Ледяева, Доброхотова, Золотарева и Ромашина против России

17.03.2009

Все четыре заявительницы проживают в г. Череповце - одном из крупных металлургических центров Российской Федерации. В соответствии с российским законодательством, загрязнения, производимые металлургическими предприятиями, должны быть ограничены определенной зоной, известной как "санитарно-защитная

Все четыре заявительницы проживают в г. Череповце - одном из крупных металлургических центров Российской Федерации. В соответствии с российским законодательством, загрязнения, производимые металлургическими предприятиями, должны быть ограничены определенной зоной, известной как "санитарно-защитная зона" (СЗЗ). Проживание людей на территории СЗЗ запрещено. Однако, невзирая на это положение закона, заявительницы проживали на территории СЗЗ в течение многих лет (две из них – более сорока лет) в жилище, которое было предоставлено им заводом «Северсталь».

В 1996 и 1997 гг. Череповецкий городской суд вынес 21 решение, признав за одной из заявительниц право на переселение Череповецкой городской администрацией. Ни одно из этих судебных решений не было исполнено. Ситуация данной заявительницы усугублялась еще и тем, что ее дом требовал ремонта. Однако вместо того, чтобы переселить заявительницу за пределы СЗЗ, Череповецкий городской совет расходовал средства на ремонт домов. В аналогичной ситуации находятся и остальные заявительницы, ни одна из которых не была переселена городскими властями.

Первая заявительница отказалась от переселения в 1999 г., когда ее дом еще находился на ремонте, поскольку предложенное ей жилье также находилось на территории СЗЗ и дом не был как следует отремонтирован. Однако решением городского суда, признавшего за городскими властями право требовать ее переселения, заявительницу обязали переехать. Ни одно из оснований жалоб заявительниц в связи с переселением не было принято во внимание, и впоследствии городскому совету удалось отказаться от исполнения решений, вынесенных Череповецким городским судом ранее, в 1996 и 1997 годах. Череповецкая прокуратура поддержала жалобу заявительницы, однако мэр города и Вологодский областной суд не обратили внимания на ее рекомендации и отказались рассматривать дело.

В результате первая заявительница подала жалобу в Европейский Суд по правам человека, утверждая, что были нарушены ее права по ст. 2 и 3 Конвенции (в связи с опасностью для ее здоровья) и ст. 8 в отношении вмешательства в ее право на уважение ее частной и семейной жизни. Кроме того, заявительница утверждала о несправедливости судебного разбирательства по ее иску о переселении, что явилось нарушением ст. 6 Конвенции.

Другие три заявительницы обратились с исками в Череповецкий городской суд в 1996 г. Они потребовали, чтобы владельцы завода «Северсталь» предоставили им другое жилье, находящееся за пределами СЗЗ. Иски заявительниц были частично удовлетворены: суд постановил, что предоставить им новое жилье должен не завод "Северсталь", а Череповецкий городской совет. Заявительниц поставили в общую очередь на получение жилья в соответствии с порядком, принятым в Городском совете. Это было сделано несмотря на то, что обычно судебные решения должны исполняться в течение 20 дней. К 1999 г. заявительницы все еще не были переселены, а их последующие жалобы в Череповецкий городской суд и Вологодский областной суд были отклонены. Генеральная прокуратура отклонила обращение заявительниц, а Верховный Суд РФ также отказал в рассмотрении их жалоб.

В декабре 1999 г. остальные три заявительницы обратились с жалобами в Европейский Суд по правам человека. Они утверждали, что были нарушены их права по ст. 2, 3 и 8 Конвенции на том основании, что проживание в запрещенной зоне представляло опасность для их жизни и здоровья, а также вмешательство в их право на уважение частной и семейной жизни. Кроме того, заявительницы утверждали о несправедливости судебного разбирательства по их иску о переселении, что явилось нарушением ст. 6 Конвенции.

16 сентября 2004 г. Суд признал жалобы заявительниц частично приемлемыми. Суд отклонил жалобы заявительниц по ст. 2 и 3, придя к выводу, что для жизни или физической целостности заявительниц «реального и непосредственного риска» не имеется. Кроме того, Суд постановил, что предположительно причиненный заявительницам ущерб более уместно рассматривать в рамках ст. 8. Суд постановил, что несмотря на сложные условия, в которых проживали заявительницы, эти условия все же не могут быть приравнены к обращению, которое можно было бы счесть не совместимым со ст. 3. Заявительницы не выдвинули «достоверных утверждений о жестоком обращении», достаточных для того, чтобы задействовать позитивное обязательство России действовать в соответствии со ст. 3.

Суд также не обнаружил нарушения ст. 6, поскольку Череповецкий городской совет внес заявительниц в очередь на получение жилья, как этого потребовал Череповецкий городской суд; однако немедленного переселения их в судебном решении не требовалось. Суд пришел к выводу, что жалоба заявительниц в связи со ст. 6 не затрагивала вопросов справедливости разбирательства, а скорее была связана с результатом решения, вынесенного Череповецким городским судом.

Жалоба первой заявительницы по ст. 8 была признана Судом приемлемой. Также Суд постановил, что непереселение заявительницы в жилище, находящееся за пределами СЗЗ, в тот период, когда ее дом находился на ремонте, представляло собой не отдельный вопрос, а один из аспектов жалобы в связи с тем, что Череповецкий городской совет не переселил ее после вынесения в 1996 г. Череповецким городским судом соответствующего решения.

26 октября 2006 г. Суд вынес решение в пользу всех четырех заявительниц, отметив, что первая, вторая и третья заявительница находятся в том же положении, что и Надежда Фадеева, поскольку ни одна из них не была переселена и не получила компенсации расходов, связанных с переселением. Четвертая заявительница, г-жа Ромашина, в 2000 г. получила бесплатное жилье, находящееся за пределами зоны. Поэтому Суд сделал вывод, что ей пришлось переносить пагубное воздействие загрязнения в течение более короткого времени, чем остальным заявительницам.

Во всех четырех делах Суд установил нарушение ст. 8 и присудил всем заявительницам компенсацию нематериального ущерба: 7 тыс. евро первой заявительнице, 8 тыс. - второй, 8 тыс. третьей и 1 500 - четвертой. Компенсация материального ущерба не присуждалась, поскольку Суд постановил (аналогично решению по делу Фадеевой), что «заявительницы не смогли представить доказательств какого-либо материального ущерба в отношении периода, предшествовавшего вынесению данного решения» (ср. п. 140 решения по делу Фадеевой). Также заявительницам была присуждена компенсация расходов и издержек, связанных с судебным разбирательством.

Поделиться: