Европейский суд рассмотрит российский закон об экстремизме

18.05.2017

Согласится ли Суд с тем, что лозунг «Свободу не дают. Свободу берут» является призывом к экстремизму?

Казалось бы, что может быть экстремистского в лозунге «Свободу не дают. Свободу берут»? В далеком 2009 году, на самой заре эпохи хаотичного применения законодательства об экстремизме, прокуратура Новороссийска, а вслед за ней и российские суды посчитали, что этот лозунг является призывом к воспрепятствованию работе государственных органов. А такие призывы, согласно ст. 1 Федерального закона о противодействии экстремистской деятельности от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ, являются экстремизмом.

21 июля 2008 года был принят региональный закон «О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Краснодарском крае». Этот закон запрещает детям появляться после 10 часов вечера на улицах без сопровождения взрослых (п. 2 ст. 3 закона). Вадим и Тамара Карастелевы из Новороссийского Комитета по правам человека провели митинг с концертом 4 апреля 2009 года, направленный на привлечение внимания к закону. Именно на этой акции был использован лозунг «Свободу не дают. Свободу берут», который впоследствии и был признан экстремистским.

Во время аналогичной акции 18 апреля к Карастелевым подошли два школьника и стали расспрашивать о причинах пикета. Родители этих школьников написали в прокуратуру заявления на Карастелевых, а школьники дали показания, что Карастелевы призывали их к антиобщественным действиям, так как приглашали на публичное мероприятие против регионального закона. Это и послужило основанием для принятия мер прокурорского реагирования в виде предостережений и предупреждений о недопустимости экстремистской деятельности. Под ударом оказались не только Карастелевы лично, но и Новороссийский Комитет по правам человека, который не ликвидировали исключительно из-за технической ошибки прокурора. 

Карастелевы в российских судах пытались доказать, что в их действиях не было никакого экстремизма. Но суды согласились с прокуратурой. Это и послужило основанием для подачи жалобы в Европейский суд по правам человека 3 марта 2010 года.

Дело Карастелевых было коммуницировано Европейским судом в ноябре 2016 года. Суд задал представителям заявителей и российскому правительству вопросы относительно закона о противодействии экстремизму и возможности обжалования прокурорских предостережений. В частности, Европейский суд интересовало, насколько применение этого закона является предсказуемым и насколько вмешательство в права заявителей на свободу слова и собраний было обоснованным.

Применение российского антиэкстремистского законодательства за последние годы вызывает недоумение не только у российских юристов и правозащитников, но и у международных экспертов. Однако до сих пор Европейский суд не вынес ни одного решения относительно этого закона.

Юристы Правозащитного центра «Мемориал» Марина Агальцова и Дарья Бахарева, а также Джарлаф Клиффорд (Jarlath Clifford) из Европейского центра по правам человека подготовили ответы на вопросы суда, где объяснили расплывчатость российского антиэкстремистского закона и его хаотичное правоприменение.