Родственники и адвокаты требуют освободить из-под стражи обвиняемых по делу об убийстве министра МВД РД Адильгерея Магомедтагирова

04.08.2010

Адильгерей Магомедтагиров, руководивший республиканской милицией больше десяти лет, был убит 5 июня 2009 года в Махачкале. Снайпер выстрелил в главу МВД около банкетного зала, где праздновалась свадьба дочери его коллеги. Вместе с Магомедтагировым был убит начальник тылового подразделения МВД

Адильгерей Магомедтагиров, руководивший республиканской милицией больше десяти лет, был убит 5 июня 2009 года в Махачкале. Снайпер выстрелил в главу МВД около банкетного зала, где праздновалась свадьба дочери его коллеги. Вместе с Магомедтагировым был убит начальник тылового подразделения МВД Дагестана Абдуразак Абакаров. Всего во время инцидента пострадало семь человек.

В конце февраля 2010 года официальный представитель следственного комитета при прокуратуре РФ Владимир Маркин сообщил о задержании организатора, исполнителей и пособников убийства Магомедтагирова. 4 марта 2010 года в своем докладе на заседании итоговой коллегии Генеральной прокуратуры РФ председатель СКП при Прокуратуре РФ Александр Бастрыкин в присутствии Президента Д.А. Медведева и Генерального прокурора Ю.Я. Чайки заявил, что убийство министра внутренних дел РД Магомедтагирова раскрыто.

За два дня до заявления главы СПК, 2 марта, в Махачкале был разогнан массовый митинг протеста против грубых нарушений в ходе расследования убийства министра. Сотрудники ОМОН в масках жестоко избивали собравшихся. Матери одного из подозреваемых - Абдулмажида Манапова - выбили зубы. После разгона митинга за медицинской помощью обратились порядка десяти человек.

Правозащитные организации и адвокаты неоднократно сообщали о многочисленных нарушениях УПК в ходе дознания и следствия по делу об убийстве Магомедтагирова. В течение месяца с момента задержания адвокатам подозреваемых систематически отказывали в доступе к подзащитным. Так, адвокат Шамсулы Борзиева смог встретиться со своим подзащитным лишь на 16-й день после задержания. Более двух месяцев подозреваемых Борзиева и Манапова содержали в изоляторе временного содержания (ИВС), хотя содержание в изоляторе разрешено законом на срок не более 10 суток. Незаконно была изменено место содержания подследственных – г. Владикавказ, несмотря на  то, что преступление совершено в Дагестане. Это существенно осложняет защиту подозреваемых. Со слов обвиняемых, всех их жестоко пытали, однако медицинские документы, подтверждающие факт избиения, удалось получить лишь адвокату Борзиева. В заключении обвиняемым не оказывается медицинская помощь. Но самое главное, уверяют адвокаты и родственники, у следствия нет никаких доказательств вины обвиняемых. Так, алиби предполагаемого исполнителя убийства, Андрея Резанова, военнослужащего части, дислоцированной в с. Ботлих, подтверждено. В момент убийства министра он с беременной женой находился в отпуске в Пензе. А обвинение предполагаемого организатора убийства, Шамсулы Борзиева, строится лишь на признательных показаниях Резанова, со слов адвокатов, выбитых силой (впоследствии Рязанов от них отказался).

Родственники обвиняемых утверждают, что сами члены следственной группы, расследующей дело, неофициально признают, что доказательств вины задержанных нет, однако в связи с громкими заявлениями Председателя СКП РФ о раскрытии преступления не могут признать ошибки следствия.  

Адвокат одного из обвиняемых,  Шамсулы Борзиева, передал в ПЦ "Мемориал" материалы, подтверждающие грубейшие нарушения, допущенные в отношении его подзащитного. Приводим некоторые из них:

Борзиев Шамсула Ахмедудинович, 1981 г.р., житель с. Рахата Ботлихского района РД, был задержан 21 февраля 2010 года. В настоящее время Борзиеву предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 п.п. «а», «е», «ж», «з» ст. 105 (убийство), ч 2.ст.222 (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия).  По имеющимся данным, сразу после задержания Борзиев был доставлен в МВД РД и подвергнут избиениям и пыткам с применением электрошока.

22 февраля Борзиева доставили в суд Советского района г. Махачкалы. В зале суда подозреваемому стало плохо. Его отец вызвал скорую помощь. В ходе медицинского осмотра были выявлены множественные телесные повреждения, в частности, термические ожоги в паховой области, на ногах, ягодицах, спине. Приехавшие врачи зафиксировали тупые травмы грудной клетки, живота, перелом ноги, отеки запястий, но оказать медицинскую помощь так и не смогли, так как им препятствовали сотрудники МВД, конвоировавшие Борзиева. Врач скорой помощи зафиксировал в документе, что сотрудники милиции не позволили оказать медицинскую помощь задержанному. После этого Борзиева увезли в неизвестном направлении.

