Медова против России (Medova v Russia, № 25385/04)

19.03.2009

Во время событий, рассматриваемых в деле, заявительница проживала вместе с мужем в Карабулаке (Ингушетия). В июне 2004 г. муж заявительницы, Адам Медов временно проживал в Назрани. 15 июня 2004 г. около 8 вечера он покинул место своего временного проживания в Назрани на машине. В тот вечер он

Во время событий, рассматриваемых в деле, заявительница проживала вместе с мужем в Карабулаке (Ингушетия). В июне 2004 г. муж заявительницы, Адам Медов временно проживал в Назрани.

15 июня 2004 г. около 8 вечера он покинул место своего временного проживания в Назрани на машине. В тот вечер он домой не вернулся. Ночью 16 июня 2004 г. А. позвонил своему брату Магомеду Медов и сказал ему, что его машина сломалась. Он попытался сказать, где он находится, однако телефон отключился. Вечером 17 июня 2004 г. Медовым сообщили, что Адам Медов находится под стражей в Сунженском РОВД. Несколько его родственников пошли в тот вечер в здание РОВД. Там им сказали сотрудники милиции, что ГИБДД остановила для проверки две машины поблизости от пропускного пункта «Кавказ-1» между Ингушетией и Чечней. По словам милиционеров, в багажнике одной из машин был обнаружен Адам Медов, который кричал: «Я ингуш! Они пытаются вывезти меня отсюда». В багажнике второй машине находился другой связанный человек. Г-на Медова там арестовали и отвезли в РОВД.

По словам сотрудников милиции, при допросе Адам Медов показал, что 15 июня 2004 г. его задержали восемь человек и отвезли в управление ФСБ в Магасе, столице Чечни. Там его били и подвергали пыткам, а потом его заставили позвонить семье и убедить их, чтобы они не начинали его поиски.

Вечером 17 июня 2004 г. двоих из братьев Адама, Усмана и Магомеда Медова, пригласили на встречу с ним в здание РОВД. Когда эти двое братьев вошли в здание, они услышали чей-то крик: «Никаких посещений! Пусть они уходят!» После этого двоих братьев вывели из РОВД. Около 11.30 вечера сотрудники милиции вышли из РОВД и сообщили родственникам Адама Медова, что его и другого задержанного отвезли в Чечню. Это было последнее, что родственники Адама о нем слышали.

18 июня 2004 г. по просьбе родственников Адама Медова председатель Ингушской коллегии адвокатов обратился с запросом в Управление ФСБ Ингушетии и в РОВД, требуя сообщить, был ли он задержан 17 июня, и если да, то где. 18 июня РОВД ответило, что он не задерживался.

7 июля 2004 г. начальник Управления ФСБ по Чечне направил заявительнице письмо, в котором сообщил, что его сотрудники не задерживали Адама Медова и не имеют сведений о его местонахождении.

9 июля 2004 г. председатель «Мемориала» и один из членов Комиссии по правам человека встретились с прокурором Сунженского района. По словам прокурара, его 17 июня 2004 г. проинформировали о том, что группа вооруженных лиц была задержана на пропускном пункте «Кавказ-1» при попытке провезти двух человек в Чечню. Вооруженные люди представили документы, из которых явствовало, что они являются сотрудниками ФСБ из Чечни, и утверждали, что действуют на законных основаниях. В РОВД задержанные предъявили удостоверения личности, выданные Управлением ФСБ по Чечне. Сунженский районный прокурор позвонил в местный отдел ФСБ, в котором подтвердили законность задержания. Тогда Сунженский районный прокурор распорядился освободить задержанных вооруженных лиц.

25 июля 2004 г. зам. начальника Управления ФСБ по Чечне направил заявительнице письмо, в котором сообщил, что его сотрудники не задерживали г-на Медова и не имеют сведений о его местонахождении. В письме также говорилось, что вооруженные лица, задержанные на границе 17 июня 2004 г., не являлись сотрудниками его управления.

17 августа 2004 г. Генеральная Прокуратура направила ответ Уполномоченному по правам человека в РФ, в котором говорилось, что ведется следствие по факту похищения, а правоохранительные органы не располагают информацией о задержании или местонахождении г-на Медова. Ни один из официальных органов России с тех пор не представил информации, которая бы существенно отличалась от предоставленной Генеральной Прокуратурой.

Жалоба была подана в ЕСПЧ 16 июля 2004 г. Заявительница жалуется на нарушения ее прав по ст. 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 13 (право на эффективное средство правовой защиты) и 34 (право на обращение в Суд) ЕКПЧ. Возражение, выдвинутое Российской Федерацией, состояло в том. что заявительница не исчерпала средств защиты на национальном уровне, поскольку следствие по факту похищения ее мужа еще не завершилось.

С января по март 2005 г. с заявительницей неоднократно связывались разные лица, утверждавшие о своей принадлежности к ФСБ, и уговаривали ее отозвать жалобу из Европейского Суда, предлагая ей за это деньги.

4 октября 2007 г. Суд единогласно признал эту жалобу приемлемой. Он постановил, что вопрос об исчерпании внутригосударственных средств защиты настолько тесно связан с существенными обстоятельствами дела, что было бы неправильно выносить по ней решение на предварительной стадии, и рассмотрение ее следует присоединить к рассмотрению дела по существу.

Поделиться: