Освобожден Алибек Абуназаров, похищенный в Дагестане

23.03.2009

Ранее Правозащитный центр «Мемориал» сообщал, что 17 февраля, около 13.00, в г. Махачкала Республики Дагестан сотрудниками неустановленных силовых структур был похищен Алибек Навурбегович Абуназаров, 1970 г. р.Абуназаров не придерживался традиционного для Дагестана суфийского направления ислама,

Ранее Правозащитный центр «Мемориал» сообщал, что 17 февраля, около 13.00, в г. Махачкала Республики Дагестан сотрудниками неустановленных силовых структур был похищен Алибек Навурбегович Абуназаров, 1970 г. р.
Абуназаров не придерживался традиционного для Дагестана суфийского направления ислама, посещал мечеть в Редукторном поселке.
По словам его жены, Калимат Ибадуллаевой, он пошел на рынок за продуктами, а она вместе с подругой и ребенком остались дома. Неожиданно она увидела какой-то луч, подумав, что это дети играют лазерной указкой. Подруга вышла посмотреть и увидела, что дом окружен сотрудниками силовых структур (по ее словам, не менее сотни). Женщины выбежали на улицу и стали кричать, что в доме нет мужчин. Затем Калимат посадили в подъехавшую «Газель» и допросили, а в доме провели обыск. По словам Алибека, «силовики» приказали ему первым войти в дом, и прикрывались им, как «живым щитом». Во время обыска «силовики» перевернули все вещи, ломали мебель. По утверждению Алибека, из дома пропали 34 тысячи рублей, диски с материалами религиозного содержания, телефон «NOKIA-6120c».
Во время обыска муж и жена не видели друг друга.
Калимат позвонила мужу по мобильному телефону, но он не отвечал. Позже жители окрестных домов рассказали, что видели, как вместе с Алибеком Абуназаровым задержали кого-то из соседей. Соседа отпустили. Абуназаров домой не вернулся.
Родственники и супруга похищенного обратились во все РОВД Махачкалы, но везде им отвечали, что человек с такой фамилией у них не содержится.
Одновременно в районе троллейбусного кольца Махачкалы проводилась спецоперация, в результате которой исчез Алил Шамхалович Амирханов, знакомый Алибека Абуназарова.

О том, что Абуназаров похищен, ПЦ «Мемориал» узнал вечером 18 февраля и сообщил адвокату Баканай Гусейновой.
Утром 19 февраля прокурору РД И.В. Ткачеву позвонил Уполномоченный по правам человека РФ В.П. Лукин. Ткачев сообщил, что Абуназаров содержится в ОВД Кировского района г. Махачкалы. Гусейнова направилась в РОВД, но там ей заявили, что Абуназаров к ним не поступал.
На следующий день, 20 февраля прокурору республики из Москвы с вопросом о местонахождении Абуназарова позвонила Исполнительный директор Правозащитного центра «Мемориал», член экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ Татьяна Касаткина. В 16.00 Ткачев проинформировал Исполнительного директора ПЦ «Мемориал» о том, что Абуназаров освобожден и направляется домой. Между тем, он был освобожден только в 21.30 и прибыл домой сильно избитым и в подавленном состоянии.
Правозащитный центр «Мемориал» направил письмо в органы прокуратуры с требованием возбудить уголовное дело в отношении лиц, грубо нарушавших нормы российского законодательства в отношении Алибека Абуназарова.

Приложение:
Заявление А.Н. Абуназарова в ПЦ «Мемориал» (приводится с минимальными правками):

Председателю Совета ПЦ «Мемориал» Орлову О.П.
от Абуназарова А.Н.
г. Махачкала, пр. Акушинского,
общ. Юбилейное, 5-ая линия, д. 89

Заявление
17 февраля, около часа дня, выйдя на улицу, я увидел нацеленные на меня прицелы автоматов. Я услышал приказ поднять руки. Команду отдали люди в камуфляжной форме и в масках. Единственным человеком без маски был высокий черноволосый мужчина. Подчинившись, я был подвергнут обыску. Вывернув мне руки назад, они надели на меня наручники. Затем посадили в легковую машину, предположительно ВАЗ-2114, цвета металлик, предварительно натянув мне на глаза спортивную шапку. В автомобиле руководитель отряда опять задавал вопросы. Он спросил меня, есть ли кто у меня дома. Я ответил, что в доме только мои родители, супруга Калимат и ее подруга с ребенком.
«Силовики» запустили меня в дом первым и провели обыск. При этом они ломали и крушили все, что попадалась им под руку. Перевернув дом вверх дном, они искали что-то, за что можно было бы меня арестовать. Найдя деньги - 34 тысячи рублей, они прихватили их собой. Кроме того, незаконно конфисковали диски с религиозным содержанием и мой телефон «NOKIA6120c». Не найдя больше ничего, они посадили меня уже в «Газель».
Там начались избиения. Они осыпали меня оскорблениями и нецензурной бранью. По акценту это были дагестанцы. Прозвучала угроза вывести меня в лес и пристрелить там. Целью психологического и физического давления было добиться от меня признания о принадлежности к НВФ.
Никто из задерживающих меня не представился и не предъявил документов. Мне было неизвестно, куда меня доставляют. Не было совершено ни единой попытки повести диалог обычным человеческим языком. На их действия, я отвечал им: «Вы выполните свои угрозы, если Всевышний пожелает этого». В машине меня оскорбляли и били по голове кулаком, а также в грудь прикладом автомата. Подобные действия в мой адрес продолжались время от времени течение всей поездки в микроавтобусе.
Определить, куда меня привезли, не представлялось возможным по причине того, что у меня были закрыты глаза. Я понял, что здание мне неизвестно, и меня заставили подняться на третий этаж.
Все время меня содержали в каких-то кабинетах и в камеру не доставляли. В течение суток с перерывами меня избивали и требовали дать показания. Мне называли имена людей и спрашивали, знаком ли я с ними. Когда я отказывался отвечать или затруднялся давать ответы на вопросы, избиения начинались снова. Маску с меня сняли лишь один раз, когда им нужно было меня сфотографировать. В течение всего моего задержания мне не говорили, в чем меня обвиняют и как долго меня здесь продержат. Мои требования известить о моем задержании родственников оставались неудовлетворенными.
Спустя сутки меня перевезли в Кировский РОВД. А оттуда - в спецприемник, где содержали вместе с уголовниками и наркоманами. Адвоката я так и не увидел.
Проведя трое суток арестованным, я спросил у милиционеров, как они собираются оформлять мое пребывание у них. На что получил ответ, что я задержан за административное правонарушение. Меня отпустили только 20 февраля, предположительно, в 21.30. Однако моей супруге и адвокату сообщили, что меня освободили еще в 15.30.
Обращаясь в вашу правозащитную организацию за помощью, я прошу вас содействовать тому, чтобы неизвестные мне силовые подразделения оставили меня и мою семью в покое. В настоящее время психологическому давлению подвергается мой брат - работник милиции. Его вынуждают уйти с работы.
24 февраля 2009 года
Абуназаров Алибег Навурбегович».