ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

Работа на опережение

24.12.2012

«Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод»ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации 7 декабря 2012 года юрист Сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал» Максим Крупский явился в Басманный районный суд г. Москва, где в 10:15 он должен был выступить в качестве

«Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод»

ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации

7 декабря 2012 года юрист Сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал» Максим Крупский явился в Басманный районный суд г. Москва, где в 10:15 он должен был выступить в качестве представителя гражданки Афганистана в процессе по обжалованию отказа в признании ее беженкой.

Ничего хорошего от предстоящих слушаний Крупский не ожидал, потому что уже в 9:18, т.е. за час до назначенного времени судебного слушания, на официальном сайте суда он обнаружил сведения о том, какое решение вынесет федеральный судья Мария Москаленко - в сопроводительной информации по делу было указано: «ОТКАЗАНО в удовлетворении иска (заявления, жалобы)».

Можно было спокойно развернуться и уйти домой. Тем не менее Крупский в суде выступил — очевидные нарушения, допущенные миграционной службой, вселяли слабую надежду как-то повлиять на ставший заранее известным исход дела.

«...Женщины и девочки могут подвергаться физическому и психологическому насилию, становиться предметом торговли, жертвами похищений. Особенно это характерно для неподконтрольных властям районов Афганистана, где ведутся военные действия, где не прекращают действовать полевые командиры. При этом отсутствует доступ жертв насилия, преследования к эффективной судебной системе или средствам правовой защиты», - цитировал Максим документ посольства России в Афганистане «О ситуации с правами человека в Афганистане».

В заявлении А. - девушки, бежавшей из Афганистана, - говорилось, что она и ее мать подвергались постоянному физическому и психологическому насилию со стороны отца.

В начале этого года А. было отказано в признании ее беженкой. После изучения всех обстоятельств, сообщенных заявительницей, сотрудники УФМС России по г. Москва сделали «заключение об отсутствии в отношении А. обоснованных опасений стать жертвой преследований в Афганистане» по признакам, указанным в Федеральном законе Российской Федерации «О беженцах». В основу такого заключения, согласно требованиям того же ФЗ РФ «О беженцах», должны были быть положены результаты всестороннего изучения специалистами миграционной службы причин и обстоятельств, изложенных в ходатайстве А., в том числе и сведения относительно обоснованности опасений женщин подвергнуться в Афганистане насилию по гендерному признаку.

Вместо этого в решении УФМС России по г. Москва почему-то содержалась информация о бывших членах Народно-демократической партии Афганистана, идейных коммунистах, сторонниках М. Наджибуллы и Б. Кармаля, сотрудниках полиции и службы безопасности и даже об афганцах, работающих в представительствах иностранных компаний в Афганистане. И ни слова не было сказано о насилии, которое испытывают на себе женщины этой страны. Вместо этого сотрудники миграционной службы высказали предположение о том, что А., бежавшая из Афганистана после систематических избиений и лишения свободы со стороны своего отца, пытавшегося насильно выдать ее замуж за человека, в несколько раз старше ее, а кроме того, связанного с криминальной деятельностью, «обратилась с ходатайством о признании беженцем с целью легализации своего положения на территории Российской Федерации», а не в поисках убежища.

Крупский подал жалобу на это решение в вышестоящую инстанцию - ФМС России. Жалоба представляла собой пятистраничный документ, в котором были подробно изложены все обстоятельства дела, описаны допущенные сотрудниками УФМС нарушения со ссылками на конкретные нормы ФЗ РФ «О беженцах» и Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также приведена информация о катастрофическом состоянии прав женщин в Афганистане со ссылками на целый ряд докладов международных неправительственных организаций.

Спустя несколько месяцев из ФМС России пришло решение об отказе в удовлетворении жалобы. Специалист первого разряда отдела по вопросам убежища Управления по вопросам гражданства ФМС России И.С. Миронова, по всей видимости, решила не утруждать себя рассмотрением доводов жалобы. Мотивировочная часть ее решения, за вычетом кусков текста, формально переписанного из решения нижестоящей инстанции, констатировала, что «в Афганистане заявительница испытывала те же трудности, которые переживают практически все девушки этой страны», а потому «существенных препятствий для возвращения ее в Афганистан в настоящее время не имеется».

Максим обращал внимание суда на то, что документ посольства России в Афганистане «О ситуации с правами человека в Афганистане» датирован 29 сентября 2011 года, в то время как решение по делу А. было вынесено в январе 2012 года. Другими словами, сотрудники УФМС России по г. Москва и ФМС России не могли не знать о том, что, по информации органов МИД РФ, женщины и девочки в Афганистане относятся к особо уязвимой социальной группе. И, следовательно, не приняв во внимание и не оценив эту информацию в отношении дела А., сотрудники миграционной службы не выполнили свои прямые должностные обязанности.

Тем не менее федеральный судья Мария Москаленко решительно не хотела понимать, какое отношение эта информация может иметь к рассматриваемому делу. Ей потребовалось всего несколько минут для того, чтобы вынести решение об отказе в удовлетворении жалобы А. и признать, что распространенное на территории страны безнаказанно совершаемое насилие по отношению к женщинам не дает права его жертвам рассчитывать на получение убежища в России.

А впрочем, Марии Москаленко и не надо было ничего понимать – ее решение, вынесенное независимо, на основании закона, согласно внутреннему убеждению, в результате исследования всех обстоятельств дела в их совокупности уже два часа как было выложено на сайте суда.

P.S. В адрес председателя Басманного районного суда г. Москва О.Н. Солоповой направлено заявление с приложением копий соответствующих web-страниц официального сайта суда с просьбой дать объяснения относительно ситуации с заранее появившимся судебным решением.

Максим Крупский, 

юрист, член Комитета «Гражданское содействие», сотрудник Сети «Миграция и Право» ПЦ «Мемориал»

Поделиться: