Кукаев против России (Kukayev v Russia, № 29361/02)

19.03.2009

Сын заявителя, Асланбек, проживал в Грозном, и с осени 2000 г. работал сотрудником милиции в отделе внутренних дел. В августе 2000 г. он поступил на службу в особое милицейское подразделение Управления внутренних дел. По словам заявителя, 26 ноября 2000 г. Асланбек на машине поехал на работу

Сын заявителя, Асланбек, проживал в Грозном, и с осени 2000 г. работал сотрудником милиции в отделе внутренних дел. В августе 2000 г. он поступил на службу в особое милицейское подразделение Управления внутренних дел.

По словам заявителя, 26 ноября 2000 г. Асланбек на машине поехал на работу вместе со своим коллегой Д. Оба они были одеты в камуфляжную униформу и имели при себе милицейские удостоверения.

Около полудня, когда они проезжали через центральный рынок, их задержали военнослужащие, проводившие в окрестностях рынка спецоперацию, и препроводили к командующему офицеру для установления личности. Затем их посадили в грузовик ГАЗ-66, где они увидели других задержанных чеченцев – сотрудников милиции. Когда грузовик подъехал к зданию бывшего пединститута, Асланбека и Д. вывели из машины. Некоторые из свидетелей видели, как шестеро военнослужащих федеральных сил вели их к зданию пединститута. Остальных задержанных повезли в грузовике дальше, и некоторое время спустя они услышали выстрелы. Вечером остальных задержанных отпустили.

Заявитель услышал о задержании своего сына в ходе спецоперации от соседа и немедленно поехал на встречу с его начальством в городе, где базировался особый отряд милиции (ОМОН). Там ему сказали, что его сын не явился на службу. Заявитель начал поиски и обращался в различные государственные органы. 12 декабря 2000 г. прокуратура г. Грозного возбудила следствие, которое было приостановлено 13 февраля 2001 г. и возобновлено 18 апреля 2001 г.

22 апреля 2001 г. член передвижного подразделения федеральных сил, базировавшихся в окрестностях педагогического института, обнаружил при обыске территории два тела. Были вызваны члены временного отдела внутренних дел и прокуратуры г. Грозного В тот же день заявителю сообщили об этом, а на следующий день он пошел в отдел прокуратуры и там узнал, что одно из тел принадлежит его сыну. В тот же день он забрал тела и похоронил своего сына.

12 мая 2001 г. следователь направил дело в военную прокуратуру на доследование. 28 мая 2001 г. производство по уголовному делу было прекращено из-за невозможности установить личность виновных. После этого производство по делу возобновлялось и откладывалось несколько раз. Следствие возобновилось снова в 2005 г., после того, как жалоба в Европейский Суд была коммуницирована российскому правительству. И после этого следствие неоднократно приостанавливалось и возобновлялось.

Жалоба была подана в Европейский Суд в апреле 2002 г. Заявитель жаловался в ней на нарушения следующих статей Конвенции: 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток) и 13 в связи с отсутствием эффективных средств защиты от нарушений ст. 2 и 3. 23 октября 2006 г. Европейский Суд по правам человека признал жалобу приемлемой.

15 ноября 2007 г. Суд вынес решение по существу данного дела.

В отношении нарушения ст. 2 Конвенции Суд признал установленным, что Асланбек Кукаев был задержан представителями государственных органов в ходе специальной операции 20 ноября 2000 г., взят под стражу и убит в тот же день. Поскольку ни утверждения правительства, ни предъявленные доказательства не дают оснований предположить, что после задержания Кукаева отпустили, Суд пришел к выводу, что он погиб, будучи задержанным федеральными силами. Тем самым государство несет ответственность за его смерть. Соответственно, имело место нарушение ст. 2 Конвенции. Суд также пришел к выводу, что власти не провели тщательного и эффективного расследования обстоятельств гибели Асланбека Кукаева и, соответственно, признал нарушение процессуального аспекта ст. 2.

Суд также постановил, что заявитель пережил страдания и беспокойство в результате исчезновения своего сына, а также отсутствия какой-либо возможности выяснить, что с ним случилось, или получить своевременную и полную информацию о ходе следствия. Суд заявил, что отношение властей к жалобам заявителя следует считать бесчеловечным обращением, не совместимым со ст. 3 Конвенции.

Суд также признал нарушение ст. 13 Конвенции в отношении допущенных нарушений ст. 2 и 3, а также отсутствие отдельных оснований для рассмотрения в отношении предполагаемого нарушения ст. 3 Конвенции.

Суд постановил, что имело место несоблюдение требований ст. 38 п. 1(а), поскольку правительство отказалось представить Суду запрошенные им документы.

Решение вступило в силу 2 июня 2008 г.

Поделиться: