Махаури против России (Makhauri v Russia)

19.03.2009

Заявительница проживала в селе Ташкала в Чечне. С самого начала возобновившихся в октябре 1999 г. военных действий в Чечне деревня подвергалась артиллерийским обстрелам, в результате чего заявительница и ее семья были вынуждены уехать в Ингушетию, чтобы избежать бомбежек. 21 января 2000 г.

Заявительница проживала в селе Ташкала в Чечне. С самого начала возобновившихся в октябре 1999 г. военных действий в Чечне деревня подвергалась артиллерийским обстрелам, в результате чего заявительница и ее семья были вынуждены уехать в Ингушетию, чтобы избежать бомбежек.

21 января 2000 г. заявительница вернулась в Ташкалу, чтобы проверить, в каком состоянии ее дом, и забрать документы. Заявительница приехала с двумя другими женщинами и обнаружила, что дом ее разрушен, а документы пропали. Пройдя один квартал, женщины увидели солдат, загружающих в БМП имущество одного из их соседей. Всего солдат было около 30 или 40, и загружали они четыре БМП.

Женщины попытались поскорее уйти из этого места, однако солдаты их уже заметили и заставили подойти ближе. Солдаты обвинили женщин в том, что они являются «наводчицами» и потребовали, чтобы они отдали свои документы и все вещи, которые были при них.

Затем военнослужащие приказали женщинам сесть в их машины. Им сказали, что им нужно поехать в комендатуру для установления личности. Заявительница и другие женщины умоляли солдат не заставлять их садиться в машины и говорили, что лучше пойдут пешком.

Солдаты решили завязать женщинам глаза, пока они шли, утверждая, что у них есть на это приказ. Солдаты завязали женщинам глаза их же платками и затем грубо подталкивая. направили их вперед.

Пройдя метров 50, солдаты завели женщин во двор разрушенного дома. Заподозрив неладное, заявительница стянула платок и увидела, как один из солдат прицеливается в нее из автомата. Солдат выстрелил в воздух и заставил женщин зайти в ворота полуразрушенного сарая. Одна из женщин начала умолять солдат пощадить их. Ей тут же выстрелили в голову, а затем солдаты выстрелили в заявительницу и в другую женщину. Заявительницу спасло то, что ее заслонило тело другой женщины, однако, упав, она ударилась головой о бетонную ступеньку и потеряла сознание.

Она очнулась от боли в ухе, когда один из солдат вырвал из него сережку и забрал ее кольцо и часы. Она опять потеряла сознание, а когда пришла в себя, поняла, что укрыта подожженным матрасом. Заявительнице с трудом удалось отодвинуться, и она снова потеряла сознание.

Когда она снова пришла в себя, ей удалось добраться до подвала находившегося неподалеку здания, где ей оказали первую помощь пожилые женщины.

На следующий день к к этому дому пришли солдаты, которые разыскивали заявительницу, однако пожилые женщины переодели ее в свою одежду и сказали солдатам, что ничего о ней не знают.

24 января 2000 г. заявительницу забрали родственники и увезли в Ингушетию.

20 июня 2000 г. заявительница обратилась в Европейский Суд по правам человека с жалобой на нарушение своих прав по ст. 2, 3 и 13 Европейской Конвенции о правах человека.

18 мая 2006 г. Европейский Суд по правам человека признал жалобу приемлемой.

Решение

4 октября 2007 г. Европейский Суд постановил, что Российская Федерация нарушила ст. 2 и 13 ЕКПЧ.

Суд постановил, что Российская Федерация нарушила ст. 2 в силу несостоятельности проведенного ею расследования по факту нападения, представлявшего угрозу для жизни заявительницы. Несмотря на то, что по факту нападения было возбуждено уголовное дело, следствие по нему велось с многочисленными упущениями. Во-первых, имел место необъяснимый интервал в три месяца между получением властями информации о преступлении и началом расследования. Во-вторых, несмотря на то, что заявительница подробно описала нападавших, не было принято никаких мер по установлению лиц, подходивших под это описание. В-третьих, государственные органы отказались назначать баллистическую экспертизу, которая могла бы иметь важное значение для установления личности нападавших. В-четвертых, участие заявительницы в следствии было неадекватным, поскольку ее в недостаточной степени информировали о ходе следствия. И в-пятых, следствие не смогло установить даже, какими воинскими подразделениями и какие операции проводились в районе в рассматриваемое время.

Суд установил еще одно нарушение ст. 2 в связи с характером нападения на заявительницу. Он постановил, что при нападении использовалась смертоносная сила такой степени и такого типа, которые поставили жизнь заявительницы под угрозу. Ответственность за нападение можно возложить на Российскую Федерацию на том основании, что никакой альтернативной версии событий представлено не было. На правительстве Российской Федерации лежало бремя доказывания, и оно должно было объяснить, каким образом заявительнице могли быть причинены телесные повреждения в районе, находившемся под исключительным контролем российских властей.

Наконец, Суд установил нарушение ст. 13 в связи с тем, что Российская Федерация не предоставила заявительнице эффективных средств защиты в отношении нарушений ст. 2. Отсутствие тщательного и эффективного расследования лишило заявительницу возможности добиваться установления и наказания виновных, что привело к нарушению Российской Федерацией ст. 13.

Решение вступило в силу 31 марта 2008 г.