сотрудниками туркменской службы Радио «Свобода».

Сопроводительная записка (на русском языке): Уважаемый Геннадий Андреевич! Прошу простить мою бестактность и передать это письмо на радиостанцию «Азатлык» (Свобода), чтобы его прочитали на туркменском языке, так как я не знаю адреса радио. Я вам доверяю как коммунисту. Еще раз извините.

Письмо:

Здравствуйте, уважаемое радио «Свобода» («Азатлык)!

Вам пишет Курбанов Чары Аннагелдиевич из города Дашховуза /имя, вероятно, вымышленное – прим. переводчика/. Вот мы уже перешагнули за 10 лет нашего демократического строительства в Туркменистане, президент которого хотел дать народу все: дом, «мерседес», дачу с бассейном, богатства, благополучие, бесплатный хлеб… Одним словом за 10 лет хотел сделать Туркмению Кувейтом. Но в итоге мы видим: самый низкий уровень жизни, отсутствие какой-либо свободы слова, развал страны в прямом смысле слова, развал всего, начиная от образования и заканчивая обороной. В Туркменистане, как вы знаете, все связано с /именем/ Туркменбаши. Гимн Туркменистана начинается с /имени/ Туркменбаши, песни заканчиваются словами про Туркменбаши, телепрограммы начинаются с пожеланий здоровья Туркменбаши и, заканчиваются пожеланиями ему спокойной ночи. Народу надоели слова «нейтральный Туркменистан», которые ничего не дают людям.

Уважаемая «Свобода»… Я хочу написать о том, что народу надоело за 10 лет и что сейчас творится в Туркмении. Я побывал во всех регионах Туркмении, встречался с разными людьми, от колхозников до прокурора.

Во-первых, Туркмения уже является колонией Ирана и Турции. Туркам он (я имею в виду Ниязова) постоянно говорит: «Туркменистан - это ваша Родина». Действительно от турков сейчас по всему Туркменистану имеются сотни, тысячи детей. Турки за 20$ могут спать с самой красивой туркменкой, об этом сам Ниязов говорит по телевидению. Интересно то, что сами работники правоохранительных органов обеспечивают турков красивыми женщинами за эту сумму.

Хочу сказать про нейтралитет государства, который отмечается 12 декабря. Для того чтобы получить этот проклятый нейтралитет, сколько ушло в ООН бывшему генсеку ахалтекинских лошадей, туркменских ковров, сколько миллионов долларов и прочих драгоценностей? А тому генсеку ООН было все безразлично, по причине того, что он через несколько месяцев уходил с поста. Поэтому он сделал свое дело, дал Туркмении нейтралитет и ушел со своего поста. Этим нейтралитетом народ не накормить и не обогатить, все это пустословие. Зачем Ниязову нужен был нейтралитет? Затем, что он боится даже самого себя. Это его прикрытие, для того, чтобы в случае чего кричать на весь мир «вот, смотрите, напали на нейтральное
государство».

Он настоящий современный Пиночет. Зачем ему нужно было вечное президентство (ханство)? В настоящее время в Туркменистане царит диктаторский режим, Ниязов сам назначает на должность мэра (хякима) какого-нибудь района или области, притом с определенным сроком на 6 месяцев или на 1 год. Что бы он ни сказал, его слова - закон. Нет такого человека, который мог бы сказать ему «нет, этого не надо делать», так все боятся потерять свое кресло. Народ как стадо баранов, куда его гонят, туда и идет. Кроме того, Ниязов везде ведет себя так, будто бы он великий знаток во всех областях, на самом же деле он просто недоучившийся энергетик. Всю систему образования, от высшего до среднего он перемешал по-своему, армию, сельское хозяйство, науку и культуру тоже по-своему (все песни про него). В Туркмении лирические и старинные песни не поют, потому что за это наказывают.

Народу надоели его ежегодные повышения зарплаты бюджетникам, которые на руку коммерсантам (я называю их спекулянтами, как при СССР). Как только Ниязов повысит зарплату, тут же подскакивают цены. Опять все оказывается на своих местах…

Немножко хочу написать о Дашховузе, переименованный им на Дашогуз. О каком огузе он говорит, никто не понимает и удивляются. Не было и нет никакого огуза в Дашховузе. Это каменный водоем. Основное население здесь узбеки, так как это - территория бывшего Хорезмского ханства (столицей которого был древний Куня-Ургенч), от Каспия до Бухары и до Мерва (Мары). Затем после революции 1917-го года это ханство стало Хорезмской народной республикой (между прочим, единственным орденом у Владимира Ильича Ленина был орден от трудящихся Хорезмской народной республики). Потом в 1924 году начали создавать СССР, и тогда по просьбе из Москвы и с согласия Юлдаша Ахунбабаева Хорезмскую народную республику разделили на две области: Хорезмскую и Дашховузскую область, и таким образом Дашховуз вошел в состав Туркменской республики. До развала СССР большинство руководящих работников здесь были узбеками (около 90%).