Позже удалось установить, что его увезли в г. Владикавказ. Расследование по делу ведет следственная группа следственного Комитета Прокуратуры РФ по Южному Федеральному Округу под руководством старшего следователя по особо важным делам первого отдела управления по расследованию особо важных дел СУ СК при прокуратуре РФ по ЮФО старшего советника юстиции Грибенюкова Анатолия Александровича. Со слов адвокатов и родственников обвиняемых, следователь Грибенюков поначалу не только отказывался допускать представителей защиты к подозреваемым, но и принимать какие-либо документы со стороны защиты (ордера, ходатайства заявления). Адильгерей Омаров, адвокат Борзиева, получил доступ к подзащитному лишь через 16 дней после задержания.

14 апреля 2010 года судья Советского районного суда г. Владикавказа РСО-Алания З.К. Губаева продлила срок содержания Шамсулы Борзиева под стражей до 5 июня 2010 года. Продление срока проведено в нарушение ст. 47 Конституции РФ и ст. 35  УПК РФ (нарушение территориальной подсудности).

С 21 февраля по 15 апреля  Шамсула Борзиев постоянно находился в ИВС, тогда как по инструкции содержания подследственных под стражей запрещается содержать их в ИВС более десяти дней и по истечении этого срока подозреваемые должны быть переведены в следственный изолятор (СИЗО).

Несмотря на многократные ходатайства адвоката Борзиева уголовное дело в отношении сотрудников, применявших незаконные методы дознания и следствия, не возбуждено. Органы  предварительного следствия то отказывают в возбуждении уголовного дела, то возобновляют производство. Меры прокурорского реагирования по заявлениям о грубом нарушении права Борзиева на защиту также не приняты.

Несмотря на примененные пытки, на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого Борзиев свою вину не признал. По ходатайству самого обвиняемого, прошел проверку на полиграфе (детекторе лжи).

Обвинение Борзиева Ш.А. строится на следующих доказательствах: опознание Резановым А.Б. Борзиева Ш.А., протокол допроса Резанова А.В., заключение экспертизы о том, что пули, изъятые из тела Магомедова Курамагомеда и Магомедова Магомеда - из автомата «ВАЛ», изъятого в воинской части, дислоцированной в с. Ботлих, Ботлихского района РД.

По версии следствия, основным доказательством вины Борзиева являются первоначальные показания Андрея Резанова, предполагаемого исполнителя убийства. Первоначально Резанов свою вину отрицал, затем на одном из допросов признал и дал показания против остальных участников группы. Есть основания полагать, что Резанов оговорил себя и других под воздействием примененных к нему пыток.  В дальнейшем, в ходе предварительного следствия он снова отказался от своих признательных показаний.

Кроме того, адвокатам удалось получить многочисленные свидетельства того, что 2 июня 2009 года Резанов, получив очередной отпуск, вместе с беременной женой выехал из с. Ботлих в Махачкалу, а в день убийства министра, 5 июня, находился у себя дома, в Пензе. К месту дислокации в части с. Ботлих вернулся только 6 июля 2009 года.

Адвокаты получили подтверждение того, что 2 июня Резанов и его жена приобрели билеты на  поезд Махчкала-Москва до Саратова и вечером 3 июня в Саратове их встретила теща Резанова и на машине привезла в Пензу, где постоянно проживают Резанов и его мать. Адвокаты собрали свидетельские показания родственников, соседей, знакомых Резанова и его жены, продавцов магазина, где Резанов с женой (на восьмом месяце беременности) покупали одежду, проверили железнодорожную кассу, где Резанов приобретал билет на поезд Москва-Махачкала, опросили проводников поезда и попутчиков Резанова и его жены в поезде.

5 июня в Пензе Рязанова видели квартирантка Борзиевых, Семушкина Екатерина, продавцы магазина «Спортмстер» (имеется кассовый чек, продавец по фотографии опознала Резанова и вспомнила, что он с беременной женой купил у нее кроссовки и рубашку), 6 и 7 июня Рязанова в Пензе также видели многочисленные свидетели.

Таким образом, адвокаты уверены, что Резанов не является исполнителем убийства министра,  его показания - единственное серьезное основание подозревать Борзиева - должны быть признаны недопустимым доказательством, а сам Борзиев освобожден из-под стражи.

В настоящий момент Ш. Борзиев остро нуждается в хирургической операции, о чем адвокат обвиняемого направил соответствующие ходатайства с требованием поместить Борзиева в лечебное учреждение в местах лишения свободы или в другое лечебное учреждение, где есть условия для оказания ему должной помощи. Однако в своем постановлении от 15 июня 2010 года руководитель следственной группы Грибенюков отказал в удовлетворении ходатайства, сославшись на необходимость установить действительное медицинское состояние Борзиева. По состоянию на 4 августа 2010 года медицинская помощь Борзиеву не оказана, несмотря на наличие всех необходимых медицинских документов.

Шамсула Борзиев и его отец являются членами партии «Единая Россия». Борзиев – заместитель председателя комитета Ботлихской районной организации «Молодая гвардия», имеет высшее образование, инвалид второй группы, женат, имеет двоих малолетних детей.