Карабулакский суд Ингушетии оправдал начальника ГОВД в «деле Зелимхана Читигова»

09.11.2012

 Сам по себе факт того, что дело в отношении милицейских начальников не только появилось на свет, но и дошло до суда, уже величайшее событие Карабулакский суд на четвертый месяц раздумий наконец-таки выстрадал, выдавил из себя приговор в отношении полицейских начальников, пытавших Зелимхана

 Сам по себе факт того, что дело в отношении милицейских начальников не только появилось на свет, но и дошло до суда, уже величайшее событие

Карабулакский суд на четвертый месяц раздумий наконец-таки выстрадал, выдавил из себя приговор в отношении полицейских начальников, пытавших Зелимхана Читигова. Илез Нальгиев [на фото], бывший начальник криминальной милиции ОВД Карабулака, получил 8 лет колонии. Его непосредственный руководитель, экс-начальник ОВД Назир Гулиев, полностью оправдан. Прокурор для обоих фигурантов просил реальные сроки.

Сам по себе факт того, что дело в отношении милицейских начальников не только появилось на свет, но и дошло до суда,— уже величайшее событие. К тому же, не будем забывать, речь идет об Ингушетии, тут порядки особые. Однако печально, что смысловой доминантой приговора стал отнюдь не чудовищный случай с невиновным юношей, замученным в милиции,— а те самые особые ингушские порядки.

В двух словах о том, что случилось с Зелимханом Читиговым. 27 апреля 2010 года он, среди прочих мужчин, был задержан и доставлен в ГОВД Карабулака по подозрению в причастности к недавнему взрыву этого самого ГОВД. Тогда погиб и брат начальника криминальной милиции Нальгиева. Так что тот в следственных приемах себя не стеснял. Четверо суток задержанного Читигова подвергали жесточайшим пыткам, после которых, как признавался Зелимхану сам Нальгиев, на второй день люди либо умирали, либо брали на себя все, что им говорили.

Читигова, никак не умиравшего, в итоге разыскали родственники и выковыряли из ГОВД. В тот момент парень уже был совершенным овощем — тело в ожогах, ни говорить не мог, ни стоять. Не слышал в результате разрыва барабанной перепонки, не видел, т. к. после применения тока сильно упало зрение.

Чтобы хоть как-то обосновать инвалидность, полученную Читиговым в ОВД, против него было организовано уголовное дело. Якобы даже взрывное устройство в доме нашли. Однако вмешались правозащитники (Светлана Ганнушкина и «Мемориал»), и дело вскоре рассыпалось, т. к. склеено было крайне неаккуратно. С неопровержимыми фактами Ганнушкина дошла до главы республики Евкурова, после чего дело было заведено уже против милиции. Роль Светланы Алексеевны здесь нельзя недооценивать. Дело против милиции — исключительная ее заслуга, а вовсе не итоги блестящей работы ингушских правоохранителей.

И вот Илез Нальгиев и его начальник Назир Гулиев попали в подозреваемые, а потом и в обвиняемые. При этом стоит отметить: в пытках принимали участие и другие сотрудники милиции, и имена их известны, но до суда их следствие не дотащило. Видно, не было резона.

Причинение тяжких телесных повреждений (то есть пытки) на суде вменялись одному только Нальгиеву. Вины Гулиева в издевательствах над Читиговых обвинение не усмотрело. Хотя пытали человека непосредственно в отделе, которым он руководил, и в тот момент, когда он был на рабочем месте. Не слышать производственного шума он не мог.

Кроме того, экс-милиционерам вменяли еще кучу всего. Самое безобидное — подделку документов (речь идет о сомнительных дипломах о высшем образовании). А также превышение полномочий и злоупотребление ими.

Сами «карабулакские оборотни» в качестве реальной причинысобственного уголовного преследования выдвигали как раз «злоупотребление и превышение». В обвинительном заключении рассматривался случай, когда они задержали грузовик с нефтью вместе с сопровождающими, загнали его в отдели требовали выкуп. Но в той версии событий, которую я услышала от Нальгиева и Гулиева, они, будучи недавно назначенными на свои должности, якобы пытались пресечь воровство нефти с карабулакского нефтезавода. Истина, скорее всего, где-то посередине. Воровство нефти, безусловно, есть, общеизвестно, что курирует этот исконный промысел самая большая ингушская фамилия. Однако и Гулиев с Нальгиевым — не Робин Гуды. Они просто пытались расширить доходную базу на основании собственной причастности к службе в милиции. И не рассчитали, с кем связались.

Теперь самое печальное: почему суд не посчитал возможным посадить Назира Гулиева, бывшего начальника ГОВД Карабулака. Вот ведь штука: даже мне при встрече Гулиев, дипломированный юрист, много интересного из своей жизни рассказывал, не видя в своих рассказах «ничего такого». И одних этих фактов хватило бы лет на пять. А суд и обвинение решили иначе. Почему?

Гулиев, вообще говоря, простой парень, работяга, в недавнем прошлом электросварщик. В рост он пошел со сменой руководства республики. И вовсе, думается, не в личных его заслугах тут дело.

Гулиев — родной брат жены Увайса Евкурова, не последней фигуры в Ингушетии. Ну а Увайс Евкуров, в свою очередь, родной брат Юнус-Бека Евкурова, главы республики. Не знаю, есть ли какая-то связь между всеми этими фактами, однако ингушское общество — да и вся Россия— из этого дела могут извлечь однозначные уроки.

Источник: Новая газета (онлайн). 2012. 8 ноября