Дело членов УНА-УНСО в Грозном: Карпюк потребовал удалить его из зала суда во время чтения его признаний – «не хочу слушать эту ложь»

30.10.2015

28 октября 2015 года в Верховном суде ЧР продолжилось слушание по делу граждан Украины Станислава Клыха и Николая Карпюка.

Напомним, что, по версии следствия, Клых и Карпюк были членами организации «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА-УНСО; организация признана экстремистской, ее деятельность запрещена на территории РФ) и в конце 1994 — начале 1995 года воевали против российских федеральных сил в составе вооруженных формирований самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия.

Дело ведет судья Вахит Исмаилов, Станислава Клыха защищает адвокат Марина Дубровина, Николая Карпюка — адвокат Докка Ицлаев. С 26 октября интересы Карпюка представляют еще два защитника: Илья Новиков, адвокат украинской летчицы Надежды Савченко, признанной ПЦ «Мемориал» политической заключенной, а также ее сестра Вера Савченко на правах общественного защитника. Сторону обвинения представляют прокуроры Юсупов и Блинников. Дело рассматривается с участием коллегии присяжных.

На заседании 28 октября присутствовал консул Украины Александр Ковтун. Адвоката Новикова не было; не явился и один из присяжных, его заменили запасным.

В начале заседания адвокат Докка Ицлаев заявил несколько ходатайств. Он просил не оглашать оставшиеся протоколы признательных показаний Карпюка, данных в ходе предварительного следствия, поскольку они получены под пытками и угрозами, а также исключить из дела ряд документов как недопустимые. Ицлаев не успел уточнить, о каких документах идет речь, так как судья его перебил и попросил предоставить ходатайства с обоснованием в письменном виде. При себе у защитника письменных ходатайств не было, он планировал подготовить их в перерыве. Решение по ходатайствам было отложено на вторую половину заседания.

Николай Карпюк, который на прошлом заседании был удален из зала суда, также присутствовал. Судья спросил, успокоился ли он. Карпюк ответил, что не хочет никаким образом касаться той лжи, что написали в протоколах следователи. Он, по его словам, глубоко верующий человек, проживший свою жизнь достойно, и отвечать ему только перед Господом.

Адвокат Ицлаев заявил еще одно ходатайство — он просил разрешить присутствовавшим на заседании журналистам вести видеозапись. Прокурор возразил, что, по его мнению, некорректно предавать гласности некоторые обстоятельства дела — например, описания жестоких убийств и пыток военнослужащих. Ицлаев ответил, что он не сомневается в профессионализме журналистов и они вполне понимают, что может травмировать публику, а что — нет. Адвокат Клыха Марина Дубровина поддержала Ицлаева и добавила, что в зале и так достаточно публики, а при таком подходе получается, что озвучивать показания, в которых описываются пытки и убийства, вообще нельзя. Общественный защитник Вера Савченко уточнила, что журналисты могли бы снимать не весь процесс, а только те моменты, которые разрешит судья. В удовлетворении ходатайства было отказано, причем судья даже не счел нужным как-либо обосновать отказ.

Во время заседания судья неоднократно делал замечания Вере Савченко и грозил запретить ей участвовать в процессе. Иногда это было оправданно: Савченко позволяла себе реплики в адрес судьи и относительно хода процесса. Но в других случаях замечания судьи ничем не были мотивированы. Например, общественный защитник молча сидела на своем месте, когда судья внезапно обратился к ней и заявил, что не видит смысла в ее присутствии в зале, так как, по его мнению, она не следит за процессом.

Прокурор продолжил чтение протоколов допроса Карпюка на предварительном следствии. Адвокат Ицлаев пытался возразить, что эти показания получены незаконным путем, однако судья его прервал: «Надо было готовить ваше ходатайство об этом раньше, у вас было достаточно времени». Как говорилось выше, в начале заседания адвокат пытался заявить такое ходатайство, но судья потребовал его в письменном виде во второй половине дня.

Был зачитан протокол допроса Карпюка на предварительном следствии, в нем речь шла об участии Карпюка в военных действиях, детально описывались убийства и пытки российских военнослужащих. Затем прокурор обратился к Карпюку с вопросом, его ли подпись стоит на протоколах, вновь требуя ответить только «да» или «нет».

Карпюк ответил, что не будет смотреть на документы, так как «не желает иметь ничего общего с этой ложью».

В протоколах неоднократно говорилось о деятельности УНА-УНСО и участии ее членов в военных действиях на стороне сепаратистов в ЧР. По мнению Ицлаева, сторона обвинения пытается представить эту организацию бандформированием, и адвокат попытался разъяснить присяжным, что это политическая организация, зарегистрированная в соответствии с законом Украины. Однако суд не дал ему такой возможности.

Гособвинитель продемонстрировал присяжным протоколы, поясняя, что везде на них стоят подписи и Карпюка, и его защитника. Сам Карпюк утверждает, что при его допросах адвокат не присутствовал, а протоколы подписывал задним числом.

Адвокат Клыха Марина Дубровина заявила протест в связи с тем, что показания Карпюка в протоколах допроса повторяются. Она посчитала, что нет смысла зачитывать их снова и снова. Судья отклонил это возражение.