После развала СССР Ниязов стал внедрять свою политику, политику туркменизации в Дашховузе. Теперь осталось 2 или 3 работника узбекской национальности в верхних эшелонах власти, а в школах происходит полная туркменизация, причем насильственная. В Дашховузе имеется 16 школ с обучением на узбекском языке. К примеру, каждая школа в ежегодно по 4 класса первоклассников, два из которых должны быть с обучением на туркменском языке. Получается, что узбекских детей насильно обучают на туркменском языке. Потом постепенно все классы переходят на туркменский язык. Это не нравиться узбекам. В школу заходят строем, возле двери стоит флаг Туркмении и каждый ученик должен целовать флаг перед тем, как войти в школу. Это не гигиенично с медицинской точки зрения, так как 1200 учеников должны целовать флаг в одном и том же месте. Затем появились в классах какие-то президентские парты. Вместо всего этого лучше увеличили бы зарплату учителям и снизили бы тарифные ставки с 24 до 18 часов.

Я часто разговариваю с иранцами. По их словам, у них там /в Иране/ тоже нет ничего хорошего. В Иране живут 3 миллиона туркменов, и нет ни одной школы на туркменском языке. Это туркмены, чьи родители уехали туда после революции. Но, что интересно, речь свою на родном языке они сохранили, а вот письменность потеряли. Они не могут писать на туркменском языке, хотя могут говорить. Такая участь постигнет и узбеков. Ходят слухи о том, что в Дашховузе происходит консолидация узбеков, т.е. узбекской общины, которая хочет поднять проблему притеснения узбеков Дашховуза в ООН. Есть слухи о присоединении дашховузских узбеков к Узбекистану, это будет уже серьезным шагом к справедливости. Если Ниязов будет подавлять и унижать узбекский народ в Дашховузе, это будет ему большим минусом. /Хотя/ он может продолжать хвалить своих турков, построивших ему шикарную дачу-фазенду.

Теперь хочу сказать о газетах. В Дашховузе регулярно выпускались газеты на 3-х языках - на русском, узбекском и туркменском. И еще в поселке Андреевский, ныне Ниязовский, где проживает 99,9% узбеков, была своя редакция газеты на узбекском языке под названием «Пахтакор». Эту редакцию ликвидировали, а мэром (хякимом) назначили туркмена. Теперь в аппарате хякимлика работают 50%туркменов и 50% узбеков. Дашховузскую областную газету, издававшуюся на узбекском языке, ликвидировали. Сначала 3 /областных/ газеты /на разных языках/ умудрились объединить в одну под заголовком «Дашховуз хабарлары» («Дашховузские новости»). В этой газете полторы полосы были на туркменском языке и полторы на узбекском и русском языках. А с 1999 года полосы на узбекском и русском языках убрали вообще, таким образом, осталась только полоса на туркменском языке. Но узбекский народ этого так не оставит, они не хотят терять свою письменность и родной язык. Их лозунг, как я слышал, «Лучше умереть, чем жить на коленях». Так что Ниязову, есть о чем подумать.

Теперь несколько слов о ремонте школ, детских садов и ясель. С тех пор, как не стало СССР, ремонт школ в Туркменистане учителя осуществляют сами. Такова действительность. Во всех школах у учителей собирают деньги на ремонт - по 30-40 тысяч манатов. Каждый классный руководитель ремонтирует свой кабинет за свой счет, а работники хякимлика в середине августа совершают обход школ и, если ремонт сделан плохо, ругают за это учителей и говорят: «За что вам платит Ниязов?» Таким образом, полноценного образования в школах дать не могут, поэтому интерес к школьному обучению угасает как у учеников, так и у родителей. Многие дети не ходят в школу из-за отсутствия одежды и обуви. Одежда и обувь стоят очень дорого, и родителям не под силу обеспечить ими своих детей. Это - чистая правда. Во всех школах сократили уроки физкультуры и иностранного языка, а так же некоторые другие дисциплины. Больше внимания стали уделять труду, и увеличили число часов по предмету «труд». Для трудового обучения в классах нет ничего, кроме лопат
и мотыг (кетменей).

