Ответ Арслану Мамедову

17.11.2008

3 апреля 2003 г. на сайте «Гундогар» была опубликована статья некоего Арслана Мамедова, автор которой высказывает не соответствующие действительности предположения о причинах ареста Фарида Тухбатуллина и среди прочего обвиняет Правозащитный Центр «Мемориал» в распространении «заведомо ложной

3 апреля 2003 г. на сайте «Гундогар» была опубликована статья некоего Арслана Мамедова, автор которой высказывает не соответствующие действительности предположения о причинах ареста Фарида Тухбатуллина и среди прочего обвиняет Правозащитный Центр «Мемориал» в распространении «заведомо ложной информации» о конференции 3-4 ноября 2002 г.

В связи с вышесказанным мне бы хотелось прокомментировать некоторые положения статьи Мамедова.

Прежде всего, отмечу, что вопреки утверждениям автора статьи Тухбатуллин никогда не характеризовался туркменскими властями как «враг народа». К событиям 25 ноября – как подлинным, так и мнимым - он никакого отношения не имел.

В этой связи вызывает крайнее возмущение утверждение Мамедова о том, что «статья Уголовного кодекса относительно недонесения о готовящемся преступлении» якобы «была применена к Ф.Тухбатуллину вполне обоснованно»!!! При этом Мамедов признает, что этот «важный вывод» он сделал не на основе опроса очевидцев, изучения судебно-следственных материалов и т.п. Для решения вопроса о виновности Тухбатуллина ему, оказывается, было достаточно лишь «внимательного изучения материалов прессы».

Вся версия Мамедова строится на нескольких цитатах из интернет-сайтов. Так, на сайте «Эркин» он обнаружил следующую цитату Авды Кулиева: «Шихмурадов чётко дал понять, что… его группа активно работает над планом устранения Ниязова от власти силовым методом. По заявлениям руководителя ВИС НДДТ и его соратников Ниязов будет отречен от власти в течение ближайших месяцев».

Хотя, как признает Мамедов, «своих планов опрокинуть /то есть свергнуть/ режим Ниязова Шихмурадов и его команда отнюдь не скрывали», по его мнению, «именно за эти слова Кулиева, с добавленными в кулуарах подробностями, был осужден на три года присутствовавший на конференции… Фарид Тухбатуллин».

Соответствует ли действительности это утверждение Мамедова?

«Мемориал» располагает полной аудиозаписью конференции 3-4 ноября 2002 г. На основе этих материалов, стенограмма которых скоро будет опубликована, могу лишь вновь повторить, что в своем выступлении Кулиев не только не разглашал никаких подробностей готовившегося переворота (о котором ему, скорее всего, ничего не было известно), но даже высказал предположение, что Шихмурадов «вовсе не стремится вернуться в Туркменистан».

Многие зарубежные участники конференции по просьбе адвоката Тухбатуллина представили письменные показания о том, что в выступлении Кулиева ничего не было сказано о готовящемся перевороте.

Текст на «Эркине», на который ссылается Мамедов, на конференции не зачитывался, а был представлен в оргкомитет в письменном виде. И даже в этом тексте, как вынужден признать сам Мамедов, не содержалось ничего нового о готовившемся перевороте сверх того, что можно было прочесть на сайте «Гундогар» или узнать из передач Радио «Свобода».

Отмечу, что интернетовская публикация никакого отношения к возбуждению уголовного дела не имела. По данным, полученным ПЦ «Мемориал» из Туркменистана, «обвинение Тухбатуллина по эпизоду с его участием в конференции строилось на "оперативных" данных информаторов, фамилии которых в деле отсутствовали». Когда у следствия возникла необходимость подкрепить «оперативную информацию» свидетельскими показаниями, в качестве единственного свидетеля обвинения был допрошен Борис Шихмурадов. В деле имеются показания Шихмурадова о том, что он от неназванного лица слышал о выступлении Кулиева именно то, что соответствовало версии следствия.

Как известно, ни сам Шихмурадов, ни члены его движения на конференции в Подмосковье не участвовали. В соответствии с процессуальными нормами такого рода «свидетельские показания» с чужих слов (попросту говоря - слухи) вообще не могут рассматриваться в качестве доказательства чего-либо. В ходе судебных слушаний Тухбатуллин потребовал проведение очной ставки с Борисом Шихмурадовым. Однако в этом ему было отказано. Было отказано и в приглашении в качестве свидетелей зарубежных участников конференции, некоторые из которых готовы были приехать в Туркменистан. Что касается аудиокассеты с выступлением Кулиева, то ее также отказались заслушать, ссылаясь на то, что она засекречена МНБ, и судья не имеет допуска к секретным материалам.

Ни в ходе следствия, ни на суде, ни в кассационной жалобе Тухбатуллин никаких признательных показаний не делал и заявлял о своей полной невиновности. Об этом же писали и ПЦ»Мемориал», и другие правозащитные организации.

Арслан Мамедов, ссылаясь на недавнюю публикацию «покаянного письма Тухбатуллина» в официальной туркменской прессе, утверждает, что публикации правозащитников «оказались опровергнутыми признательным заявлением Тухбатуллина». Я считаю такого рода аргумент не только неубедительным, но и аморальным. С таким же успехом в качестве доказательств можно использовать стенограммы сталинских процессов 1937 года.

Я не буду сейчас комментировать некоторые другие, мягко говоря, сомнительные заявления г-на Мамедова, сделанные им в публикации от 3 апреля. Вызывает сожаление лишь то, что такого рода материалы появляются на сайте, называющем себя оппозиционным.