Примерно в середине утренней части заседания Клых выступил с ходатайством отложить заседание из-за его плохого самочувствия. Судья распорядился вызвать «Cкорую помощь», но прерывать процесс не стал. Прибывшие медики определили, что у Клыха повышено давление, и объяснили это нервным напряжением обвиняемого, но посчитали, что он может продолжать участвовать в процессе.

Николай Карпюк потребовал удалить себя из зала суда на время озвучивания протоколов допроса, так как он «не желает слушать эту ложь». Адвокат Ицлаев хотел ходатайствовать об удалении своего подзащитного, но судья в очередной раз перебил его, пригрозив заменить на другого адвоката. По его мнению, защита «забегала вперед», у нее будет еще время сказать свое слово. Судья еще несколько раз сделал замечания Карпюку и в конце концов удалил его с заседания «за нарушение порядка».

Прокурор продолжил зачитывать протокол, при этом оглашая процессуальные моменты, например, что подсудимый признал свою вину. Докка Ицлаев заявил протест, и судья согласился с адвокатом.

В ходе заседания судья также сделал замечание адвокатам из-за того, что те совещаются между собой во время процесса. Дубровина и Ицлаев пытались объяснить, что им необходимо вырабатывать общую стратегию защиты, в том числе по возникающим в ходе процесса вопросам, но судья с ними не согласился. После этого был объявлен перерыв.

Вторая часть заседания проходила без присяжных, так как в ходе нее обсуждались ходатайства, ранее заявленные Ицлаевым. Подсудимый Николай Карпюк снова был в зале суда.

Судья попросил еще раз уточнить роль Веры Савченко на процессе. Та объяснила, что ее задача — сбор доказательств невиновности подсудимых на территории Украины и она представляет их интересы наравне с адвокатами.

Далее Николай Карпюк рассказал о том, какими именно методами были получены его признательные показания.

По его словам, на его теле до сих пор остались следы пыток: на пальцах — отметины от проводов, по которым подавался электрический ток, на запястье правой руки — от наручников и т. д.

По словам Карпюка, признание он согласился подписать только тогда, когда пытавшие его люди — как он полагает, сотрудники спецслужб — начали угрожать, что привезут в Россию его восьмилетнего сына и будут пытать в его присутствии, поскольку отпрыск такого человека лучшего не заслуживает.

По словам Карпюка, адвокат Л. Т. Мамукаева появилась 30 марта, почти через две недели после его задержания, когда все протоколы допросов уже были подписаны. В дальнейшем защита также не осуществлялась надлежащим образом, возможности пригласить своего адвоката ему не предоставили, не допускали адвокатов, нанятых его родными, принуждая писать заявления об отказе от их услуг. Карпюку, по его словам, не разъяснили право на защиту, так же, как и право не свидетельствовать против себя. По словам Карпюка, ему разъяснили только одно: на территории России у него нет никаких прав.

Затем адвокаты Дубровина и Ицлаев заявили ходатайство о «перекрестной защите» подсудимых и представили адвокатские ордера на представление интересов подзащитного своего коллеги: Дубровина — Карпюка, а Ицлаев — Клыха. Прокурор возразил, сославшись на то, что в показаниях Клыха и Карпюка есть противоречия и они обвиняются в разных преступлениях.

Судья признался, что впервые слышит о такой форме защиты как «перекрестная», на что Вера Савченко заметила, что учиться никогда не поздно. Судья удалил ее из зала и запретил в дальнейшем принимать участие в процессе. Карпюку судья посоветовал найти более компетентного защитника.

Вера Савченко, обратившись к председателю суда словами «неуважаемый судья», заявила, что Россия и Путин не имеют права вмешиваться во внутренние дела Украины и похищать ее граждан. Она завершила свое заявление фразой, вызвавшей ярость судьи. По его словам, Савченко сказал ему: «До свидания, чмо!», тогда как сама Савченко утверждала, что сказала: «До свидания, чмок!». Как бы там ни было, это «вежливое» прощание с председательствующим Вере Савченко стоило строгого выговора за оскорбление судьи с занесением в протокол.

В удовлетворении ходатайства о «перекрестной защите» было отказано.

Ицлаев заявил ходатайство о признании полученных в результате пыток доказательств недопустимыми и об уведомлении присяжных о том, что не нужно принимать во внимание протоколы допросов Карпюка, которые были зачитаны прокурором во время предыдущих заседаний вопреки возражениям защиты. К ходатайству были приложены новые показания его подзащитного.

Прокурор заявил ходатайство о проведении проверки по фактам пыток. Он заметил при этом, что это следовало бы сделать защите. Напомним, что адвокат подавал подобное ходатайство в самом начале судебного процесса, тогда в удовлетворении было отказано. Судья отложил вынесение решения по этому ходатайству до следующего заседания.

Клых пожаловался на состояние здоровья и попросил позволить ему давать показания на следующем заседании, адвокат Дубровина его поддержала. Судья согласился.

Следующее заседание назначено на 3 ноября в 10:30.

Программа: Горячие точки

В 2014 году граждане Украины Николай Карпюк и Станислав Клых были задержаны на территории России.