В ВУЗах вообще творится кошмар. Не хочу углубляться в детали, но работники образования недовольны политикой Ниязова. Помню, однажды по телевидению показали министра образования, женщину, которая на совещании с работниками образования сделала замечание, что 24 часа /в неделю/ - слишком большая нагрузка для учителей. В ответ на это Ниязов резко оборвал ее и жесткими заявлениями заставил замолчать. При СССР нагрузка учителей составляла 18 часов, Ниязов сначала снизил ее до 14 часов, а затем в конце 1998-го года повысил до 24 часов.

Теперь несколько слов о сельском хозяйстве. Всю колхозную землю Ниязов сдал арендаторам, у которых нет техники и которые вынуждены брать ее в МТС (машинно-тракторных станциях). Для того, чтобы обрабатывать землю, необходимы техника и удобрения. МТС дает арендаторам технику и удобрения, а в конце года арендаторам выдают на руки деньги на жизнь. /После распада СССР/ всю технику распродали. На колхозы осталось по 4-5 тракторов и по 1-2 хлопкоуборочных комбайна. Позднее Ниязов закупил за доллары трактора (Джондер и Кейс) - по 3-4 трактора на район. Затем в 1999 году закупил в Белоруссии 2000 тракторов МТЗ-80, половину которых оставил Ашхабаду, а остальные раздал по областям. Землю начал продавать крестьянам и не крестьянам. В 1993-94-х годах давали землю по 20-30 га, но, чтобы обрабатывать эту землю, у крестьян не было ни техники, ни воды.

А что творится во время хлебоуборочной и хлопкоуборочной компаний, это просто кошмар, у арендаторов насильно, под дулами автоматов отбирают пшеницу. Очень много приписывается в документации по уборке пшеницы и хлопка, что по-просту называется очковтирательством.

Армия. Военная техника, если сказать коротко, разграблена, солдаты все продают. А солдаты - это не солдаты, а рабы. Они, чтобы прокормиться, работают у начальства разнорабочими. За 10 тысяч манатов /0,7$/ в день командиры могут отпустить солдат домой на неограниченный срок, необходимо только заплатить. Генералы и командиры пользуются бесплатным трудом солдат, заставляют работать их по дому, на строительстве и тому подобное. Многие генералы держат по 500-1000 баранов, а солдаты их пасут. Питание у солдат очень плохое. Всюду царят мародерство, избиения и взаимное унижение.

В конце 1999-го года был случай, когда в одной из частей где-то под Небитдагом разгневанные солдаты, завладев автомашинами и вооружением, двинулись в сторону Ашхабада к президенту, чтобы он выслушал их о том что творится в войсках. Но где-то в Бахарденском районе они попали на свадьбу и, напившись, стали требовать, чтобы Ниязов приехал к ним. Об этом доложили Ниязову, а он в свою очередь приказал установить достоверность происходящего. Затем дал указание уничтожить всех. И тогда с лица земли стерли и людей, и дом, где была свадьба. Вот такой он палач.

Еще ходят слухи о том, что «преступников», то есть заключенных, Ниязов хочет передать Ирану и Турции, как грубую рабочую силу, так как сам он содержать их не может, заключенные голодают и нуждаются в одежде и предметах первой необходимости. Отбывающие наказание должны всем обеспечивать себя сами.

В больницах - сходная ситуация. Почти все врачи - взяточники, за операцию и лекарства необходимо платить (это - при бесплатной медицине). Иранские лекарства некачественны и вызывают аллергическую реакцию.

В городе Дашховузе пять автобаз объединили в одну по причине отсутствия запчастей. Россия больше не поставляет запчасти, так как Ниязов прервал /нормальные/ отношения с Россией. В сентябре 1999-го года в своем выступлении по телевидению он призвал туркменский народ не ездить в Россию. Он также сократил время вещания российских телепрограмм: ОРТ показывает с 18:00 до 23:00, РТР нет совсем.

Строители по 5-6 месяцев не получают зарплату, на требования им отвечают угрозой увольнения.

В 1999-ом году один из зарубежных журналистов задал вопрос Ниязову о том, что когда-то он обещал каждую семью Туркменистана к 2000-му году обеспечить домом с бассейном и мерседесом. На этот вопрос Ниязов ответил так: «Пусть берут землю, пашут, работают и зарабатывают. Вот тогда им будет и дом, и «мерседес». Таким образом он отвергает свои обещания, которые давал в 1990-91 годах.

Если описывать все детали и факты, придется исписать сотни листков, лучше летом этого года я приеду в Москву со свежей информацией. Хочу повидаться с лидером коммунистов Г.А.Зюгановым и пожать ему руку. Нам есть о чем с ним побеседовать с глазу на глаз. Потому, что народы Туркменистана, Узбекистана, Казахстана, Киргизии и Таджикистана хотят, чтобы все было как раньше в СССР.